О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

новость По московскому делу "Артподготовки" дали от 7 до 8 лет строгого режима

22.01.2019
Слева направо: Олег Иванов, Сергей Озеров, Олег Дмитриев. Фото: rg.ru
Слева направо: Олег Иванов, Сергей Озеров, Олег Дмитриев. Фото: rg.ru
Реклама

Коллегия Московского окружного военного суда в составе Евгения Зубова (председательствующий), Юрия Чепелева и Алексея Гринева вынесла обвинительный приговор по второму сфабрикованному в столице "террористическому" делу "Артподготовки". Об этом сообщает корреспондент "Граней" из зала суда.

46-летний Сергей Озеров и 39-летний Олег Дмитриев осуждены к восьми, а 41-летний Олег Иванов - к семи годам строгого режима; все трое - с годовым ограничением свободы по отбытии сроков. Они объявлены виновными по части 1 статьи 30 - пункту "а" части 2 статьи 205 УК (подготовка к теракту группой лиц по предварительному сговору).

В прошедших 18 января прениях сторон прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Москвы Эльвира Зотчик запросила для каждого из подсудимых девять лет строгого режима.

При этом от второго инкриминированного фигурантам обвинения - по части 2 статьи 205.4 УК (участие в террористическом сообществе) - чиновница отказалась. Она пояснила, что принадлежность подсудимых к некоей сплоченной группе не доказана: двое жили в одном городе, третий - в другом, а вместе общались они недолго. Судьи ходатайство Зотчик удовлетворили, прекратив преследование фигурантов по статье 205.4 и признав за ними право на реабилитацию.

Никто из троих политзеков вину не признал. Озеров, выступая 18-го числа с последним словом, заявил: "Не представлены ни видео, ни аудио наших действий, что мы что-то делали. Тратятся огромнейшие деньги, но нет ни одной камеры. Они везде есть на подъездах - нам не представили ни одной. Только показания людей, которые сказали и сами не поняли, чтó говорили. У меня даже такое создавалось впечатление, что как будто они виновны, они оправдываются".

Дмитриев напомнил, что дело сфабриковано в результате провокации, в которой участвовали Надежда Петрова (известна также под фамилиями Белова, Есаулова и Швачко) и Вадим Майоров, и потребовал их наказать их. "Я неоднократно заявлял в суде о продлениях и следователю (УФСБ по Москве и Подмосковью Сергею Салихову. - Ред.), что я не состоял и не состою ни в каких в партиях, организациях и ячейках, я не имею спецподготовки и навыков конспирации, не нарушал законов и не собирался это делать, тем более теракты", - подчеркнул политзек.

Иванов, выступивший с последним словом в понедельник, также заявил о провокации и потребовал оправдательного приговора.

Лидера "Артподготовки" Вячеслава Мальцева изо всех трех фигурантов в последнем слове упомянул только Дмитриев - как ведущего youtube-канала "Плохие новости", - причем ни имени, ни фамилии "ведущего" он не назвал.

Согласно фабуле дела, как изложила ее в прениях прокурор Зотчик, обвиняемые "ориентировались на Майдан", а прибыв в Москву, 31 октября - 1 ноября 2017 года "сорганизовались между собой". Руководителем группировки Зотчик назвала Петрову. Озеров якобы "приискал канистру" и вместе с двумя другими подсудимыми изготовил 13 коктейлей Молотова. "Планировали устроить поджог одного из органов власти, но конкретного объекта не было, потому что подсудимые плохо разбираются в географии Москвы", - заявила прокурор.

Показания политзеков о том, что коктейли Молотова к ним в квартиру принес провокатор Майоров, Зотчик назвала "попыткой ввести суд в заблуждение". Так же она расценила и заявления подсудимых о давлении в ходе следствия.

Интересы Озерова в процессе представляли адвокат Алексей Веселов и общественная защитница Инна Холодцова. Дмитриева защищал адвокат Николай Фомин, а Иванова - Александр Борков.

В прениях защита отметила, что в бутылках, фигурирующих в деле, был чистый бензин, тогда как для использования в коктейлях Молотова он должен быть смешан с другими веществами. Адвокаты также обратили внимание, что подсудимые курили в комнате, чего не стали бы делать, зная о находящихся на балконе бутылках с бензином, заткнутых тряпками. Кроме того, подчеркнули защитники, на части бутылок отпечатки пальцев вовсе отсутствуют.

Все трое политзеков - рабочие, в октябре 2017 года прибывшие в Москву для участия в "революции", назначенной Мальцевым. Озеров - житель Краснодара (прописан в Арзамасе, Нижегородская область); Дмитриев и Иванов в разное время приехали из татарского города Альметьевска. Активисты посуточно сняли комнату в двухкомнатной квартире в городе Московский в черте Новой Москвы; соседнюю комнату занимали другие рабочие, в основном из Узбекистана.

Именно Петрова убедила Дмитриева поселить в комнате Майорова. Тот в первый же день поинтересовался у соседей, как переделать стартовый пистолет Макарова для стрельбы боевыми патронами. Озеров предупредил: "Чтобы никаких пистолетов на квартире".

Вечером 1 ноября все четверо - Озеров, Дмитриев, Иванов и Майоров - находились дома. Около 22:30 в комнату ворвались вооруженные спецназовцы. Всех четверых положили лицом в пол. Проследовав на балкон, визитеры разбили принесенную Майоровым бутылку с бензином, о которой активистам известно вовсе не было.

Затем оппозиционеров начали по одному выводить на кухню и там пытать током. Дмитриеву подключили клеммы в область почек; после этого он неделю мочился кровью.

Далее задержанных повели из квартиры в автозак. Майоров, которого выводили последним, сбежал. Один из силовиков заверил, что беглеца поймают. Ранее сообщалось, что ни в административных протоколах о неповиновении полиции, сфабрикованных на активистов той же ночью, ни в уголовном деле Майоров не фигурирует. Однако адвокаты политзеков в прениях отмечали, что первоначально провокатор также проходил по делу, но затем его преследование прекратили.

Оформлять протоколы оппозиционеров доставили в ОП "Щербинский". Там их снова пытали.

На другой день Озерова, Дмитриева и Иванова отправили под административный арест на 15 суток.

16 ноября, сразу по выходе из спецприемника № 1 в Зюзине, оппозиционеров задержали по уголовному делу и после суда отправили в СИЗО. Дело открыл СКР, однако уже в декабре 2017-го следствие передали ФСБ.

Слушания по существу дела продолжались с 26 ноября 2018 года. Обвинение в значительной степени основывалось на показаниях засекреченного свидетеля под псевдонимом Максим Максимов.

Также в процессе выступил Андрей Кептя, фигурант первого столичного "террористического" дела "Артподготовки" (до суда, насколько известно, еще не дошло), который дал показания против двух других обвиняемых - Юрия Корного и Андрея Толкачева. На допросе по нынешнему делу Кептя сообщил, что ни с кем из подсудимых не знаком, а в своих показаниях описывал планы Мальцева "закидать сотрудников правоохранительных органов, деморализовать".

Петрова 5 ноября 2017 года, в день "революции" Мальцева, была задержана на Манежной площади Москвы - месте сбора активистов. После оформления протокола ее отпустили под обязательство о явке в суд. После этого она эмигрировала. Несколько дней спустя Петрову заочно арестовали по первому "террористическому" делу "Артподготовки", а 3 августа 2018-го - по делу Озерова - Дмитриева - Иванова.

Первоначально Петрова подала ходатайство о предоставлении политубежища в Австрии, но получила отказ. Тогда она переехала во Францию. 13 октября 2018-го эмигрантку задержали в Ницце, но после беседы с прокурором освободили.

Мальцев как раз в те дни, когда начался суд над Озеровым, Дмитриевым и Ивановым, объявил, что получил политическое убежище во Франции.

22.01.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей