О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Последнее великое потрясение

Валерия Новодворская, 19.09.2011
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

100 лет назад никчемный, тщеславный, корыстолюбивый агент охранки и экстремист по совместительству, Дмитрий Богров застрелил сильного, смелого, умного, верного и талантливого правого консерватора Петра Аркадьевича Столыпина. Увы, он не был либералом, хотя и создавал фундамент для либерализма. Столыпин был гениальным государственным деятелем, эффективным менеджером от Бога, но при бездарном и слабом, хотя и милейшем монархе, при тупых придворных чиновниках, при шалой и экстравагантной царице и ее идиотках-фрейлинах, затащивших на самый верх вертикали Распутина, он не мог вполне осуществить свою задачу: переход абсолютистской России к конституционной британской монархии. Для начала планировался елизаветинский уровень, и этот XVII английский век, то есть сильный монарх и сильный парламент был бы для нас просто сказочным прогрессом.

Столыпин понимал, что нищий народ неспособен жить при конституционной монархии. Его реформа, наполовину провалившаяся из-за приверженности лузеров и бездельников колхозной общей поруке общины, предполагала укрепление земства, то есть реальное местное самоуправление, гражданскую эмансипацию крестьян, доступность для них гимназий и даже университетов, создание фермерства (знаменитые хутора и отруба). Все это могло сделать Россию европейской страной атлантического типа и навсегда обезопасить ее от левых бунтов. Но кругом были враги. Черносотенцы не любили Столыпина за новаторство, царица его терпеть не могла, государь его уважал, но не очень понимал и побаивался. Однако хуже всего вышло у него с кадетами. Об экстремистах вроде эсеров-максималистов, поубивавших его гостей и покалечивших его детей на Аптекарском острове я уж и не говорю. Бомба и виселица - другого диалога с левыми радикалами, желающими насильственного установления "справедливого" строя из снов Веры Павловны и яви Владимира Ильича, не вышло ни у Столыпина, ни у Франко, ни у Пиночета. У Ельцина тоже с ними не получилось консенсуса, и ни у кого никогда не получится. В лучшем случае они минимизируются, как красные бригадники или Баадеры с Майнхофами, но здесь меньшим, чем пожизненное заключение, самое либеральное государство не обойдется. А если попытается, то проблема разрастется в Sendero Luminoso.

Октябристы искренне оплакали Столыпина. Еще бы! Они были рады Манифесту 17 октября, а без Государя жизни себе просто не мыслили. Как наша советская интеллигенция, которая сначала обожествляла Горбачева и назвала свою писательскую организацию "Апрель" (1985), а потом молилась на Ельцина. "ДемРоссия" и не подозревала, что она была типичной организацией конституционных монархистов. Точно такие же монархисты, причем даже не конституционные, сегодня заседают в разных Президентских Советиках и Общественных Палатках.

А вот что со Столыпиным делили те, первые кадеты, с их очень неплохой программой, наиболее европейской из всех тогдашних партийных программ? Если не считать, конечно, их вполне левых предложений по грабительской земельной реформе, которые и Шариковы бы приветствовали. Смысл "некрологов" после гибели Столыпина в либеральных газетах был такой: "Собаке собачья смерть". Я добровольно возлагаю на себя тяжкий долг посмертного примирения либерализма со Столыпиным, ибо мы хлебнули сполна левого проекта, и в отличие от кадета Родичева, которому не нравились "столыпинские галстуки", миллионы дворян, интеллигентов и крестьян, погибших в ГУЛАГе или в подвалах Лубянок, едва ли сочли бы эти галстуки чрезмерным средством в уплату за свою жизнь и безопасность. Лично кадетам Столыпин никакого зла не причинил. А надо ли было им защищать тех, кто через 10 лет убил на больничной койке их коллег Шингарева и Кокошкина? "Веховцы" плохо сформулировали свою очень верную мысль: и тюрьмы, и штыки, и даже виселицы были необходимы для подавления охлократического бунта 1905 года.

Надо сказать, что столыпинская "реакция" исторически была самой мягкой из всех. У нас не погибали фрондирующие поэты, как погиб Лорка у Франко, или правозащитники и безоружные интеллигенты, как в Чили, где они попали под горячую руку армии. И Куприн, и Леонид Андреев, и Александр Грин, и Горький, и сами кадеты - все остались живы и здоровы, никого не посадили за защиту баррикад, террористов и площадную брань по адресу "кровавого царского режима". Лев Толстой не мог молчать? Никто его и не заставлял. Но благодаря Столыпину он умер на железнодорожной станции, в квартире смотрителя, куда он попал по доброй воле, а не в тюрьме или концлагере. Столыпин продлил в России нормальную человеческую жизнь на 11 лет. Если бы он дожил до 1917-го, он утопил бы Октябрьский мятеж в крови еще в Феврале. Но это была бы не кровь интеллигентов, писателей и ученых. По делу "реакции" Столыпина я оправдываю. Нет состава преступления. Работа была грязная, но необходимая. А левых радикалов из Думы надо было убирать. Из-за них Первая Дума прожила 72 дня, а Вторая - 102. Потому что это был Смольный, да и только! Зато Третья и Четвертая Думы спокойно отработали свой срок. При участии кадетов и даже некоторых эсдеков.

В начале XX века еще бы 50 лет без войны и бунта - и мы бы пошли по британскому пути. Нам очень не хватило Столыпина в 1991-м и в 1993-м, когда еще было что сохранять. Мы, пассажиры столыпинских вагонов советской эпохи научились ценить столыпинские вагоны вольных переселенцев. Вторые Великие реформы России даровали Витте, Столыпин и Николай II. Третьи дал Ельцин. Егор Гайдар был нашим Витте, а Анатолий Чубайс имел все задатки Столыпина. Но Ельцин не был помазанником Божьим и не имел абсолютной власти. На этом все и сломалось. Поэтому наш Витте и наш Столыпин не получили легитимации и полномочий.

Я поладила бы с Петром Аркадьевичем, который в совершенстве владел искусством превращения любой "Авроры" в "Очаков" или "Потемкин". Зато сейчас наши несчастные кадеты, Немцов и Касьянов, явно будущие Шингарев и Кокошкин, включая сюда и Каспарова с Рыжковым (чем не Родичев и Петрункевич), бегают взапуски с Лимоновым и Удальцовым, наступая на ржавые грабли столетней давности. Придет час, когда НБП и "Левый фронт" пошлют к ним своих "братишек" с маузерами и объявят вне закона.

А вот час Столыпиных мы проехали. Нынешние чекисты готовы взять на вооружение и столыпинские галстуки, и столыпинские вагоны советского образца, но отнюдь не столыпинские реформы. Ни Витте, ни Столыпин, ни Гайдар не предвидели хищных, тупых и бесплодных представителей охранки, которые станут расклевывать и растаскивать страну. Единственное, в чем Петр Аркадьевич был неправ, как почти все его поколение, так это в погоне за "Великой Россией" с Польшей, Кавказом, Финляндией и Средней Азией. Но ведь и кадеты потянулись за проливами в 1914 году, а Милюков поздравил Сталина с возвращением Выборга. А разве наши кадеты свободны от империализма? Вспомните злополучного Милова. Я уж не говорю о чеченском походе нашего Ельцина...

Мы нескоро встретимся с Вами, Петр Аркадьевич. Нам сейчас нужно еще одно великое потрясение, последнее в нашей истории. Но это должен быть Август (1991), а не Октябрь (1917). А пока нам нечего сохранять. Что делать у нас правому консерватору, например, Кудрину? Охранять общак жуликов и воров? Манифест 17 октября первичен, а Столыпин вторичен. Сначала вернемся в то, что у нас осталось от Родины, то есть в Конституцию, а потом будем вызывать дух Петра Аркадьевича. А единоросов, ЛДПР и КПРФ предлагаю объявить командами с "Очакова", "Потемкина" и "Авроры" и предоставить их нашим будущим Столыпиным для художественной правоконсервативной обработки.

Валерия Новодворская, 19.09.2011


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей