О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.230155.html

статья Киев бомбили, нам объявили

Илья Мильштейн, 11.06.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Сергей Глазьев призвал бомбить Воронеж, то есть Украину, но это, конечно, не та новость, которой следует посвящать колонку. Ибо новость, как учат в школе юного журналиста, должна изумлять, удивлять или как минимум содержать информацию, а тут что ж? "Посмотрите динамику: если в декабре нацистов было две тысячи человек в Киеве, в феврале - 20 тысяч, в мае их уже 50 тысяч вместе с военнослужащими, в середине лета их будет 100 тысяч, в сентябре их будет 200 тысяч, к концу года они поставят под ружье 500 тысяч человек", - говорит Сергей Юрьевич и, натурально, требует "закрыть небо" и бомбить.

Это не новость, это вообще не журналистика, это нечто иное.

Скорее литература или кино, хотя и на документальной основе. Портрет героя, что ли, как нас учили в другой школе, общеобразовательной. Образ Онегина, образ Печорина, образ Наполеона, образ эсэсовца. Цельность этого образа, его правдивость и монолитность. И еще что-то такое вспоминается, из критических статей и книжек - о соответствии персонажа его речевым характеристикам и поступкам. О законах построения образа.

Вот это уже ближе. Ибо политические акции наших благодетелей и властителей дум давно уже не поддаются экспертному анализу. Зато средствами литературы, преимущественно фантастического плана, их можно если не постичь, то хотя бы обозначить. Это все люди, которые снимаются в каком-то небывалом документальном сериале, и, сами себе сценаристы и режиссеры, они зорко следят за тем, чтобы первоначальный образ развивался в нужную сторону, и только туда. Чтобы ни единой долькой не отступиться, как сказал один национал-предатель.

Взять хотя бы, не знаю, "депутата Мизулину", которую клеветнически настроенные граждане собираются проверить на вменяемость, и, кажется, уже не в первый раз. Повод вроде имеется, достаточно вспомнить такие слова, как "педофильское лобби", "оральный секс", "труповозка" и некоторые другие. На самом же деле указанная Мизулина честно и самоотверженно проживает жизнь драматического писателя-автобиографа, которого, как сказал Путин (или кто?) должно судить по законам, им самим над собою признанным. И если позавчера она приравнивала суррогатное материнство к ядерному оружию, то вчера просто обязана была предоставить зрителям образы детской порнографии, а завтра еще что-нибудь такое предъявит, иначе день прожит зря. А если она вдруг и невпопад выскажет что-нибудь разумное, то взыскательная публика изумится и чего доброго потребует назад деньги за билеты. А то и театр разнесет. Чего, мол, вы нам показывали все эти годы?!

Или вот "министр Мединский". В те дни, когда он чего-нибудь не запрещает, не борется с фальсификацией истории в угоду истории или не смеется над маловерами, утверждающими, будто он своровал свои диссертации, страна и ее культуртрегеры недоумевают: что это с ним? Зато когда ведомый им Минкульт в очередной раз лишает дотаций очередных русофобов или вот, как вчера, всевидящим оком своим ухватывает в кукольных спектаклях пропаганду гомосексуализма и площадную брань, какая движуха сразу начинается! Бойкот, всеобщее возмущение, всероссийский скандал, всесветный позор... Ну да, министр смертельно обижен на редакцию "Кольты" и на всю нашу недобитую интеллигенцию, сорвавшую ему венецианский триумф, - так ведь такой министр только так и должен обижаться. Срывая все и всяческие маски с кукольных персонажей и вспарывая подушки. Правда характера превыше всего.

Впрочем, и на этом фоне сюжет, связанный с бомбометанием, выделяется своей, как бы сказать, тонкостью и драматургическим изяществом. В январе нынешнего года Сергей Юрьевич дал интервью журналу с говорящим названием "Газпром", в котором порассказал много чего интересного, причем типично глазьевского. В частности, о том порассказал, как "американская миссия" в Киеве "получает загадочные сейфы, которые возят инкассаторские машины с самолетов. Эти сейфы идут по дипломатической линии и не подлежат досмотру". Потом бабло распределяется между фашистами, и в итоге киевские пункты обмена валюты завалены свежеотпечатанными банкнотами, "в то время как в Москве долларов нового образца нет".

Эти доллары в самолетах тогда многим запали в душу, и меня лично, помню, прямо оскорбила такая разборчивость "бендеровцев", соглашавшихся свергать Януковича только в обмен на свежеотпечатанную валюту. Будто обычная уже не годится к оплате. Но это был, как можно теперь догадаться, боковой сюжет. Законы жанра требуют того, чтобы тема авиации не повисала в воздухе, и потому Глазьев сегодня ее развивает, требуя поднять в воздух уже наши самолеты и нанести превентивные удары по позициям украинской армии, чтобы "не дать ей окрепнуть". И если бы он этого не сказал, а, напротив, призвал к миру и прекращению огня, то мы бы не только удивились, но и обеспокоились: что это с Глазьевым? Почему не призывает к отмене долларов, отчего не борется с украинским фашизмом и зачем жалеет людей? Может, он заболел?

Нет, он здоров, слава богу. Все они на свой лад здоровы: Рогозин, допустим, притаился в окопе, а Глазьев - тот поддерживает его с воздуха. Убедительная в целом картина, хотя воображение дорисовывает неожиданные детали: из окопов доносится лающая немецкая речь, а Глазьев сидит в "юнкерсе". В январе он информировал о скором американском "вторжении" на Украину и хрустящих баксах, которые вместе с патронами Обама выдавал желающим прямо во дворе посольства США в Киеве. Ныне прозревает бомбардировщики в небе над Донбассом и меньше чем на 50 тысяч убитых, похоже, не согласен, а то, говорит, их станет еще больше, и это совсем не новость - применительно к Глазьеву. Это образ, говорю вам, и здесь по школьным правилам требуется прилагательное, типа эпитета, но вы его подберете сами.

Илья Мильштейн, 11.06.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей