О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Двустороннее отношение

Илья Мильштейн, 11.10.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Осужденные не согласны с приговором. Потерпевшая сторона не согласна с приговором. Адвокаты тех и других требуют, чтобы дело было отправлено на доследование. Редкий вообще случай в судебной практике, тем более в нашей, но удивляться нечему. Речь идет о вердикте Верховного суда по делу об убийстве Бориса Немцова, и могло ли быть иначе?

Действительно, с точки зрения высшего начальства приговор, вынесенный в июле Московским окружным военным судом и вчера в целом подтвержденный, идеален. Картина уж больно убедительная, разве нет? Лично не знакомый с Немцовым шофер одного из кадыровских высокопоставленных пехотинцев решил организовать убийство политика, для чего нанял своих земляков, среди которых тоже обнаружились воины. Земляки долго выслеживали оппозиционера, а потом выследили возле Красной площади и застрелили. За деньги, поскольку этот шофер, вероятно, был весьма состоятелен, а у богатых свои причуды. Вот, собственно, и вся фабула, и даже странно, с точки зрения российского руководства, что ни уличенных исполнителей с их защитниками, ни Жанну Немцову решение двух судов не устроило.

Тем не менее они солидарно протестуют и намерены обжаловать приговор в вышестоящих инстанциях - российской и европейской. Причем дочь погибшего и ее адвокаты уже выехали в Страсбург, чтобы принять участие в слушаниях юридического комитета ПАСЕ, посвященных нашумевшему убийству, его расследованию и судебным итогам. И похоже на то, что работа следователей, прокуроров и судей будет признана неудовлетворительной. По мелочам, если можно так выразиться, и по-крупному.

Тому имеются некоторые косвенные, а также прямые подтверждения. Например, решение ЕСПЧ по жалобе Темирлана Эскерханова, одного из осужденных, который подвергался пыткам в московском СИЗО и при транспортировке в суд. На невыносимые условия содержания жаловались и его подельники, но их ходатайства были отклонены по формальным причинам. Все защитники приговоренных утверждали и будут утверждать, что суд запугивал присяжных. Кроме того, адвокат Дадаева, считающегося непосредственным убийцей, настаивает на том, что из дела были неправомерно удалены видеозаписи, якобы свидетельствующие о его невиновности. Что же касается Хамзата Бахаева, получившего наименьший срок, то в его причастности к преступлению сомневаются и представители семьи Немцова.

Зато не сомневаются они в другом. Вадим Прохоров и Ольга Михайлова убеждены в том, что не бывает таких шоферов, которые ни с того ни с сего организуют убийство совершенно незнакомого человека. Не бывает заказных убийств, у которых нет заказчиков. И еще не бывает так, что известный всему миру человек занимался политикой и правозащитой, а подозреваемых в преступлении против него судят словно каких-то бандитов с пушками, а не кадыровских пехотинцев. По 105-й статье УК РФ, а не по 277-й, карающей за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля.

Разумеется, они не во всем согласны между собой: адвокаты приговоренных и адвокаты потерпевших. Первые считают своих клиентов совершенно невиновными, а вторые уверены в том, что за решетку, если не считать дискуссионного Бахаева, отправились реальные злодеи. Но они согласны в главном. Вот в этом несогласии с методикой расследования и судом, которого интересовали лишь исполнители. А это, повторюсь, сюжет раритетный и отчасти обидный для начальства - ведь оно ни малейших изъянов в процессе не обнаружило. Поскольку и дьявольски хитрая режиссура, и туповатый контроль осуществлялись на высшем уровне. Впрочем, эту свою обиду начальство проглотит и не поперхнется.

Если же, увлекшись футурологией, попытаться предсказать, чем в обозримом будущем обернется дело об убийстве Бориса Немцова, то это задача сложная. Ибо тут уравнение с одним неизвестным. Более или менее ясно, что при нынешнем режиме приговоренные будут сидеть, неуловимый шофер - пребывать в розыске и в бегах, а больше никого не поймают, не допросят и не осудят. Что бы там ни решили в ЕСПЧ и в ПАСЕ, откуда Россия то ли уже выбывает, то ли нет, но отрицать легитимность этих европейских организаций намерена довольно твердо.

Другой вопрос, как долго еще продержится нынешний режим. Исторический опыт показывает, что оттепели у нас длятся недолго, в отличие от заморозков, которые тянутся десятилетиями, а то и веками. И ежели традиция не прервется, то об истинных заказчиках убийства Бориса Ефимовича мы будем только гадать - правда, почти не рискуя ошибиться.

Однако время в ХХI веке бежит гораздо быстрей, чем раньше, хоть и непонятно, куда бежит. Время враждебно любому режиму, включая самые отмороженные, типа советского или там джамахирийского, и не таких еще убийц обламывало, как современные чекисты при власти. Так что у нас есть неплохие шансы воочию увидеть ту скамью подсудимых, на которую усядутся истинные заказчики многих преступлений, совершенных и в счастливые нулевые, и позже, и тот, кто приказывал расстрелять Бориса Немцова в центре Москвы, тоже не уйдет от возмездия. Уверенности в этом нет, но верить хочется, а вера, помноженная на скорость быстротечного времени, сдвигает горы.

Илья Мильштейн, 11.10.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей