О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Ынакомыслящий

Илья Мильштейн, 18.09.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Теперь уже не проверишь, поскольку спрашивать практически некого, но Евгений Примаков утверждал, что накануне второй войны в Заливе, встретившись в Багдаде с Саддамом, передал ему устное послание из дружественной Москвы. А в нем президент РФ будто бы советовал президенту Ирака, во имя любви к своему народу, подать в отставку. Тот, молча выслушав посланца, похлопал его по плечу и покинул помещение. Дальнейшее известно.

Описанная сцена вызывает некоторые сомнения по той причине, что мировое сообщество в те дни, включая американцев, вовсе не настаивало на уходе иракского национального лидера. Мировое сообщество ставило другие условия, которые не казались невыполнимыми. В частности, речь шла о том, чтобы инспекторы ООН получили возможность подтвердить или опровергнуть факт наличия у Саддама химического оружия. Того самого, которое впоследствии обнаружено не было. Но президент Ирака счел эти требования оскорбительными и, выбирая между войной и инспекторской проверкой, предпочел смерть. Для себя и тысяч и тысяч соотечественников.

Схожий выбор сегодня совершает Ким Чен Ын, причем в ситуации, с одной стороны, гораздо более опасной для него и северокорейского народа, а с другой - куда более комфортабельной. Никаких инспекторов в Пхеньян никто посылать не собирается. Ультиматумов насчет немедленного отказа от оружия массового уничтожения ему тоже никто не предъявляет. КНДР - ядерная держава, и с этой безотрадной реальностью человечество уже давно смирилось. Об отставке никто и не заикается. Осатаневшего от вседозволенности Кима просят уняться и прекратить ракетные испытания с имитацией ядерных ударов по соседним странам, иначе будет худо. А он не унимается, и взволнованная девушка в его телевизоре почти каждодневно информирует счастливых северных корейцев о новых и новых успехах в деле бомбостроительства и о том, как скоро их военно-космические войска сотрут в пыль Америку.

Между тем человечество уже теряет остатки своего ангельского терпения, что же касается Америки, то там чуть ли не все приближенное к Трампу начальство прямо говорит о том, что дипломатические игры кончаются и слово вот-вот предоставят товарищу маузеру. То есть главе Пентагона генералу Мэттису, который и позаботится о перевоспитании малолетнего вождя. А это в переводе с американского на общедоступный означает войну, вероятнее всего ядерную, ибо Ким Чен Ын столько раз уже пообещал всех убить водородной бомбой, что ему наконец поверили. При том что даже в эти дни и часы ему еще не поздно остановиться, но вообразить, что он уступит и хотя бы на время отложит в сторону свои смертоносные игрушки, нелегко. Воображения не хватает.

Чем объяснить такое скверное поведение отдельных диктаторов, которое еще можно назвать суицидным? В отличие от других, типа аятоллы и его "бешеных мулл" в Иране, которым все-таки хватает ума в последний момент умерить гордыню и заключить сделку. Почему фюреры вроде Саддама, Каддафи, Кима упорно и последовательно стремятся к смерти, увлекая за собой горемычных соплеменников?

Есть версия, что они и сами являются заложниками собственных амбиций - и ежели проявят слабость и уступчивость, то их подданные могут сильно удивиться и ближайшие соратники тиранов сметут. Однако практический опыт не подтверждает этих умозрительных построений. В конце концов и ливийского вождя, и иракского именно во время войны сдали генералы, не желавшие помирать под высокоточными бомбами.

А в Северной Корее тотально зомбированный народ вообще поражений от побед не отличает, и если завтра та же возбужденная девушка сообщит гражданам, что война завершена и конница Ким Чен Ына распрягает усталых коней возле Белого Дома, то можно будет и ядерную программу заморозить. И если найдется генерал, который эту новость воспримет без того, чтобы доверчиво забиться в счастливой истерике, то его расстреляют из пушки, и если какой-нибудь дядя блистательного полководца дерзнет косо поглядеть на племянника, то дядю скормят собакам. Короче, методика отлажена, и ничто как будто не мешает Киму поберечь себя и не грезить о ядерном грибе над Флоридой.

Но он грезит, причем наяву, и в кошмарных мечтах его и в действиях отражается грядущая гибель КНДР. А беда усугубляется еще и тем обстоятельством, что человечество в равной мере ужасают и война, и ее последствия в том случае, когда гордого молодого человека с его генералами и солдатами уничтожат и миллионы безутешных беженцев побегут в соседние страны. Из Северной Кореи - в Южную, в Китай, в Россию. Подобных гуманитарных катастроф мир еще не знал и знать не хочет, а преодолевается она путем превращения империи чучхе в выжженную пустыню, и это, к несчастью, совершенно не исключено, если Ким попытается вмазать бомбой по Америке. Или нам скажут, что он попытался, но вдарят сразу, чтобы попытаться не успел. А нет беженцев - нет проблемы.

Разгадка же иррационального поведения диктаторов определенного типа, по-видимому, заключается в том, что беспредельная глупость и спесь у них соединяются с беспредельной отвагой и ненавистью к чужеземцам. Они и впрямь заложники, только окружение тут ни при чем. Это специфический склад характера, который безуспешно пытаются постичь политики, политологи, психологи, журналисты. Это бесстрашие особого рода, помноженное на злобу, но такой силы и такого масштаба, что помрачает остатки разума и подавляет чувство самосохранения. И эта ненависть, заставляющая стремиться к войне с заранее известным итогом, сродни страсти к самоуничтожению.

Саддам оттого и прервал беседу с заезжим доброжелателем, если она имела место, что его распирало от желания повоевать с американцами. А к Киму никто и не осмелится подходить с такими увещеваниями, хотя какие-то закулисные переговоры до сих пор идут. Только он сам и может допереть, что счет пошел на дни и часы, сидя в одиночестве перед зеркалом и сжимая кулаки. Только говорящее правду стекло способно, глянув ему в глаза, честно проинформировать о происходящем, мягко намекнув, что он всех достал и расплата почти неминуема. Пока бойня не началась, есть надежда, что свою шкуру, внезапно вспомнив про Саддама, он все-таки побережет.

Илья Мильштейн, 18.09.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей