О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/President/m.143723.html

статья Береги шесть смолоду

Олег Буклемишев, 06.11.2008
Олег Буклемишев

Олег Буклемишев

Можно сколько угодно глумиться над многочисленными ляпами (как ввод флотилий НАТО в Черное море), благоглупостями (вроде неубиенного мирового финансового центра в Москве и нефти-газа за рубли) и несуразицами (типа обязательной ротации руководящих партийных аппаратов) произнесенного 5 ноября в Георгиевском зале Кремля безмерно затянутого и насквозь фальшивого текста. Можно потешаться над новыми "приметами оттепели": над заменой никогда не применявшегося "ценза оседлости" сенаторов на значительно менее жесткий для отставных олигархов "депутатский ценз", над крайне странной идеей подарить 1-2 мандата разным "Народным волям" и "Правогражданским демсилам" и прочей малозначимой "косметикой".

Но все это безусловно меркнет перед главной новацией первого послания Дмитрия Медведева дворовой челяди, urbi et orbi - предстоящим первым и вовсе не косметическим изменением российской Конституции 1993 года. Изменением, направленным на увеличение сроков полномочий Думы и президента России. (Для отчета ЭТОГО правительства, вопреки всему умудряющегося не замечать накатывающегося на страну тяжелого и долгого экономического кризиса, перед ЭТОЙ Думой, не допущенной даже к обсуждению бюджета, никакого изменения Конституции, строго говоря, не требуется.) То, над чем столь очевидно мучился бывший президент Путин, для молодого либерального юриста устойчивых демократических убеждений оказалось не столь уж и сложным. По крайней мере внешне.

Но вот зачем? Именно этот вопрос является ключевым для понимания смысла и сути только что зачитанного послания.

Ведь не прошло и года после весело и нагло проведенной операции по "демократическому обновлению ключевых властных институтов", не без явного или скрытого удовольствия проглоченной равно российскими и международными записными "демократами". Ведь не остыли еще чернила ранее сделанных правок федерального законодательства о выборах и партиях, напрочь закрывших путь к власти и в центре, и в регионах всем, кто не присягнул на верность нынешним руководителям страны и, стало быть, не разделил с ними ответственности и за прошлые, и за будущие славные дела.

Ведь ныне броня крепка, и танки наши быстры, и как никогда крепок и един монолит силовых структур и судов, журналистов и политологов, избирательных комиссий и политических партий, общественных палат и социально ответственного бизнеса, успешно и небескорыстно окормляющих деятельность власть имущих.

Ведь денег в стране по-прежнему завались, а нефть пусть и не по 140, но и не по 25 же, и все эти шредеры и мендельсоны по-прежнему толпятся в прихожей. Ведь до очередных выборов 2011-2012 годов еще ой как далеко, а процедура принятия поправок в Конституцию займет в самом плохом случае пару-тройку месяцев.

Зачем же все-таки понадобилось увеличивать сроки полномочий президента (Дума тут очевидно для камуфляжа и явно не в счет) именно сейчас? У автора этих строк нет точного ответа на этот вопрос (не исключено, правда, что точного ответа нет и у авторов "шестерки"). Попробуем погадать.

Первые догадки торчат из весьма неубедительной аргументации самого г-на Медведева, который ссылается на необходимость противодействовать глобальному кризису и трудностям конкурентной борьбы, модернизировать армию и управлять гигантской и сложной страной, при этом укрепляя демократические институты и поддерживая стабильность. Все перечисленное, надо сказать, в изобилии имелось и раньше - кроме одного: глобального финансового кризиса.

Итак, в верхах могли наконец внять гласу уже долгое время впустую вопиющих наемных буржуазных спецов и осознать всю силу и амплитуду предстоящих социально-экономических завихрений. Тогда логично было бы предположить, что там сочли за благо реализовать давно намеченный сценарий и "застолбить власть", пока обстановка еще более или менее спокойна.

Но ведь шесть лет - это не для нынешнего, а для будущего президента. Вполне логичное объяснение выглядит так: в условиях очевидно нарастающей неустойчивости установившейся властной конструкции, ощущая спинным мозгом нелинейность будущей траектории развития, "нацлидер" мог пожелать иметь карт-бланш, чтобы в любой момент сбросить ненужные фигуры с доски и вернуться всерьез и надолго.

Действительно, зачем впредь подвергать себя процедурам непонятного в принципе целевого предназначения (выборам) чаще чем раз в шесть лет (как, например, друг команданте - нацлидер Венесуэлы)? Ведь все "элиты" - от Чубайса до Рогозина - и так обеими руками за! В таком случае досрочные президентские выборы по новым правилам, видимо, могут состояться уже будущей весной.

Невероятно? Отнюдь нет.

Заметим, что не столь уж редкие предложения об удлинении президентского срока до шести лет в США (тоже ведь большая и сложная страна, вынужденная бороться с глобальным кризисом), в отличие от случая с тем же команданте, обычно сопровождаются жестким запретом на переизбрание. Мол, президент с одним длинным сроком не связан электоральными соображениями и может спокойно работать на будущее. Главное возражение американских оппонентов этих конституционных новаций таково: шесть лет для успешного президента слишком мало, а для плохого - слишком много.

Наша беда даже не в том, что о запрете переизбрания никто и не смеет заикаться. Беда и не в "нацлидере" как таковом. Беда в том, что в условиях выстроенной в России косной и неконкурентной государственной системы и ее все время вскрывающихся новых достижений нет никаких оснований считать, что новый президент-шестилетка будет сколько-нибудь успешным.

Отныне наше самовластие гарантированно ограничено не удавкой, а кризисом: только он будет определять, когда наступит президентское "слишком-слишком много". Это значит, помимо всего прочего, что мы постоянно будем вкручиваться в спираль ухудшающейся ситуации, из которой нет нормального цивилизованного выхода. Любые кризисы тем самым будут у нас доходить до самых печенок, выливаясь в настоящие политические потрясения.

Более того, никто не поручится, что "терминатором" не станет уже нынешний кризис. А терминатору, собственно, все равно - четыре года или шесть.

Кстати, а почему запросили только шесть, когда могли бы легко заявить и семь, и восемь?

Олег Буклемишев, 06.11.2008


новость Новости по теме