О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Заодно и туже

Владимир Абаринов, 29.04.2013
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

26 апреля, покуда прогрессивная оппозиционная общественность дружно хихикала над необразованностью жены футболиста и виршами поэтессы, заточенной в своих апартаментах, президент взял да и подписал закон с невзрачным названием "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

Конечно, от нынешних Думы и президента ничего хорошего ждать не приходится, но этот закон разрушает остатки правосудия в России с небывалой прежде откровенностью.

После войны Сталин учинил кампанию повторных посадок. Скажем, какой-нибудь, условно говоря, троцкист или меньшевик был осужден за контрреволюцию, отбыл срок – и вдруг его снова хватают. По принципу "бывших врагов не бывает". Именно это теперь будет происходить в России. Даже нового дела не потребуется. Упекут по старому.

Корни этого закона отыскиваются в Курганской области. В марте 2005 года тамошняя жительница Е.Л. Акимова была осуждена Петуховским районным судом на четыре года лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью своему мужу, которого она пырнула ножом. Уже после того как приговор вступил в законную силу, выяснилось, что потерпевший скончался от колото-резаной раны, нанесенной ему Акимовой. Умер он еще до вынесения приговора, но ни суд, ни прокурор об этом почему-то не знали. Когда сестра потерпевшего сообщила об этом прокурору, тот решил возобновить дело, вменив Акимовой более тяжкое преступление. Такое возобновление возможно ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49 УПК), однако случай Акимовой под такую категорию не подпадал.

Новые обстоятельства, согласно ст. 413 УПК, могут стать основанием для возобновления производства лишь в том случае, если они устраняют преступность и наказуемость деяния. Кроме того, согласно ст. 252 УПК, "изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту".

Президиум Курганского областного суда встал перед дилеммой, которую не смог разрешить самостоятельно, и направил запрос в Конституционный суд. По мнению президиума, соответствующие статьи УПК необоснованно сужали полномочия суда и ограничивали конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина, включая право на судебную защиту.

Конституционный суд с этой точкой зрения согласился. В своем постановлении он признал недопустимой норму, которая позволяет лишь облегчить, но не ухудшить участь осужденного. "Более того, - отметил суд, - в ситуации, когда общественно опасные последствия преступления наступают после вынесения приговора или иного итогового решения по уголовному делу, они вообще не могут стать предметом проверки и оценки ни со стороны органов, призванных осуществлять уголовное преследование, ни со стороны суда".

В итоге суд признал не соответствующими Конституции указанные нормы УПК и обязал Федеральное собрание внести в УПК соответствующие поправки.

Интересно, что в своем постановлении КС ссылается на различные статьи Конституции, в том числе на часть 3 статьи 50, но удивительнейшим образом забывает о существовании части 1 этой статьи. О ней в своем особом мнении пишет не согласившийся с решением судья Сергей Казанцев. Вот ее текст: "Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление". Казанцев, кроме того апеллирует к Международному пакту о гражданских и политических правах и к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: оба документа не допускают повторного осуждения за одно и то же преступление.

Принцип римского права non bis in idem ("не дважды за одно и то же") – один из краеугольных камней современного правосудия. В США он закреплен в Пятой поправке к Конституции. Повторное рассмотрение дела в суде допускается лишь при обнаружении процессуальных нарушений или если присяжные не в состоянии вынести вердикт. В этом случае судебное следствие объявляется несостоявшимся и обвинение, если хочет, должно все начинать с начала. Другое основание для нового суда – возможность оправдания осужденного, но никак не усугубление его участи.

Закон, о котором идет речь, принят во исполнение решения Конституционного суда. В пояснительной записке фактически под копирку переписано постановление КС. В заключении комитета Госдумы по законодательству имеются мелкие уточнения, но никаких возражений по существу. В первом чтении законопроект обсуждался на пленарном заседании 23 ноября прошлого года. Проект представил заместитель министра юстиции, статс-секретарь Минюста Юрий Любимов. ОН повторил канцелярские формулировки пояснительной записки, ничего к ним не прибавив. Зампред комитета по законодательству Виктор Пинский произнес всего несколько фраз, из которых ключевой была такая: "Действительно, наличие признаков более тяжкого преступления должно влечь пересмотр обвинения, чтобы виновное лицо не уходило от ответственности".

Третьим оратором был депутат от ЛДПР Иван Сухарев. Он закончил свое выступление так:

...Подобная ситуация будет означать нарушение конституционного запрета на осуждение дважды за одно и то же преступление и приведет... к злоупотреблениям со стороны обвинительной власти, которая будет использовать институт пересмотра судебных решений в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами для достижения своих целей. Считаем это недопустимым. Фракция ЛДПР не поддержит данный законопроект.

Засим дебаты были закрыты – больше желающих выступить не нашлось.

Но фракция ЛДПР понимает выражение "не поддержать законопроект" своеобразно. Ее члены в полном составе не участвовали в голосовании. То же самое сделали семеро коммунистов, трое эсеров и один единоросс. Против не голосовал ни один. Ни один не воздержался.

Во втором чтении закон был принят 22 марта. На этом заседании выступала вице-премьер Ольга Голодец, депутаты бурно демонстрировали заботу о сиротах, так что на дискуссию по интересующему нас законопроекту сил не осталось. При голосовании либерал-демократы резко изменили свою позицию: из 56 членов фракции 54 нажали кнопку "за" и лишь двое не подали голоса. Из ЕР "за" сказали сто процентов. Из КПРФ четверо не участвовали в голосовании, из СР 58 человек не участвовали, трое проголосовали "за", один (Илья Пономарев) против и один воздержался.

Третье чтение тоже оказалось кратким. Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников сказал следующее: "Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги! Данный законопроект во втором чтении мы приняли 22 марта. Проведены соответствующие экспертизы. Предлагаем принять его в третьем чтении". Желающих высказаться не оказалось. При голосовании "против" не было подано ни одного голоса, воздержавшихся не было, не голосовали 64 депутата, из них 62 эсера и двое либерал-демократов.

Теперь пункт 2 части 2 статьи 413 УПК выглядит так. Вместо слов "обстоятельства... устраняющие преступность и наказуемость деяния" стоит "обстоятельства... исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления".

"Общественно опасные последствия". Теперь репрессивной машине не нужно изобретать новых уголовных дел для оппозиционеров, чей срок заключения подходит к концу. Требуются лишь вновь открывшиеся обстоятельства старого дела, усугубляющие вину. Например, Надежда Толоконникова и Мария Алехина отбывают двухлетний срок по статье 213 УК ("хулиганство"). Однако в ноябре прошлого года Замоскворецкий суд признал ролик с панк-молебном Pussy Riot экстремистским на основании экспертизы, считающей творчество группы "скрытым призывом к бунту и неповиновению власти, к осуществлению беспорядков".

В январе Мосгорсуд отклонил кассационную жалобу Екатерины Самуцевич и решение Замоскворецкого суда вступило в силу. В уголовном деле Pussy Riot имеется постановление следователя, выделившего видеозапись в отдельное производство по статье 282 УПК ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"). Если преступление, предусмотренное этой статьей, совершено организованной группой, оно может повлечь за собой лишение свободы на срок до пяти лет.

Вот что такое новые поправки к УПК. И никакой он не взбесившийся, этот принтер. Он действует по четко продуманному плану. Еще одна статья Конституции почила в Бозе. Аминь.

Владимир Абаринов, 29.04.2013

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей