О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/limonov/m.194229.html

статья Горячие точки декабря

Эдуард Лимонов, 19.12.2011
Эдуард Лимонов после объявления себя кандидатом в президенты. Фото Дмитрия Борко

Эдуард Лимонов после объявления себя кандидатом в президенты. Фото Дмитрия Борко

Важнейшими событиями последних недель явились, конечно же, митинги протеста против грязных выборов. 4 декабря на Триумфальной (133 задержанных), 5-го на Чистых прудах (300 задержанных), 6-го опять на Триумфальной (569 задержанных) - и наконец кульминация: 10 декабря митинг, планировавшийся Сергеем Удальцовым на площади Революции, был самовольно уведен договорившимся с властью Борисом Немцовым на Болотную площадь.

В обмен на уход из центра города власти митинг разрешили. В результате несколько десятков тысяч граждан, эмоционально разогретых предыдущими протестами, вышли на Болотную, постояли, послушали ораторов и выслушали затем резолюцию митинга. Ни один человек не был задержан - в награду за отказ от возможности изменить судьбу страны. Затем все разошлись по домам. В то же самое время на площади Революции оставалась горстка людей, и я провел там двухчасовой митинг в полном политическом одиночестве.

Резолюция, оглашенная на Болотной, потребовала отменить результаты выборов, провести свободные выборы, зарегистрировать все политические партии, уволить Чурова и выпустить на свободу всех политических заключенных.

В тот же день и в последующие дни Немцов и его собратья, буржуазные вожди, через близкие им СМИ декларировали бодрую победу гражданского общества. Их удовлетворило и привело в восторг уже само появление на митинге десятков тысяч москвичей, которых они всех скопом радостно причислили почему-то к среднему классу. Определили классовую принадлежность исключительно на глаз, руководствуясь, видимо, качеством джинсов и курток. Восторги чуть поумерились, но не утихают.

Хитрая власть между тем не выполнила ни единого требования резолюции на Болотной. Лидер нации Владимир Путин добродушно поиздевался чуть-чуть над болотными гражданами в ходе своего многочасового выступления перед народом. Новым депутатам преспокойно раздают мандаты. 21 декабря состоится первое заседание Государственной думы свежего созыва. Сергея Удальцова, заявителя митинга на площади Революции, митинга, эвакуированного Немцовым на Болотную, возят из спецприемника в больницы туда и обратно, он держит голодовку и как бы не помер таким образом.

А Борис Немцов со товарищи опять скликают граждан на митинг. Видимо, понравилось. И опять на разрешенный. Теперь еще дальше от центра города и его жизненно важных государственных учреждений. Дальше от ЦИКа (Б. Черкасский переулок), от здания Государственной думы (Охотный ряд) и от Кремля (прямо за памятником Карла Маркса на площади Революции). Я вот раздумываю: идти ли нам, мне и моим сторонникам, 24 декабря на митинг, заранее обреченный на принятие всего лишь еще одной резолюции? 10 декабря я не пошел с ними, остался в политическом одиночестве на площади Революции, понимая, что было совершено историческое предательство, сорвана возможность демократической революции в авторитарной стране. Теперь граждан созывают, я так понимаю, чтобы выпустить оставшийся пар.

Не факт, что граждан соберется столько же, сколько их было 10-го на Болотной. 17 декабря на митинге там же на Болотной, инициированном "Яблоком", Сергей Митрохин заявил: "Митинги должны становиться все более и более массовыми". Опровергая его слова на месте, митинг собрал около 1,5 тысячи человек, то есть в десятки раз меньше, чем 10 декабря. Люди топтались с зелеными шариками в руках, и им раздали белые ленточки с невнятным легкомысленным лозунгом. И потом разошлись. Иронический вопрос: власть страшно испугалась?

По моим наблюдениям за политикой последних 18 лет, никакого нагнетания, постепенного наращивания численности протестующих, как правило, не происходит. Увеличение активности происходит внезапно, долго не длится, и если не использовать момент наивысшего внезапного подъема людской волны, массы засыпают опять - и не выходят из своих подъездов на улицы. Неуспех митингов вызывает быструю апатию.

Буржуазные вожди и их СМИ внушают побывавшим на Болотной площади гражданам неразумную гордость их поступком. Между тем выход на разрешенный властью митинг не есть даже акция протеста - десятки тысяч людей просто впервые воспользовались своим конституционным правом. И воспользовались им вполне пассивно. Не нужно их расхваливать за это и превозносить как героев. Героизм впереди.

Ведь результата нет. Те, кто надеялся и продолжает надеяться, что вышедшие на площадь десятки тысяч постоят на разрешенном митинге и власть убежит в испуге, наивны. Они заблуждаются. У нас не та власть, которая убежит в ужасе от количества собравшихся на Болотной. С этой властью нужно вести себя много храбрее, смелее, жестче.

Меня пытаются сейчас представить как сторонника чуть ли не кровавого бунта во имя каких-то собственных интересов. Я заметил, что меня уже пинают некоторые оппозиционные СМИ. Между тем я всего лишь твердый практик политики, и я вам говорю твердо и честно, пусть вам это и неприятно.

Нужно было 10 декабря всем десяткам тысяч протестующих оставаться на площади Революции, а по окончании митинга всего лишь мирно и спокойно сдвинуться к Большому Черкасскому переулку, к зданию ЦИКа, и заявить свои требования там. Делегированные митингом представители вошли бы в здание и потребовали встречи с Чуровым и с представителями правительства страны. И потребовали бы от них немедленно заключить соглашение между нами и ими. Второй шанс когда еще будет, если будет. Скоро вы начнете проклинать Немцова. В Петербурге его уже освистали на митинге оппозиции.

Теперь об отказе ЦИКа зарегистрировать Э.В. Савенко (это я) кандидатом в президенты РФ. Точнее, об отказе зарегистрировать инициативную группу по выдвижению меня в кандидаты.

Что сказать: они вначале совершили преступление, а потом ошибку. Преступление было совершено 11 декабря, когда против меня и инициативной группы граждан по выдвижению меня в кандидаты была проведена полицейская спецоперация. Здание гостиницы на Измайловском шоссе еще ночью было окружено силами полиции, позднее прибыли в подкрепление шесть автобусов с полицейскими 2-го оперативного полка. Администрация и полиция вывесили объявление, что собрание не состоится - в зале, дескать идет срочный ремонт.

После не увенчавшихся успехом переговоров с администрацией гостиницы и полицией мы были вынуждены провести регистрацию пришедших меня поддержать граждан в автобусе, запаркованном рядом с гостиницей. Нотариус, явившийся заверить наши документы, отказалась это сделать на том основании, что она имеет право заверить документы только в здании, указанном в письменном оповещении, направленном мною в ЦИК.

При регистрации граждан в автобусе присутствовали трое чиновников ЦИКа, среди них заместитель руководителя рабочей группы, член ЦИКа Е.П. Дубровина. Имея полномочия, они тем не менее не вмешались в происходящее, не сделали ни единой попытки восстановить законность и снять полицейскую осаду. Они также не потребовали от администрации гостиницы предоставить нам другой зал.

В результате я и поддерживающие меня граждане был намеренно и насильственно поставлены в условия, нарушающие мои права как кандидата в президенты. Поскольку доступ в помещение, где было назначено собрание, был прегражден группой вооруженных лиц, представляющих государство в лице Министерства внутренних дел.

14 декабря ЦИК принял мои документы, а 18 декабря отказал в регистрации моей инициативной группы на том основании, что списки не были заверены нотариусом. И это была их грубая ошибка. Потому что теперь я уверенно оспорю результаты еще не состоявшихся выборов 4 марта. Захват вооруженными людьми здания с целью помешать законному собранию инициативной группы по выдвижению кандидата в президенты - веский аргумент, достаточный, чтобы признать результаты выборов 4 марта недействительными.

Эдуард Лимонов, 19.12.2011


в блоге Блоги