О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Взятие Бундестага

Илья Мильштейн, 25.09.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Меркель остается канцлером. Социал-демократы намерены уйти в оппозицию. "Альтернатива для Германии" становится третьей силой в стране.

Скучная избирательная кампания в ФРГ завершилась с предсказуемым драматизмом. Необходимо время, чтобы осмыслить ее итоги. Надо в течение как минимум нескольких месяцев понаблюдать за происходящим, чтобы понять, насколько изменится Германия. А внешние перемены неизбежны - по той хотя бы причине, что в Бундестаге будут заседать более 80 "альтернативщиков". То есть маргинальные прежде расистские и пропутинские речи обретут парламентскую респектабельность. Свежеизбранные оппозиционеры попытаются еще успешнее, чем прежде, раскалывать немецкое общество, запугивать его и указывать ему верную дорогу. В ту сторону, где любой понаехавший издалека беженец с неприятным цветом кожи несет в себе террористическую угрозу, а гарантом внешнеполитической стабильности и экономического процветания является дружба с Москвой.

Нет, это не станет мейнстримом, но окажет воздействие на общественный климат в стране. Деятели АдГ получат федеральный статус и трибуну, с которой теперь начнут вещать от имени народа, вручившего им мандаты. Разумеется, от имени народа будут выступать и победители, и сама Ангела Меркель, но с учетом того обстоятельства, что позиции их несколько ослаблены. С учетом российского фактора, поскольку финансовой, пропагандистской и моральной предвыборной поддержкой Кремля бодрое вхождение "Альтернативы" в немецкую политику не ограничится. С учетом зловещих исторических параллелей, наконец. Все-таки давненько в германском парламенте не заседали наследники нацистских идеологов. В союзе с бывшими красными это страшноватая сила.

Напротив, будущее предполагаемой правящей коалиция ХДС/ХСС со свободными демократами и зелеными пока особого оптимизма не внушает. По крайней мере в сравнении с устоявшимся уже блоком, из которого уходят социал-демократы. Разумеется, фрау канцлерин будет в ней доминировать, но если в прежнем объединении, где роли давно уже были расписаны, это воспринималось как должное, то "Ямайка" сулит сюрпризы. Противоречий между союзниками в ней будет больше, чем у однопартийцев Меркель с однопартийцами Штайнмайера и Габриэля.

Впрочем, присутствие третьей силы должно склонить победителей к решениям ответственным и дискуссиям плодотворным. Больше им объединяться практически не с кем, разве что с левыми, которые на фоне АдГ выглядят не столь отталкивающе, как вчера, но это все-таки отдает экзотикой. Не говоря уж о том, что бывшие коммунисты прикармливаются из того же иностранного корыта, что и "Альтернатива".

Если же оглянуться назад в поисках ошибок, совершенных немецкими правящими демократами, которые буквально за руку привели в парламент неонацистов и ксенофобов, то следует признать очевидное: явных промахов сделано не было. Ибо в сентябре 2015 года Ангела Меркель попала в ловушку "беженского кризиса", из которого не просматривалось нормального выхода. На несуществующей в рамках Шенгена границе Австрии с Германией стояла, все увеличиваясь, громадная толпа людей, бежавших из разных стран, и надо было быстро решать: закрывать эту границу или впускать их в ФРГ. Поскольку никто во всей цивилизованной Европе принимать, тем более в таких количествах, их не желал, а рвались они в подавляющем большинстве в Германию.

Был вариант - не пускать. Оцеплять, гнать куда-нибудь обратно, вводить войска, в случае необходимости применять оружие. Политический смысл такого мероприятия сводился бы к тому, что тогда в стране не возникло бы никакой "Альтернативы". Альтернативу гуманизму с непредсказуемыми последствиями предложила бы сама власть, вслед за правительствами многих государств старого континента, начиная с восточноевропейских. АдГ, провалившаяся на предыдущих выборах, провалилась бы и на этих. Правда, многие немцы, ранее голосовавшие за Меркель, наверняка отшатнулись бы от нее, но едва ли в тот момент фрау канцлерин думала о грядущих выборах.

Решение, которое она приняла два года назад, до сих пор объясняют по-разному, но думается, что сложных ответов искать не надо. Девочка из семьи пастора просто проявила милосердие, содрогнувшись при мысли о том, чем может обернуться альтернативный приказ гнать их всех прочь - беженцев из Сирии и не из Сирии, реально отчаявшихся людей и жуликов, несомненных жертв ближневосточной войны и возможных террористов. Разбираться было некогда.

Однако именно тогда, осенью 2015 года, было предопределено многое из того, что случилось в Германии позже. Новогодняя ночь в Кельне, усилившая понятные страхи немцев перед толпой неведомых пришельцев. Злоключения девочки Лизы, чью судьбу горько оплакивал грубоватый с виду российский министр иностранных дел. Протестные акции местных неравнодушных и эмигрировавших из СССР граждан Германии. Политический взлет АдГ и ее успех на парламентских выборах 2017 года.

Все сущее, говорят, разумно, вот и третье место, завоеванное несистемной оппозицией в одной из самых благополучных европейских стран, - событие вполне понятное. Это "Альтернатива" рукотворная, созданная совместными усилиями Берлина и Москвы. Меркель расплатилась за гуманизм. Зарубежные партнеры не могли не воспользоваться подвернувшимся шансом.

Правда, воспользовались они этим шансом все-таки не слишком результативно. Не так, как в Америке, например, где зафиксировано весьма эффективное вмешательство российских спецслужб в избирательную кампанию. Эта неудача тоже поддается разумному толкованию. Трамп в Германии еще не народился, не дозрела страна до Трампа и едва ли дозреет, и Ангела совсем не Хиллари, и провокации Кремля после скандальнейших выборов в США утратили привкус новизны. В итоге политтехнологией на Западе стала сама борьба с попытками иностранного вмешательства во внутренние дела, и клеймо "кремлевских агентов" слишком заметно отпечаталось на лбах новейших непримиримых оппозиционеров, чтобы они могли рассчитывать на место выше третьего. А беженский кризис постепенно преодолевается, оттого есть надежда, что на следующих выборах партия без политической или экономической программы, умеющая только разжигать ненависть и сеять страхи, нынешний свой успех не повторит.

Илья Мильштейн, 25.09.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей