О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Три года "Норд-Оста": говорят заложники

26.10.2005
Родственники погибших у памятника на Дубровке. Фото Д.Борко/Грани.ру
Родственники погибших у памятника на Дубровке. Фото Д.Борко/Грани.ру
Реклама
справка Справка

Заявление региональной общественной организации "Норд-Ост"

Президенту РФ господину Путину В.В. от РОО "Норд-Ост".

ЗАЯВЛЕНИЕ

Владимир Владимирович!
Региональная Общественная Организация содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост", в состав которой входят пострадавшие при терактах: захвата террористами зрителей во время мюзикла "Норд-Ост" (г. Москва, 2002 г.); захвата террористами учеников, учителей и родителей в школе #1 (Северная Осетия, г. Беслан, 2004 г.); взрывов домов на ул. Гурьянова и Каширском шоссе (г.Москва, 1999 г.); взрыва самолета "Ту-154" "Москва-Волгоград" (2004 г.), взрыва самолета "Ту-134" "Москва-Сочи" (2004 г.) – обращаются к Вам лично со следующим заявлением:
"Норд-Ост" - прошло три года... Следствие не нашло тех, кто виноват в гибели людей, но уверенно определило значение "успешной" победы как сохранение "авторитета России на международной арене". Имидж страны поддерживает гора трупов мирных граждан?! - есть ли предел такому цинизму?!

За годы Вашего правления Вы четко держите свое знаменитое обещание: "Мочить в сортире!"... И, видимо, поэтому при терактах главной целью для государства становится убийство всех террористов, не оставляя ни одного в живых, чтобы допросить, чтобы судить по закону, чтобы узнать правду о подготовке теракта, дабы не последовали другие, аналогичные или еще страшнее. Но самое страшное, что вместе с террористами во время спасательных операций, Вы "мочите" ни в чем не повинных людей. И сколько будет жертв – значения не имеет. Спасение всех заложников не ставится в первоочередную задачу.

Поэтому Прокуратура не заинтересована в расследовании терактов в полном объеме и вместе с Вами лично оставляет за собой право утверждать и доказывать, что газ был безвредным, никто от газа не пострадал, "Шмели" не сжигали детей в Беслане и все погибшие заложники умерли из-за того, что сидели в неудобных позах...

А мы уже третий год ищем ответ на вопрос: "Кто же дал команду испытать почти на тысяче живых людей газ, превратив их в подопытных кроликов?!"...

При встрече с представителями Комитета "Матери Беслана" Вы, глядя им в глаза, заявили, что Вас плохо информируют и, что Вы просто не знали ни о "Шмелях", которыми сжигали заживо детей, ни, видимо, и о газе-убийце. За три года мы четко поняли, что Кремлевская стена - слишком высока, и за ней хранится Ваш покой и делается все, чтобы не тревожить по пустякам, какими-то терактами, Президента.

Но мы, пострадавшие на Дубровке, решили помочь Вам, и поделиться информацией о расследовании теракта, которая стала нам доступна:
1. Материалы следствия позволили "подкорректировать", количество погибших: не менее 174 заложников. (129 "замершая" цифра 3-хлетней давности.) Непонятно: кто так ошибся в арифметике и почти три года "прятал" 45 погибших!

2. По заключениям мед экспертов о смерти заложников представилась возможность оценить свойства "безобидного газа". Все жизненно – важные органы после штурма у погибших претерпели необратимые изменения, несовместимые с жизнью: "внезапная сердечная смерть", "синдром быстро наступившей смерти" и "синдром внезапной смерти" - вариации причин "коллективного" летального исхода заложников из протоколов медэкспертиз - вряд ли требуют комментарий.

3. Шокирующим откровением стала информация о том, как "спасали": более 40 погибшим медицинская помощь "не досталась" - им вообще не было оказано никакой медицинской помощи! (эта цифра увеличится после анализа экспертиз всех погибших).

4. Заложники, из тех кому посчастливилось выжить, не остались "без сувениров" от газовой камеры: часть из них потеряли слух или память, другие приобрели язву или астму.

5. Расследование не сумело доказать абсолютную необходимость штурма, обнажив бессмысленность чудовищной операции. После газовой атаки террористы оказали жестокое сопротивление спецназу, но не уничтожали заложников и не взорвали здания.

Приведенные здесь материалы противоречат и опровергают, и Ваше утверждение, господин Президент, о свойствах "газа" и его последствиях, прозвучавшее, на встрече с журналистами в 2003 году: "Газ не был вредным, он был безвредным. И он не мог причинить какого-либо вреда людям... Во время операции не пострадал ни один заложник".(!?)

В октябре 2002 года, во время событий Норд-Оста, было нарушено право на жизнь наших родных и близких. Прошло три года и хотя формально следствие продлено, мы, пострадавшие "Норд-Оста", считаем результаты расследования необъективными и рассматриваем их как нарушение конституционного права на независимое объективное расследование. В связи с этим, мы обращаемся к Вам, Президенту страны, Гаранту Конституции с требованием проведения независимой экспертизы обстоятельств трагедии и ее последствий с участием экспертов из международных организаций в соответствии с положениями принятыми Конвенцией содружества государств, членом которого является Россия. Мы также оставляем за собой право обратиться к мировому сообществу для определения законности и абсолютной необходимости применения спецсредства и ответственности государства за действия его представителей, повлекшие масштабную гибель мирных граждан.

Сегодня, в день памяти и скорби по погибшим, в годовщину трехлетия со дня событий на Дубровке, мы, потерпевшие при терактах, заявляем Вам, что мы требуем доведения уголовного дела по "Норд-Осту", Беслану и другим терактам до судебного разбирательства и не позволим списать его в архив.

Мы требуем наказания руководителей штабов, возглавлявших операцию штурма на Дубровке, виновных в гибели, допустивших халатность при спасении заложников.

Мы требуем ухода с постов тех, кто не информирует Вас о происходящих терактах в полном объеме и, видимо, делает все, чтобы скрыть тайны "Норд-Оста", Беслана и других терактов.

Мы требуем от Вас, Президента страны, полного признания и своей личной вины за гибель наших детей, родных и близких и оглашения всей правды истинного преступления в "Норд-Осте".

Мы устали жить во лжи... И мы заявляем, что ничто не остановит нас идти дальше в поисках правды. Мы будем идти до конца.

Москва, 23.10.2005 года.
По поручению всех членов РОО "Норд-Ост"

СБОР ПОДПИСЕЙ ПОД ОБРАЩЕНИЕМ К ПУТИНУ

В дни трехлетней годовщины трагедии на Дубровке бывшие заложники и родственники погибших провели пресс-конференцию, рассказав о том, в каком состоянии на данный момент находится расследование и как себя чувствуют бывшие заложники. Грани.Ру публикуют фрагменты их выступлений.

Татьяна Карпова, мать погибшего Александра Карпова, сопредседатель РОО "Норд-Ост":

В этом году у нас в "Норд-Осте" прибавление, две бывшие заложницы родили. Но они вынуждены сейчас ходить по поликлиникам. С этих девчонок взяли подписку, что они не будут рожать пять лет. Но никому нет дела до того, что подписку у них брали после штурма, когда они были в шоковом состоянии и по бумаге, на которой ставилась подпись, их рукой водили.

Молодых людей, бывших заложников, забирают в армию. Ребята пытаются предъявить аргументы, что их травили газом. На это врачи отвечают, что за три года газ уже весь вышел, но это не правда. Через три года газ начал действовать в огромных масштабах на здоровье бывших заложников - они страдают язвой желудка, астмой, потерей слуха (12 человек оглохло полностью) и памяти и другими заболеваниями.

Ребята, прошедшие "Норд-Ост", ожесточены, они готовы мстить за любимую, погибшую девушку, за погибшую мать. Власть не задумывается над тем, что если у них в руках появится оружие, то может случиться беда. Им нельзя давать оружие в руки. Это просто очень опасно. Прошедшие плен не должны идти в армию и это должно быть закреплено законом. Неужели, если в армию не пойдет 40 ребят, государство что-то потеряет?

Павел Финогенов, брат погибшего в театральном центре на Дубровке Игоря Финогенова:

Изначально всех жертв трагедии беспокоила плохая организация медицинской помощи, но после изучения материалов следствия перед потерпевшими открылся ряд фактов, которые были более страшными. Оказалось, что террористы после применения газа оказывали ожесточенное сопротивление спецназу в течение часа. Террористы обстреливались из автоматов и пистолетов. Спецназ проник в здание в 6.40 утра. Между тем, на "Эхо Москвы" в 5.30 поступил звонок от заложников, что пустили газ. Но наверняка газ пустили еще раньше.

Террористов, после того как применили газ, убивали незаконно. В отсутствие живых террористов следствие затягивается и нет необходимости рассмотрения дела в суде. Скорее всего, власть опасается, что данные следствия и суда просочатся в СМИ.

В течение трех дней трагедии власть создавала иллюзию переговоров с террористами, но на самом деле их не вела. Ни одно из требований террористов выполнено не было. Не предпринимались даже какие-либо попытки начинать выполнять их требования.

Применение газа оправдывали тем, что опасались взрыва. Вся вина была списана на террористов. Но они более часа оказывали сопротивление, и за это время они могли взорвать бомбы. Но они не стали убивать заложников. Не пытались взорвать себя и женщины-террористки.

Мы делаем вывод, что убийства покрывает вся система государственной власти. Мы видим эти преступления. За нашу безопасность в Госдуме отвечает господин Васильев, который руководил этой спецоперацией и на совести которого погибшие в "Норд-Осте" люди. Как может убийца отвечать за безопасность людей?

Мы обращались к Устинову, чтобы он взял под контроль расследование теракта, но наши просьбы игнорировались. Наш гарант конституции на деле не отвечает ни за что, ни за кого. Происходит уничтожение государства, но мы не хотим этого. Не хотим быть на стороне ни врагов, ни предателей.

Дмитрий Миловидов, отец погибшей Нины Миловидовой, член координационного совета РОО "Норд-Ост":

Рассматривая материалы уголовного дела, мы обнаружили, что было сделано много грамотных, квалифицированных экспертиз, которыми развеиваются многие мифы "Норд-Оста". Например, первоначально объявлялось, что взрывчатки было в здании две тонны, потом говорили о 500 кг, а потом 200, а итоге, как показывают материалы следствия взрывчатки было 76 килограммов, причем не все заряды были готовы для употребления. Не были изготовлены инициирующие элементы, не вставлены детонаторы, следствие представило экспертизе только три годных батарейки. Мало того, экспертами научно-технического управления ФСБ опровергнута неизбежность разрушения здания при взрывах. Также следствие пришло к выводу, что газ не обладал мгновенным действием, террористки во время штурма не пытались взорвать устройства. Только через 10 минут вещество начинало действовать.

Женевская конвенция допускает применение химических средств для разгона митингов и беспорядков. Но для этого допускается применение только раздражающие вещество. Примененное на Дубровке вещество относится к классу обездвиживателей, инкопосситанов, применение и хранение этих веществ, строжайше запрещено Женевской конвенцией. Марк Виллис, профессор Университета Дэвиса, специалист по "нелетальному оружию", консультант фильма ВВС "Осада московского театра", в январе в 2004 года подтвердил, что у заложников было токсическое поражение. Заложникам должны были оказать помощь в течении двух минут, но какие две минуты? Заложникам оказали помощь через три часа. Он очень был удивлен тому, что в "Норд-Осте" после применения этого газа были живые люди, умереть должны были все.

После "Норд-Оста" власти должны были поставить крест на применении наркотических средств, но, как нам стало известно, газ хотели применить в Беслане. Врачей Беслана проинструктировали, что заложникам надо ставить укол, который будет выводить фентанил, если этот газ будет применен. Но газ не стали применять, а вот врачам отбой не дали и они 53-м детям укол поставили, а это было строго противопоказано, потому что дети были обезвожены. Родители были поражены, когда получили тела детей, на которых не было физических повреждений.

В 2005 году Минздрав опубликовал регистр лекарств, в котором фентанил категорически запрещено применять женщинам детородного возраста, пациентам с массой тела менее 50 килограмм, обезвоженным пациентам.

Светлана Губарева, бывшая заложница, в Театральном центре погибли ее 13-летняя дочь Саша Летяго и жених Сэнди Букер:

Мне приходится слышать слова журналистов о том, что они не знают, что произошло в "Норд-Осте". По их мнению, "процесс по "Норд-Осту" заменен исками адвоката Трунова к правительству Москвы по факту материальных выплат". Мы собрались сегодня здесь, чтобы прояснить сложившуюся ситуацию.

Как известно, следствие по уголовному делу #229133 в очередной раз продлено до 19.12.2005. Но это не означает, что мы ждем, сложив руки, окончания следствия.

Прокуратурой г. Москвы в декабре 2002 года и октябре 2003 года вынесены, я бы сказала, судьбоносные постановления о невозбуждении уголовных дел против спецслужб и медработников, в которых проведенная операция признается успешной и полностью отрицается чья-либо вина за смерть наших близких.

У меня в руках одно из этих постановлений – о невозбуждении уголовного дела против медработников, с которым меня должны были по закону ознакомить еще в начале 2003 года. Но прокуратура упорно скрывала его от нас до ноября 2004 года, мы получили такую возможность только благодаря упорству судей Сусиной и Васиной.

Три года назад, 25 октября 2002 года, сидя в захваченном террористами зале театра, мы надеялись, что все останемся живыми. Но престиж и политика государства оказались приоритетами. Можно ли не ужаснуться такому изысканному кощунству - имидж страны поддерживается горой трупов мирных граждан?! Ложь, упакованная в государственную тайну, приватизированную Кремлем – вот результат трехлетнего расследования "Норд-Оста".

Казалось бы, в интересах государства провести тщательное расследование, чтобы не повторилось подобное безумие. 3 года прокуратура ведет расследование, и за эти 3 года я не получила ответа ни на один из вопросов, которые задавала как руководителю следственной группы г. Кальчуку, так и в письменных обращениях в органы прокуратуры России. Создается такое впечатление, что все мы – бывшие заложники живые и мертвые, родственники заложников - для прокуратуры никто. О качестве проводимого расследования свидетельствуют противоречия, которыми изобилуют постановления прокуратуры. Я позволю себе заострить внимание на некоторых из них:

  • В постановлении отсутствуют какие-либо сведения об обстоятельствах смерти заложников.

  • Следствием так достоверно и не установлено количество погибших заложников. Согласно постановлению (стр.10) общее число погибших якобы составляет 129 человек. Однако согласно приведенным в этом же постановлении данным о погибших по показаниям руководителей медицинских учреждений количество заложников, смерть которых констатирована в больницах (помимо 114, чья смерть была констатирована на месте происшествия, Ольги Романовой, расстрелянной террористами, и 6 заложников, скончавшихся через различное время после доставления) составляет:

    - ГКБ #13 – 36 человек
    - ГКБ #7 – 15 человек
    - ГВВ #1 – 8 человек

    Таким образом, количество погибших получается не 129, а как минимум 174 человека. Кроме того, в постановлении еще отсутствуют данные о количестве погибших в других больницах – смерть моей дочери констатирована в ГКБ #1, Даши Фроловой – в ГКБ 53, Кристины Курбатовой – больнице Святого Владимира. Так сколько заложников погибло – 130? 174? А может быть, еще больше?

  • Всем выжившим заложникам ставится диагноз "отравление веществом наркотического действия", а по заключению экспертов примененное вещество не имеет отношения к гибели заложников. Их смерть списывается на воздействие комплекса неблагоприятных факторов, хотя от этих самых неблагоприятных факторов за 57 часов вплоть до газовой атаки, до применения "спецсредства" не погиб ни один человек. Заключение ВЦМК "Защита" свидетельствует о том, что имело место применение высокотоксичного вещества (цитирую): "Отягощающими обстоятельствами для оказания медицинской помощи также явились: высокая концентрация химического вещества, приводящая к моментальным летальным исходам" (том 1 лист дела 162). Кто ошибается – врачи или эксперты? Или правда преднамеренно скрывается?

  • Из постановлений прокуратуры следует, что следствием так и не установлено, какое вещество было применено, тем не менее, делается вывод о его безвредности. Более того, прокуратура не ставит перед собой задачу выяснить, какое вещество было применено. Ведь не с улицы же забежал бандит с баллоном газа – его применили государственные службы. Чего уж проще – послать запрос в соответствующие организации. Почему до сих пор скрывается состав примененного вещества, лишая нас, заложников, прошедших через организованную спецслужбами газовую камеру и получивших по "букету" болезней, возможности эффективного лечения?

  • Прокуратура утверждает, что сортировка освобожденных заложников производилась по степени тяжести. Как же тогда можно объяснить тот факт, что моя 13-летняя дочь была доставлена не в детскую больницу, ни в ближайшую к месту трагедии больницу, а ГКБ #1, находящуюся достаточно далеко от места трагедии и не имеющую вообще детских отделений?

  • Прокуратура делает вывод о своевременности оказания медицинской помощи всем заложникам. На сегодняшний день мы собрали данные 51 комиссионной экспертизы. В 40 из них написано, что данных об оказании медицинской помощи нет. Даже если считать, что остальным 77 погибшим заложникам помощь оказывалась, то получается, что каждому третьему погибшему заложнику медицинская помощь не оказывалась вообще. Не хватило врачей для оказания помощи детям: 13-летним Кристине Курбатовой, Арсению Куриленко, Даше Фроловой, 14-летней Нине Миловидовой. Не дождались помощи Сергей Барановский, Александр Карпов, Маша Панова, Алексей Александров, Антон Кобозев, Александр Старков, Сэнди Букер. Этот скорбный список можно продолжить. А вот Игорю Финогенову достался врач-кудесник – он оказывал помощь раньше, чем поступил вызов к пострадавшему, он умудрился сделать внутрисердечный укол, не оставив никаких следов на теле Игоря. Отравленные заложники умирали, не дождавшись помощи.

  • Заключения о причинах смерти заложников похожи друг на друга, как близнецы-братья. Причиной летального исхода, как установили эксперты, явилась "совокупность факторов": отсутствие воды (грубая ложь!), стресс, серьезные хронические заболевания и длительное неудобное положение. Из этого следует, что все погибшие, включая детей и артистов-танцоров, были серьезно больными пациентами и по досадной ошибке пришли на развлекательное шоу, а не на прием к врачу. Спецсредство как источник поражения всерьез не рассматривается – "имеет лишь опосредованную связь со смертью".

  • 20 сентября 2003 года президент Путин, отвечая на вопросы журналистов, повторил эту кощунственную ложь: "Эти люди погибли не в результате газа, потому что газ не был вредным, он был безвредным. И он не мог причинить какого-либо вреда людям. Люди стали жертвами ряда обстоятельств – обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании". Однако патологоанатомы не обнаружили признаков хронических заболеваний у 14-летней Нины Миловидовой, Натальи Маленко, Игоря Финогенова, Натальи Жировой, Ипатовой. Стресс относят к отягчающим обстоятельствам, хотя исследования подтверждают, что стрессы, на самом деле, способствуют выработке в нашем организме огромного количества защитных веществ.

  • В 39 случаях ставится диагноз ВСС, СБНС. Но в таких случаях вскрытие не показывает никаких патологических изменений в организме, наоборот, умерший был бы абсолютно здоров. При патологоанатомических исследованиях погибших заложников обнаружены необратимые явления практически всех внутренних органов – отек легких, головного мозга, полнокровие внутренних органов.

  • И еще. Официальное количество террористов – 40 человек, 19 женщин и 21 мужчина. Но я сама лично помимо 19 женщин в партере видела еще как минимум 4 женщин на балконе. А от Бараева слышала, что их пришло в театр 54.

Отсутствие беспристрастной правовой оценки действий спецслужб, организации и проведения спасательных работ, сокрытие важных для расследования фактов случившегося в "Норд-Осте", возможно, и привело к еще более страшной трагедии в Беслане, где погибло уже более 300 человек, половина из которых дети.

Еще до окончания следствия, до выяснения обстоятельств, за "Норд-Ост" были розданы награды и поощрения. Как я полагаю, эти люди теперь будут делать все, чтобы не пришлось награжденных наказывать и сажать. За свое благополучие они будут сражаться до конца.

Святая обязанность прокуратуры – защищать интересы пострадавших, а не интересы чиновников, проводить объективное беспристрастное расследование, выявлять, а не скрывать виновников любой случившейся трагедии. Ложь в устах работника прокуратуры при исполнении служебных обязанностей это не только кощунство, но и преступление.

Необъективный характер следствия исключают возможность узнать правду о случившемся. Государство (и люди, его представляющие) не желают признать свой непрофессионализм, ошибки и хамство по отношению к оставшимся в живых и родственникам погибших.

"Норд-Ост" и Беслан должны стать предметом международного расследования. У таких преступлений нет срока давности!

РОО "Норд-Ост" собирает подписи под обращением к Владимиру Путину

26.10.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей