О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2951/ | http://mirror715.graniru.info/people/2951/

Сергей Рыжов

политзаключенный

34 года. Житель Саратова. Сторонник "Артподготовки", координатор незарегистрированной партии "Свободные люди". Арестован по сфабрикованному делу о терроризме.

29 октября судья Мосгорсуда Елена Поспелова продлила политзеку срок ареста до 2 февраля.

На этот раз, поскольку общий срок содержания Рыжова под стражей превысит год, ходатайство следователя ФСБ Уланова о его аресте рассматривал Мосгорсуд, а не Лефортовский райсуд, как было до этого.

Уланов мотивировал необходимость продления срока ареста "сложностью" дела и тем, что завершены еще не все следственные действия. Его поддержал прокурор Суслов.

Адвокат Рыжова Светлана Сидоркина просила перевести подзащитного под домашний арест: она настаивала, что его дело несложное, а повлиять на свидетелей политзек не может, поскольку в материалах дела нет их списка.

95429
Фото: Лариса Рыжова (мать политзека)

Обвиняемого держат в столичном СИЗО-2 "Лефортово", подчиненном центральному главку ФСИН и неофициально контролируемом ФСБ.

Рыжов был задержан ранним утром 1 ноября 2017 года в квартире своего знакомого Сергея Кулева. Первоначально сообщалось, что активисту вменяют статью 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). Однако на другой день выяснилось, что Рыжову инкриминированы часть 1 статьи 30 - часть 1 статьи 205 УК (подготовка теракта). Такое обвинение предусматривает до семи с половиной лет колонии. 3 ноября оппозиционер был арестован.

Согласно фабуле дела, Рыжов 4 и 5 ноября планировал совершить взрыв и поджог, для чего искал соучастников среди активистов "Артподготовки". Кроме того, заявляется, будто партия "Свободные люди" намеревалась в начале месяца захватить здание правительства Саратовской области, почтамт и Театральную площадь города. В деле, как утверждается, есть расшифровка прослушанных телефонных переговоров оппозиционера.

Также в деле говорится, будто в квартире, где задержали Рыжова, изъяли тротиловую шашку и семь бутылок с бензином и ацетоном.

Политзек отказывается давать показания и признавать вину.

Сам активист настаивает, что до обыска этих предметов в квартире не было. При обыске, рассказывал он, ворвавшиеся в квартиру силовики уложили его и Кулеева лицом в пол, заковали в наручники, а головы накрыли подушками. Оппозиционер настаивал на проведении дактилоскопической и генетической экспертиз шашки и бутылок.

Кулеев не участвует в политических движениях. В деле он имеет статус свидетеля.

Ранее СМИ ошибочно сообщали, что Рыжов был задержан в квартире другого своего знакомого - Федора Мартынова, также активиста "Артподготовки". 9 ноября 2017 года Мартынов был отправлен в СИЗО - по делам о хранении взрывчатки. 30 августа следующего года 23-летний Мартынов был осужден в Саратове к двум с половиной годам общего режима со штрафом 110 тысяч рублей по части 1 статьи 222 (незаконный оборот боеприпасов), части 3 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе организованной группы) и части 1 статьи 223.1 УК (незаконное изготовление взрывчатки). Процесс предположительно прошел в особом порядке.

28 ноября 2017-го Рыжов был переведен из Саратова в Москву.

8 июня 2018 года мать политзека Лариса Рыжова сообщила, что оппозиционер около месяца провел в Центре им. Сербского, куда был направлен на психиатрическую экспертизу. В течение трех недель политзека держали в изоляции в одиночной палате и никуда не вызывали - по словам Ларисы Рыжовой, поскольку следователь "прикрепил такую бирку к делу, которое он передавал в больницу, что он склонен к побегу".

Лариса Рыжова рассказала, что ее сына держали в пыточных условиях: "В комнате была одна кровать, очень плохой свет, гулять почти не водили. Нет ни умывальника, ни туалета. Те вещи, которые он с собой взял, у него отобрали. И те передачки, которые я ему передавала, у него их забирали и ничего не давали. Например, чтобы получить яблоко из передачи, он должен был написать заявление. И врачи это заявление рассматривали - дать ему или не дать... Ручек не было, только карандаш. Чтобы себя хоть чем-то занять, он пытался писать письма. Карандаши ему тоже не всегда давали. Он привез с собой журналы из СИЗО, ему их также не давали".

02.11.2018


На Гранях.Ру
10.12.2018 в блоге Елена Санникова: Приговор потом →

Реклама



Выбор читателей