О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2767/ | http://mirror715.graniru.info/people/2767/

Станислав Клых

политзаключенный

44 года, бывший житель Киева, гражданин Украины. Осужден в России по сфабрикованным обвинениям к 20 годам 1 месяцу заключения с отбыванием первых 9 лет в тюрьме, а остатка срока - в колонии строгого режима.

6 февраля адвокат Илья Новиков и украинский консул посетили Клыха в тюрьме Т-1 в Верхнеуральске Челябинской области. По словам адвоката, политзек выглядит "чуть лучше",, чем перед этапированием из Грозного, но стал говорить еще более бессвязно и не может удерживать внимание на одной теме. "Когда осенью он попал из тюрьмы в больницу, лечили его глюкозой и циклодолом", - добавил Новиков.

Также, по словам юриста, недавно выяснилось, что еще в сентябре прошлого года судья Тугулымского райсуда Свердловской области Вячеслав Субботин заочно взыскал с Клыха 100 тысяч рублей по иску о компенсации морального вреда Зинаиды Николаевой - матери одного из российских солдат, погибших во время новогоднего штурма Грозного 31 декабря 1994 года. С другого фигуранта дела, лидера УНА-УНСО Николая Карпюка было взыскано 150 тысяч рублей.

Ранее Николаева уже отсудила миллион рублей по иску к еще одному осужденному по делу УНА-УНСО - предположительно, ранее судимому в России за разбойные нападения гражданину Украины Александру Малофееву, получившему по обвинениям в участии в чеченской войне 24,5 года строгого режима.

Николаева была выступила в качестве потерпевшей на слушаниях по делу УНА-УНСО. Она рассказала, что ее сын был механиком-водителем боевой машины пехоты и погиб от пули снайпера при попытке выбраться из горящей БМП.

31 января у Клыха побывал адвокат Роман Качанов. По словам юриста, его опасения вызвало психическое состояние политзека: в разговоре с адвокатом украинец навязчиво рассказывал о неких фантастических событиях из прошлой "мирной жизни". Мать политзаключенного подтвердила, что он говорил о том, что никогда не происходило. Также Клых жалуется на постоянную боль в костях. Качанов сфотографировал уже зажившие многочисленные глубокие повреждения кожи на разных частях тела украинца - эти раны похожи на следы пыток.

3 февраля пользователь Фейсбука Юлия Лоренц опубликовала письмо от Клыха, отправленное им еще 17 января. Политзек пишет, что ему так и не дали второй матрас, хотя до этого администрация тюрьмы сама предлагала ему написать заявление на получение спальной принадлежности. Без второго матраса Клыху приходится спать на полу - один матрас слишком тонкий, через него проступают металлические детали койки.

Политзека, у которого после жестоких пыток во время следствия развилось психическое заболевание, этапировали из грозненского СИЗО-1 в Челябинскую область в январе 2017 года.

Клых работал преподавателем Киевского транспортно-экономического колледжа. 8 августа 2014-го украинца похитили в Орле, куда он приехал в гости к подруге, и вывезли на Северный Кавказ.

Почти 10 месяцев, с августа 2014-го по конец мая 2015 года, Клых находился в информационной изоляции. Политзеку не давали воспользоваться услугами адвоката по соглашению; также к нему не допускали консула Украины. Однако в мае 2015 года в дело вошла адвокат "Агоры" Марина Дубровина. После этого Клых отказался от всех признательных показаний в отношении себя, Карпюка и других лиц.

Приговор по делу УНА-УНСО вынес 26 мая 2016 года судья Верховного суда Чечни Вахит Исмаилов на основании вердикта присяжных. Карпюку дали 22 с половиной года с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остатка срока - в колонии строгого режима. Клых получил 20 лет.

Карпюк был объявлен виновным по части 1 статьи 209 УК (организация банды), а Клых - по части 2 этой же статьи (участие в банде). Кроме того, обоих признали виновными по пунктам "в", "з", "н" статьи 102 УК РСФСР (умышленное убийство двух или более лиц в связи с выполнением ими служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц) и части 2 статьи 15 - пунктам "в", "з", "н" статьи 102 УК РСФСР (покушение на это же преступление).

Карпюка объявили командиром, а Клыха - бойцом отряда "Викинг", который в декабре 1994 - январе 1995 года якобы вел бои с российскими военными в Грозном на территории президентского дворца, а также на площади Минутка и железнодорожном вокзале. В ходе боев, согласно фабуле дела, Карпюк и Клых "лишили жизни не менее 30 военнослужащих и не менее 13 военнослужащим причинили ранения различной степени тяжести". Еще одним эпизодом стало вмененное подсудимым участие во второй чеченской войне.

На суде ни Карпюк, ни Клых вину не признали, заявив, что показания на следствии дали под пытками. Все обвинение фактически строилось на показаниях рецидивиста Александра Малофеева, осужденного к более чем 20-летнему за двойное убийство в ходе разбойного нападения и страдающего рядом смертельных заболеваний. В ходе разбирательства защита продемонстрировала, что ход событий первой чеченской войны, изложенный в деле, противоречит фактам.

В действительности ни тот ни другой политзек до ареста не бывали в Чечне. Свидетели защиты, допрошенные в суде первой инстанции, утверждали, что и Малофеев в чеченских войнах участия не принимал.

Тем не менее 26 октября 2016-го коллегия Верховного суда России в составе Петра Кондратова, Виктора Смирнова и Александра Ботина оставила приговор политзекам без изменений.

Между тем в апреле 2016 года против Клыха было возбуждено новое дело - по части 1 статьи 297 российского УК (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства). Ему вменили оскорбление прокурора уголовно-судебного отдела прокуратуры Чечни Саламбека Юнусова, который поддерживал обвинение в процессе УНА-УНСО.

Адвокат Дубровина объясняла поведение политзека психическим заболеванием. Неадекватность Клыха, отмечала она, стала особенно заметна с января прошлого года. Юрист неоднократно заявляла ходатайства об отправке клиента на стационарную психэкспертизу, однако неизменно получала отказ. В начале 2016-го в некоей грозненской больнице - какой именно, неизвестно, - прошло лишь амбулаторное обследование политзека, по итогам которого он был объявлен здоровым.

21 ноября 2016 года судья Заводского райсуда Грозного Асламбек Шаипов приговорил Клыха к 240 часам обязательных работ, заменив их соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 71 УК (порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний) 1 месяцем колонии.

Сам политзек вину не признал.

28 декабря 2016-го Верховный суд Чечни, проигнорировав доводы защиты, подтвердил приговор по второму делу Клыха.

На другой день адвокат Докка Ицлаев, посетивший Клыха в грозненском СИЗО, сообщил, что политзек находится в тяжелом психическом состоянии и во время встречи вел себя неадекватно. "Болезнь Станислава прогрессирует", - заметил адвокат.

Грозненские фсиновцы понимают, что Клых болен, продолжил Ицлаев, но на новом месте "сразу это не поймут ни сотрудники ФСИН, ни осужденные, с которыми столкнется Станислав". "Могут быть серьезные неприятности", - выразил опасения адвокат.

08.02.2018


Фото и Видео

На Гранях.Ру

Реклама



Выбор читателей