О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.97300.html

статья Уроки Манифеста 17 октября: мнения политиков и историков

28.10.2005
 Всеподданнейший доклад С.Ю.Витте о путях преодоления революционного кризиса. 17 октября 1905. С сайта www.rusarchives.ru
Всеподданнейший доклад С.Ю.Витте о путях преодоления революционного кризиса. 17 октября 1905. С сайта www.rusarchives.ru
Реклама
справка Справка

Россияне о Манифесте

В ходе опроса, проведенного фондом "Общественное мнение" накануне столетней годовщины Манифеста 17 октября, лишь 8% респондентов, по их словим, знают, и еще 25% "что-то слышали" об этом манифесте.

Когда респондентов спросили, известно ли им что-либо о деятельности Государственной думы в период с 1905 по 1917 годы, лишь 20% ответили утвердительно, а 76% дали отрицательный ответ.

На вопрос "Как Вы думаете, а в современной России парламент (Дума) необходим, или без парламента в России можно обойтись?" 34% респондентов ответили, что парламент необходим, столько же – что без него можно обойтись, а 32% вообще затрудняются ответить на этот вопрос.

Сайт ФОМ

справка Справка

Как рождалась "первая русская конституция"

9 октября 1905 года председатель Комитета министров граф Сергей Витте представил царю меморандум с изложением текущего положения дел и программой реформ. Он предупреждал, что есть два пути покончить с начавшейся революцией: либо встать на путь диктатуры и подавить беспорядки силой, не останавливаясь перед большим кровопролитием, либо проводить конституционные реформы. Но, предупреждал министр, раз вступивши на этот путь, с него уже нельзя будет сойти. Он высказывался за второй путь.

Царь сначала посчитал проект Витте слишком дерзким и радикальным, но затем вынужден был принять его, поскольку генералы заявили о невозможности подавить революцию из-за ненадежности войск. Констатируя, что с начала года "в умах произошла истинная революция", Витте пришел к выводу, что надо принимать срочные меры, "пока не станет слишком поздно". Проект манифеста составили ближайшие сотрудники Витте князь Алексей Оболенский и Николай Вуич, именно они – литературные авторы манифеста 17 октября.

В приложенном к манифесту при публикации докладе Витте, который император предписал "принять к руководству", утверждалось, что корни начавшихся беспорядков – в нарушенном равновесии между стремлениями русского мыслящего общества и внешними формами его жизни. Россия переросла форму самодержавия и стремится к строю правовому, основанному на гражданских свободах.

Накануне подписания манифеста Николай II признал: "Да, России даруется Конституция. Немного нас было, которые боролись против нее. Но поддержки в этой борьбе ниоткуда не пришло..." Ходили слухи, что подписать манифест заставил Николая II его дядя - великий князь Николая Николаевич, причем сделал это чуть ли не под дулом пистолета.

Витте в Государственном совете заявил, что с 12 декабря 1904 года, когда был издан указ "О предначертаниях к усовершенствованию государственного устройства", предусматривавший расширение прав земств, ослабление контроля над прессой и расширение прав религиозных и национальных меньшинств, по 17 октября 1905 года прожили не год, а, может быть, полстолетия.

Борис Соколов

цитата Дословно

Граф Сергей Витте

Манифест 17 октября предотвратил немедленную катастрофу, но он не явился радикальным лекарством в создавшемся положении, которое до сих пор остается угрожающим. Все, на что я могу надеяться, - это сохранить положение без больших потрясений до открытия Думы, но даже в осуществлении этой надежды я не могу быть вполне уверен. Новый революционный взрыв представляется всегда возможным.

Век назад, с манифестом 17 октября (а по новому стилю – 30 октября) 1905 года, была предпринята попытка внедрить в России демократию. Всероссийская политическая стачка, последовавшая за поражением в войне с Японией, вынудила императора Николая II издать манифест, обещавший народу основные демократические свободы и выборы, пусть и не прямые, не равные и не всеобщие, в первый русский парламент – Думу.

Дальнейшее – известно. Закручивание гаек после затухания революции, бессилие Думы, пусть даже и превратившейся из законно-совещательной, какой она планировалась еще до октябрьского манифеста, в законодательную, как результат – невозможность выпустить пар накопившегося социального недовольства, мировая война, которую российская политическая система не могла выдержать, и катастрофа 1917 года. Об уроках Манифеста Граням.Ру рассказали известные историки и политики.

Никита Соколов, историк:

Манифест 17 октября, безусловно, способствовал внедрению демократии в России. До этого ни булыгинская дума, ни закон о созыве законосовещательного органа от 6 августа, не смогли ни успокоить, ни удовлетворить страну. Сергей Витте, вернувшийся из Портсмута, доказывал, что другого выхода успокоить Россию, кроме как даровать либеральные свободы сверху, нет. Дмитрий Трепов предлагал установить диктатуру, но это было невыполнимо, потому что не было ни надежной армии, ни подходящей кандидатуры на роль диктатора. Принятие Манифеста о свободах и о созыве представительного органа была вынужденная мера правительства, удовлетворяющая чаяния народа. Это был реальный шаг на пути к демократии и порядку. По Манифесту Свободы даровались все сразу, и по сравнению с булыгинским законом расширялся список сословий, которые могли голосовать на выборах в Госдуму. Россия получила законодательную, а не совещательную думу. Это был гигантский шаг, но запоздалый. Правительство было вынуждено пойти на него под нажимом улицы, поэтому Дума, в которой оказались представители разных сословий, была с еще большими запросами, а к работе была не готова. В основном в первой Думе преобладали эсэровские идеи, а это породило конфликты в самой Думе, конфликты с правительством. Но конфликты и кризисы - это нормальные условия становления парламентаризма. У России ни до, ни после не было опыта работы парламента, ему просто неоткуда было взяться, а между тем в странах Европы парламентаризм проходил свое становление столетиями.

Один из уроков, из тех, что сопутствовали опубликованию Манифеста, заключается в том, что Россия - европейская страна, и попытки надеть на Россию монгольскую шапку подданства никогда не удавались, против европейского пути развития долго идти невозможно. Для русского народа слово "воля" является очень важным, и нельзя противоречить устройству. Но народ должен понимать, что правительству присуща умеренность, и не заставлять его принимать все разом.

Однако Манифест 17 октября не был началом демократии в России, демократия в России никогда не прерывалась, органы местного самоуправления действовали в России с древнейших времен. Центральная власть пыталась задушить демократию, но на местном уровне все вопросы все равно регулировались местным самоуправлением. Большевики эту традицию прервали.

Поэтому 1991 год не стал чудом. В народе давно сдавливали потенциал свободы. В первые годы демократизации мы столкнулись с неопытностью, с неприспособленностью, но опыт очень быстро накапливался. Сегодня происходит сворачивание демократии, в этом эффект власти Путина. Это приведет к отупению власти, потере обратной связи с нацией. Власть начнет вариться в собственном соку и будет от этого делать глупости.

Владимир Рыжков, независимый депутат Госдумы:

На мой взгляд, дата 4 ноября абсурдна. Это праздник династии Романовых, потому что именно события гражданской войны привели на престол в 1613 году династию Романовых. А 4 ноября еще продолжались кровавые столкновения, предательства, коварство, в контакт с поляками вступила даже семья будущего государя. День какого единения можно отмечать 4 ноября?

По сравнению с этим дата 17 октября имеет совершенно другое качество. Когда в Госдуме рассматривали праздники, я предлагал депутатам отмечать именно 17 октября или 30 октября по новому стилю, как день рождения демократии. В этот день, впервые за 1000 лет подданные российского государства получили все известные свободы, в том числе право участвовать в выборах, причем это право получили все граждане, в том числе и крестьяне, право создавать партии, профсоюзы, право на свободу демонстраций, митингов, была отменена цензура.

Манифест 17 октября 1905 года - величайшая дата русской истории, рождение русской демократии, которой сегодня исполнилось 100 лет. По значимости эту дату можно сравнить с 19 февраля 1861 года, отменой крепостного права. Это две великие вехи на пути к свободе.

Но начав реформы, их нужно было доводить до конца. Сказав "А", нужно было сказать и "Б". Манифест был принят царем под давлением масс и Сергея Витте. Даровав свободы, Николай II на следующий день уже пожалел, что ушел от заветов папы, Александра Александровича. Реакционные круги начали отступление от реформ. Первая и вторая Думы были разогнаны, а третья избиралась по новому столыпинскому законодательству, по которому победила партия власти. Третья и четвертая Думы были уже совершенно покорными. Парламент Россия получила на революционной волне, а потом все свела на нет. Власть теряла поддержку общества, и кончилось это революцией 1917 года. К сожалению, этот урок истории современная власть не учла. Сегодняшний развал представительного органа, замена парламента общественной палатой и Госсоветом вызывает недовольство у народа. Не находя выхода, народное недовольство зреет и рано или поздно выплеснется. История повторяется, даже хронологически: впереди у нас 17-й год, и каким он будет? Мы должны учесть этот урок истории и понять, что демократизация - это не громкие слова, это единственное условие для сильного государства, а авторитарное государство ведет к развалу страны.

Сергей Митрохин, зампред партии "Яблоко":

Главный урок манифеста 17 октября 1905 года в том, что свободы в нашей стране уже 100 лет буксуют, и до сих пор принципы Манифеста не реализованы. Печальный опыт Манифеста показывает, что абсолютных свобод в России быть не может. Но заслуга Манифеста в том, что он задал правильное направление развития страны. И в России есть часть общества, которая работает над реализацией демократических свобод.

Недостаток Манифеста в том, что он был половинчатым, и все принципы, которые в нем декларировались, невозможно было воплотить в жизнь ввиду их половинчатости. Государственная дума, которая должна была воплощать свободы в жизнь, была слаба. А гарантировать свободы может только сильный парламент и не только на бумаге. Этот урок мы не усвоили. Сегодняшний парламент опять не в силах влиять на политические процессы в стране. Из-за этого мы не можем выйти на магистральный, демократический путь развития. Половинчатость манифеста плохо кончилась для царской власти, последовали февральская и октябрьская революции. Либеральные свободы декларировалась на авторитарном поле. Такой режим привел к развалу страны. Та же участь ждет и нынешний режим, который ничего не дарует. Усеченный либерализм нежизнеспособен и закончится очередной революцией и распадом страны.

Борис Соколов, историк:

Согласимся, что парламентаризм в России всегда был какой-то абортный, нежизнеспособный, потому что власти он был точно не нужен, а общество было слишком слабо, чтобы заставить власть следовать демократическим принципам.

Октябрьский Манифест выпустил на время пар накопившегося недовольства властью, но он не создал устойчивой политической системы. Достаточно было еще одного серьезного кризиса, внешнего или внутреннего, чтобы последовала новая революция.

Беда была в том, что сам Манифест был результатом не тщательной, продуманной подготовки, а почти спонтанной реакцией на революционный кризис. В конце жизни Витте признавал, что "с Манифестом поторопились", но в то же время признавал, что другого выхода не было: "Тогда надо было спасать положение вещей. Передо мною мелькал образ моего внука..." Внукам пришлось до дна испить чашу революции и ее последствий. Власть действительно дала свободы под угрозой приставленного к виску пистолета, только пистолет тот был не в руках царского дяди, а в руках революционеров. Даже граф Витте, которого считали творцом Манифеста, и с чьим именем Манифест прежде всего и связывали, считал, что дарованные свободы лишь развязывают руки революционерам. По большому счету, в развитии демократии в России была развязана лишь узкая прослойка либеральной общественности, к тому же расколотой на враждующие фракции. Революционные партии рассматривали Манифест лишь в плане расширения возможностей борьбы против самодержавного режима, национальные партии – как возможность добиться более широкой национальной автономии в борьбе против того же режима, крестьяне – просто как возможность пограбить барское добро, а когда это закономерно вызвало полицейские репрессии, народ лишь еще более озлобился, и эту злобу сполна выплеснул в 1917 году.

Сегодня история повторяется. Демократию в России поддерживает лишь узкая прослойка либеральной интеллигенции, расколотая, нерешительная, уставшая от политики.

Что еще бросается в глаза – так это повторяемость, цикличность событий, связанных с внедрением демократии в России. Октябрьский Манифест вполне сопоставим с горбачевской перестройкой, давшей фактическую свободу слова и собраний и первые относительно свободные выборы в советской истории. Августовская революция 1991 года своей бескровностью, эйфорией и последующим ослаблением государственной власти напоминает Февральскую революцию, а президентство Путина – третьеиюньский переворот Столыпина и созданную им новую политическую систему. За этим, по логике, должны последовать новые революционные потрясения, ибо ожидания народа лучшей жизни оказываются обманутыми, и внутреннее социальное напряжение нарастает, а пар выпускать некуда.

Многие сегодня сознают, что 100-летие Манифеста - для российской демократии юбилей грустный. Современная же власть склонна не замечать иронии истории, и на полном серьезе ставит в заслугу нынешней Думе то, что она работает чуть ли не по регламенту той Думы, что была вызвана к жизни октябрьским Манифестом. На самом деле путинская власть, лишив страну настоящего парламентаризма, боится, разумеется, не карманной Думы, а непарламентского народного протеста. В принципе она не прочь бы свести функции нынешней Думы к законно-совещательным, как и было предусмотрено октябрьским Манифестом, или вообще заменить ее создаваемой сейчас чисто консультативной Общественной палатой. То есть движение идет обратно, к куцей демократии начала века, а не вперед, к полноценному демократическому гражданскому обществу.

28.10.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей