О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Все по порядку

Лев Рубинштейн, 12.05.2011
Лев Рубинштейн. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Лев Рубинштейн. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Недавно барышня-интервьюерша задала мне среди прочих и неизбежный вопрос о том, кто мой читатель, как я его себе представляю. При этом она попросила ответить максимально коротко. Я сказал, что коротко на этот вопрос ответить довольно затруднительно. "А вы все-таки попробуйте", - попросила она. Я попробовал и, озадачив своим ответом не только ее, но некоторым образом и самого себя, сказал: "Мой читатель - это тот, кто умеет читать".

Коротко так и не вышло. Все равно пришлось объяснять. Пришлось сказать, что это только кажется, будто читать умеют все, кто знает кириллические буквы и умеет складывать их в слова. Что, по моим наблюдениям, людей, способных воспринимать текст на уровне не только отдельных слов или словосочетаний, но и цельного высказывания, становится все меньше и меньше. Все меньше и меньше становится людей, умеющих воспринимать индивидуальную интонацию и порядок слов в предложении как содержательную категорию.

И это не только мое наблюдение. Как-то я провел вечер в обществе двух школьных учителей. Словесник жаловался, что большинству нынешних подростков совершенно невозможно объяснить, в чем прелесть, например, прозы Гоголя. Они, видите ли, воспринимают текст лишь с точки зрения конкретного сообщения - информации, внеположной художественным задачам. Им надо непременно знать "о чем". Если это сразу же не понятно, любой текст воспринимается как смертная тоска и вообще отстой.

Математик сказал, что да, с подобной проблемой сталкивается и он. "Как это? - удивились мы со словесником. - Математика же вроде как точная дисциплина. Какой уж там "порядок слов"?" "Не скажите, - ответил математик. - В последние годы я все чаще и чаще замечаю, что некоторые ученики, причем вовсе не тупые, с большим трудом понимают условие задачи. Им необычайно трудно воспринять смысл более чем одного предложения. Я давно заметил, что условие задачи гораздо легче понимают те, кто читает книжки. А с этим, как я понял, большие проблемы".

Я не учитель. Я автор. И я все чаще замечаю, что очень многие воспринимают любой текст лишь на уровне отдельных слов. Более того, многие всерьез убеждены, что бывают слова хорошие или плохие сами по себе. Мне приходилось слышать что-то вроде того, что бывают "пошлые слова". Под "пошлым" очень часто понимается "неприличное", хотя хорошо известно, что пошлым как раз чаще всего оказывается именно "приличное". Приходилось ли тебе, читатель, слышать нечто вроде того, что "это хороший анекдот, но пошлый"? Я уверен, что да, приходилось. И довольно часто. Хотя, если задуматься над этой расхожей формулой, нельзя не задаться законным вопросом: "Так хороший он или все-таки пошлый?" Что-нибудь одно.

Дело, разумеется, не в том, какие слова используются в тексте. Дело лишь в их уместности в данном контексте. Дело лишь в их точности и мотивированности. Людям, привыкшим воспринимать текст не как осмысленный порядок слов, а как их случайный набор, объяснить это затруднительно. Эти люди из любого текста выуживают лишь слова, кажущиеся им ключевыми, концентрированным содержанием всего текста вообще.

Выбор этих "ключевых" слов или в лучшем случае словосочетаний осуществляется в буквальном соответствии с известной поговоркой "у кого чего болит". "Болит" в данном случае слово вполне точное, потому что болевые точки у каждого индивида либо социальной группы разные.

Эти слова, служащие столь же простыми, сколь и безотказными источниками эмоционального возбуждения, могут быть самыми разными. Это может быть, например, "Россия", или "Ходорковский", или "патриотизм", или "Сталин", или "жопа", или "евреи", или "Америка", или "сиськи"", или "Грузия", или "бог", или "Бог", или "Катынь", или "Сколково", или "аборт", или "гнида", или "Путин", или "православие", или "олимпиада в Сочи", или "модернизация", или "народный фронт".

И при том абсолютно игнорируется то важное обстоятельство, что слова употребляются не только в прямых, но и в переносных значениях. И значения слов с разной степенью интенсивности мерцают и колеблются, а то и попросту деформируются в зависимости от слов-соседей.

Вследствие такого "чтения" эти отдельные слова в сознании людей, не умеющих читать, раздуваются до циклопических размеров, застят свет, мутят рассудок и в результате лопаются со страшным шумом и с риском с ног до головы забрызгать окружающих.

Я говорю не о "падении культурного уровня" - еще чего не хватало. Культура во все времена существовала под аккомпанемент разговоров о падении культуры, о смерти искусства и прочих эсхатологических вещах. Но она существовала и существует. И будет существовать - куда она денется. Она, строго говоря, только одна и есть в нашем злополучном отечестве. Она одна - при полном исчезновении политической и общественной жизни - только и держит на своих хрупких плечах это громоздкое нелепое сооружение.

Я говорю не о ней, не о культуре. Я говорю о социальной патологии, принимающей самые разнообразные формы. В том числе и такую причудливую форму, как массовое игнорирование синтаксиса. А история, между тем, и есть синтаксис. Потому что история - это не набор слов, и даже не набор фраз. Это их порядок. Когда рушится порядок слов, рвется и без того хлипкая связь времен.

"Порядок должен быть восстановлен", - хотелось бы сказать мне, да ведь набегут, да ведь растащат в разные стороны "порядок", "должен" и "восстановлен".

Но я все равно это скажу. Для тех, разумеется, кто умеет читать.

Лев Рубинштейн, 12.05.2011

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей