О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/abarinov/m.177884.html

статья Процесс поплыл

Владимир Абаринов, 11.05.2010
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Бодрое начало следствия по делу о пиратском захвате российского танкера "Московский университет" в Аденском заливе сведущих людей сразу насторожило: им прекрасно известно, с какими трудностями сталкивается в таких случаях правосудие. В отличие от ситуаций, когда пираты задерживаются в территориальных водах и подлежат юрисдикции соответствующего государства, данный инцидент имел место на расстоянии в 350 морских миль от территории Йемена, и Россия, согласно Конвенции ООН по морскому праву (статьи 100-107), имела полное право предать суду виновников разбойного нападения.

Но иметь право и иметь возможность - разные вещи.

Судно было отбито морским спецназом 6 мая, и следователь Следственного комитета при прокуратуре РФ сразу же приступил к сбору доказательств непосредственно на борту танкера.

Еще утром 7 мая СКП намеревался этапировать задержанных в Москву для продолжения следствия. Однако в тот же день нападавших отпустили на все четыре стороны, отобрав у них оружие и навигационное оборудование.

Представители следствия, не пожелавшие публиковать свои имена, мотивировали это решение не только отсутствием доказательной базы, но и невозможностью установить личность задержанных: "Мы до сих пор не знаем никаких установочных данных этих людей - их фамилии, возраст, гражданство - и не имеем никакой возможности узнать это". Задержанные отрицали версию следствия, а из захваченных в заложники моряков никто опознать в них пиратов не смог.

Решение закрыть дело о нападении на "Московский университет" принято на десятый день после того, как Совет Безопасности единогласно принял резолюцию 1918 о борьбе с пиратством, первый же пункт которой гласит: "Неосуществление судебного преследования лиц, ответственных за акты пиратства и вооруженного разбоя на море у берегов Сомали, подрывает антипиратские усилия международного сообщества". Проект резолюции был внесен Россией. А президент России уже после операции по освобождению судна пообещал разобраться с пиратами "по всей строгости военно-морских законов".

Правда, министр юстиции РФ Александр Коновалов попытался сослаться на несовершенство международного законодательства и даже переложить ответственность на США, которые, дескать, отказываются обсуждать идею Москвы учредить специальный международный трибунал для наказания пиратов.

Но в данном случае никаких международных усилий не требовалось. А главное, международный трибунал оказался бы точно в таком же положении.

Ничуть не в лучшем оказался американский суд, перед которым предстали на днях свежезахваченные пираты. В Норфолке, штат Вирджиния, предъявлены обвинения 11 участникам двух пиратских нападений на американские военные корабли.

Первое имело место 31 марта к западу от Сейшельских островов. Пираты ошибочно приняли фрегат Nicholas за гражданское судно и обстреляли его. Фрегат ответил огнем и потопил их лодку-скиф, а пятерых нападавших взял в плен.

Второй инцидент произошел 10 апреля в 338 милях от Джибути. Пираты напали на десантный корабль-док Ashland. На сей раз им повезло еще меньше: военные моряки обстреляли лодку нападавших из палубного пулемета и подожгли ее. Шестеро пиратов бросились вплавь, но их выловили и водворили под стражу.

Оба корабля входят в состав флотилии, патрулирующей Аденский залив. Вместе с пойманными ранее число пиратов, захваченных военно-морскими силами США, достигло 21. Покуда власти США решали вопрос о подсудности, пленники содержались на борту захвативших их кораблей. Постоянное представительство Сомали при ООН требовало передать задержанных либо стране их гражданства, либо международному (но не американскому) правосудию. В конце концов решено было судить их по месту приписки кораблей.

Намучились с ними следователи изрядно. Никто из пиратов не говорит по-английски и почти никто не читает и не пишет на родном языке. Один из обвиняемых заявил: "Я и школы-то никогда в жизни не видел". Они назвали свои имена, но не факт, что это имена настоящие, а не вымышленные. На вопрос о возрасте пираты отвечают расплывчато: один говорит, что ему 18 лет, а на вид все 30, другой - что не знает, когда родился.

Адвокаты говорят, что не уверены в том, что их клиенты адекватно воспринимают происходящее, и ссылаются на "культурный шок": мол, для них оказаться в США все равно что попасть на другую планету. Вдобавок ко всему обвиняемые жалуются на тюремную еду: они правоверные мусульмане, а им дают свинину. Тюремщики, в свою очередь, заявляют, что арестанты попались больно капризные - требуют верблюжатины и буйволятины.

В итоге пока только один пират признал себя виновным (что автоматически влечет за собой пожизненное заключение). Остальные или заявили о своей невиновности, или взяли время на раздумье. Начало судебных слушаний ожидается в сентябре.

Все это выглядит каким-то злым гротеском. Но борьба с пиратством и впрямь начинается на суше. Несостоявшиеся государства - failed states - вот источник угрозы, и не только пиратства, но и терроризма, оргпреступности и прочих бед, с которыми не в силах совладать самые могучие державы вместе взятые.

Владимир Абаринов, 11.05.2010