О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Расшибающая лоб

Николай Митрохин, 26.11.2013
Николай Митрохин. Фото из личного архива
Николай Митрохин. Фото из личного архива
Реклама

Лет десять назад один знакомый политтехнолог внезапно заинтересовался моим мнением по проблеме легализации наркотиков. Я спросил, зачем это ему нужно. "Да есть у меня депутат, он сейчас думает заявить свою позицию по этой теме. И сделать себе на этом имя". "Интересно, - говорю. - И какая же у него позиция? Он за или против?" - "Да он еще не знает, вот опрашиваем людей, ориентируемся..."

Этот эпизод вспоминается мне каждый раз, когда я замечаю неожиданную активность прежде мирного народного избранника, который на глазах превращается в тираннозавра, готового пожрать чахлые и полузатоптанные его коллегами ростки демократии и гражданского общества в современной России.

И судьба этого тираннозавра в общем-то вполне предсказуема.

Наблюдатели говорят о двух возможных причинах превращения вполне безобидной, а когда-то и вовсе полезной депутатки Елены Мизулиной из "яблочницы" в православную фундаменталистку с гомофобным уклоном. Первая причина - "политическая проституция" - была названа в газетной статье, нашумевшей из-за реакции со стороны оскорбленных единоросов. Там утверждалось, что группа новобранцев фракции "ЕР" в Госдуме решила замолить грех своей былой принадлежности к демократам и резко переложила руль вправо, став святее самого папы римского. Другие комментаторы указывают на "ряд волшебных изменений милого лица" депутата Мизулиной, ставших особенно заметными, когда стало известно, что ее сын живет в Западной Европе и подвизается в юридической фирме, которая активно занимается защитой прав гей-сообщества.

Для меня бесчисленные демарши депутата Мизулиной, из которых в последнее время особенно заметны были предложение закрепить в Конституции статус православия как государственной религии и омраченное скандалом выступление на конференции в ФРГ, свидетельствуют о том, что ее политическая карьера подходит к концу. Примеры покойного Василия Шандыбина или, если угодно, Андрея Исаева, публично обещавших сокрушить гидру либерализма и вытеснить оппозицию за пределы политического поля, показательны. Излишне радикальные депутаты, пусть даже воюющие на стороне Путина, ему на самом деле не нужны. Ибо их выходки - это не только попытка заработать дешевую популярность у маргиналов, но и повод для неприятных и непредсказуемых скандалов с теми политическими силами и общественными группами, с которыми Путин не прочь договориться и старается не раздражать их без особой нужды.

И ладно бы еще, когда такие конфликты идут в общей струе конфронтации, но горе возмутителю спокойствия, если он (или она) не успевает заметить смену ветерка, дующего с вершины властной пирамиды. Мизулина этого, похоже, не заметила - или замечать уже не хочет.

В июне Елена Борисовна выступила со скандальной инициативой концепции по семейной политике. Газетного шума эта концепция наделала немало, но в дело не пошла. Власть ее начисто проигнорировала. Другой бы успокоился, но потерявшая представление о политических реалиях г-жа Мизулина выдвигала одну православную инициативу за другой - и наконец получила в этом месяце черную метку. Ее заявление о необходимости запретить в России суррогатное материнство получило публичную отповедь от десятка высокопоставленных правительственных чиновников и коллег по Думе, в том числе и товарищей по фракции. В качестве союзников депутата обозначились лишь православные активисты и некоторые представители духовенства.

Заявление о конституционном закреплении православия в качестве государственной религии прозвучало из уст Мизулиной на заседании депутатской группы по защите традиционных христианских ценностей. Однако неясно, поддержали ли эту инициативу хотя бы все члены даже этой, довольно маргинальной в Госдуме группы. Во всяком случае, никакого совместного заявления они, если судить по информационным сообщениям, не приняли. Думается, и не примут. Потому как сейчас, в преддверии Олимпиады, официальная пропаганда нацелена на то, чтобы придать России имидж цивилизованного государства. Отсюда все путинские речи о равноправии и безопасности геев в России. Мизулинские же заявления идут вразрез с этой линией.

Компания, которую Мизулина выбрала себе на прошлой неделе для презентации российской духовности в Германии, тоже, мягко говоря, несолидная. В ангаре в окрестностях Лейпцига собрались те, кто по немецким и европейским стандартам считается маргиналами. Это были даже не деятели консервативного крыла ХДС/ХСС. Политические отбросы германского общества – напрочь дискредитировавшие себя экономист Тило Саррацин и журналистка Ева Херман (оскандалившаяся позитивной оценкой семейной политики Гитлера) - не были, не являются и не будут депутатами немецкого парламента. Появление там думских дам Мизулиной и Баталиной повысило статус этого собрания, однако для самих депутаток это спуск на европейское политическое дно - где возможны и столкновения с антифашистами, которых Мизулина предпочитает называть ЛГБТ-активистами. Более опытная в таких делах РПЦ ограничилась посылкой на этот форум третьестепенных церковных чиновников, даже не архиереев. Так что Мизулина оказалась вне серьезного политического контекста и лишний раз попортила Путину его имидж в Германии.

Конечно, Путин это перенесет. И Мизулина до конца своего депутатского срока будет эпатировать публику своим заявлениями и инициативами. Но мне кажется, что вряд ли мы увидим ее в составе следующей Думы. А РПЦ останется в статусе политически главной российской конфессии, но юридически этот статус оформлен не будет. Путину пока так удобнее.

Николай Митрохин, 26.11.2013


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей