О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Media/Television/m.249139.html

статья Скрывай все и таи

01.03.2016

Когда в интернете появились первые страшные подробности детоубийства в Москве, освещение трагедии быстро было взято под контроль. Съемочные группы развернули на полпути. В понедельник в телевизионных новостных выпусках не было ни слова о "кровавой няне", отрезавшей голову своей воспитаннице. Дмитрий Песков заявил, что федеральные телеканалы сами приняли такое решение, но Кремль его поддерживает. Некоторые либеральные журналисты согласились с тем, что массовому телезрителю лучше не знать о кошмарном преступлении.

Анна Качкаева, медиаэксперт
Фейк ("распятый мальчик"), выданный миллионам за реальность, и факт ("голова девочки"), который в телек к миллионам не пустили. Драматическое переплетение лжи и правды. Спутанное агрессивным "адом" картинок и комментариев цифровой среды. Целая тема даже уже не про журналистику, а про медиавласть, когда происходит стирание границ между реальной-выдуманной, запретной-разрешенной, допустимой-недопустимой, общественно значимой-имитирующей значимость, "открытой"-"закрытой" информацией... И тем, кто, как и почему - он/она/мы/они - выбирает, определяет, редактирует, фреймирует, устанавливает нашу с вами "повестку".
Антон Долин, кинокритик
...Я понимаю и поддерживаю решение федеральных СМИ не говорить в новостях о страшнейшем случае с няней, отрезавшей голову девочке.
Какой вывод из этого случая сделает массовый зритель (а немассовый делает уже, ему хватает соцсетей)?
- няни это опасно; чужой человек в семье - это зло;
- малообразованные и низкооплачиваемые няни особо опасны;
- няни из Средней Азии это жуть;
- мусульмане это кошмар;
- "трудные" или не полностью здоровые дети - такой тяжкий груз, что можно не выдержать и убить.
Каждый из этих стереотипов опасен. Опаснее няни с топором и криком "Аллах акбар".

...Вы же не возмущаетесь, когда кто-то эффектно кончает с собой (например, в метро), а федеральные СМИ не сообщают об этом всей стране в новостях? Здесь то же самое. Только сообщение об этом было бы чревато более глобальными и далеко идущими выводами.

Игорь Яковенко. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Игорь Яковенко, публицист, бывший глава Союз журналистов
...Задачка для первокурсников журфака. Дети, как должен поступить журналист: показывать этот трэш или нет? А, дети, не слышу? Правильно, Машенька, конечно, показывать. Ведь журналист, он ведь что? Он должен информировать о событиях. А если у вас у метро ходит тетя, которая машет детской головкой и вопит «Аллах акбар», это событие или нет? Да, Коля, ты правильно процитировал из моей лекции дефиницию события и верно перечислил все признаки, садись.

А теперь, дети, кто мне скажет, как именно надо показывать этот трэш? Так... так... правильно, Петенька, молодец! Мы у тети лицо прикроем полоской, чтобы ее не узнали и не убили, имя-фамилию в титрах писать не будем, ведь родня ни при чем. Да, и, конечно, этот жуткий предмет у нее в руках так немножко размоем, чтобы он никому ночью не приснился, а главное, чтобы родня лицо своей девочки не узнала. И про национальность тети мы конечно, не скажем, мы ведь с вами не знаем, является тетя членом этнической группировки или нет.

Так отвечают студенты младших курсов журфака, которые еще думают, что они могут стать журналистами. А вот когда они вырастают, то им объясняют, что они работают на дядю и как дядя скажет, так они и спляшут. И вот по поводу тети с отрезанной детской головкой у метро дядя сказал не показывать. И ни один федеральный канал не показал. Только Рен-ТВ один раз в дневных новостях. В результате в отсутствие профессиональной журналистской съемки по всем социальным сетям загулял удалой ролик, в котором и голова отрезанная, и лицо тети и всея ее подноготная, хоть сейчас открывай фашист охоту на весь род ее и на весь ее этнос. Плюс страдания родителям жертвы дополнительные.

Дмитрий Гудков, депутат Госдумы
Совершенно не хочу учить журналистике федеральные телеканалы, ни слова не сказавшие о вчерашнем убийстве девочки. Они уже давно не СМИ, а СМУ - средства массового умолчания (в лучшем случае). Меня удивляет другое - позиция пресс-секретаря Пескова, заявившего, что об убийстве рассказывать и не надо, мол, зачем разжигать.

Меня на журфаке МГУ учили другому. Рассказывать необходимо - но объективно. Без акцентов на национальность, религию и так далее. Те москвичи, которые весь вчерашний вечер и сегодня утром несут цветы к метро, - они сочувствуют. Любую трагедию можно сделать поводом для злобы или для сострадания. Телеканалы уверены, что вокруг Останкина ходят агрессивные звери. Поэтому не так давно обмотались колючей проволокой и боятся «разжигать». А мы - люди, которые хотят знать правду и разделить чужую боль.

Мучник Юлия , журналист
Юлия Мучник, тележурналист
...Я уверена, что рассказ о происходящем, спокойный и сдержанный, не навредил бы, а наоборот, возможно, снизил накал обсуждений и общий градус тревожности. Тем более что при нынешнем количестве цифровых носителей и распространении интернета безотносительно к телевидению новость о произошедшем в Москве все равно была в центре всеобщего внимания и лишь обрастала из-за недостатка точной информации совсем страшными слухами.

Однако же проблема в том, что нынешнее федеральное телевидение, заточенное давно под исполнение сугубо пропагандистских функций, функции информационные профессионально исполнять совсем разучилось. И не исключено, что обитатели Кремля отдают себе в этом отчет... Они сами так долго растравливали в стране взаимную ненависть, что теперь боятся ее вспышки по любому поводу.

Иван Давыдов. Фото с сайта www.mediaatlas.ru
Иван Давыдов, публицист
Много прочел у разных добровольных и платных любителей государства российского – правильно молчат. Потому что иначе – бунт, кровь, смерть, катастрофа. Странно, что про майдан никто не писал (или мне не попадалось).
Думать надо, - бормотали. Включайте голову, - бормотали. Понимать надо.
А понимать это надо так: добровольные и нанятые любители государства российского народ русский ненавидят и боятся. Считают его глупым и злым. И заранее уверены, что народ, узнав о страшной истории одной конкретной обезумевшей женщины, ринется резать узбеков.
Это даже не расширяет, а укрепляет наши знания о добровольных и нанятых любителях государства. И никак иначе это понимать не надо.
Марина Королева, радиожурналист
...Для меня нет вопроса - сообщать или нет. Сообщать. Но я бы давала только в новостях - и с минимальными комментариями, профессиональными (полиция, пожарные, медики). И никаких, черт возьми, обсуждений.
Александр Плющев
Александр Плющев, журналист "Эха Москвы"
Для меня, честно говоря, это было неожиданно: я-то думал, такой богатый сюжет будет использован на всю катушку для нагнетания истерии - дескать, ИГИЛ у ворот, мало бомбим в Сирии.

Говорят, вдруг, не дай бог, поднимутся межнациональные волнения, пойдут бить мигрантов. СТОП. То есть, по этой логике, раскручивая историю с якобы изнасилованной Лизой, российские каналы сознательно провоцировали волнения в Германии? Подстрекали наших иммигрантов против ближневосточных? А сюжетом про распятого мальчика сознательно же подогревали антиукраинские настроения? И весь этот выдуманный ад никак не ранил психику зрителей?

Я уж молчу о таких замалчиваемых вместе с этой новостью «мелочах», как работа полицейских, разбегающихся врассыпную, или проблема, кому доверить своего ребенка. Как написано на плакатах социальной рекламы: «Все равно?»

Ксения Ларина
Ксения Ларина, ведущая программ на "Эхе Москвы"
Зверство и звериность стали нормой нашей жизни. Благодаря телевизору мы знаем, что из себя представляет российское общество. Педофилы и насильники, детоубийцы и растлители малолетних, уголовники и алкоголики - главные и постоянные герои семейных шоу.

...Поэтому не зря в кремлевских кабинетах испугались взрыва ксенофобии и национализма. Никаких других чувств, кроме очередного приступа ненависти, подобное публичное обсуждение бы не породило. Ведь замалчивается не сам факт преступления - эту информацию можно прочитать на любом информационном сайте, увидеть в выпусках «ЧП» на НТВ, в видеосюжетах канала «Лайф Ньюз», в новостях РБК, РЕН-ТВ; наверняка к концу недели, когда схлынет первый шок, к этой новости вернутся и в федеральных выпусках.

Тут примечательно другое: замалчивается не сама новость, а вопросы, которые возникают в связи с ней.

Владимир Познер. Фото с сайта www.novayagazeta.ru
Владимир Познер, телеведущий
Я сразу вспомнил, когда террористы своими самолетами врезались в башни в Нью-Йорке и главные американские каналы не стали показывать, как люди стали выбрасываться из окон. Это примерно так же. Показывать для чего? Какой смысл? Зачем? Какая идея? Каждый сам решает, важно это или нет. Я лично не показал бы.
Кирилл Мартынов, обозреватель "Новой газеты"
...Довольно глупо получилось, потому что вся Москва знает, во-первых, что девочку убили, вся Москва знает, кто это сделал, и при этом вся Москва знает, что власть это скрывает. Есть такой устойчивый оборот - "телевидение промолчало", и если люди пытались чего-то добиться, они добились сейчас только одного - что вся пропагандистская машина оказалась дискредитирована, в том числе и для тех людей, которые раньше готовы были ей верить. Самому обычному человеку несложно сопоставить два этих факта: мы все знаем, что произошло, это было важно, это все обсуждают, но при этом телевидение об этом молчит.
Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн, поэт, публицист
Я вот прочитал о том, что на самом высшем уровне решено НИКАК не освещать в государственных СМИ кошмарную историю с ребенком, убитым своей няней. Это мне понятно. Это было бы вопиющим нарушением сложившегося правила, в соответствии с которым подобные истории, если и представляют интерес, то лишь при наличии двух важных условий. Если они случаются за пределами РФ и, что еще важнее, если они не соответствуют действительности.
Сергей Медведев, профессор Высшей школы экономики
А по-моему, все верно. Вот если бы мигрантка с головой девочки бегала не у "Октябрьского поля", а в берлинском Шенеберге, вот тут бы нам рассказали - спецвыпуски новостей, расследования НТВ, заявления Госдумы, демонстрации русских немцев против миграции, Астахов бы возник. А если бы авария на шахте случилась не в Воркуте, а в украинском Павлограде - тут уж Госдумой не обошлось бы, Следственный комитет бы чего-нибудь возбудил, мы бы все узнали про беспомощность украинских спасателей, жадность олигархов, преступное молчание Кабмина и Верховной Рады. Были б палатки для сбора помощи украинским горнякам.

Просто надо понимать, что федеральные СМИ рассказывают не о жизни в России, а о параллельной реальности в Украине, Европе, Сирии. Причем эта внешняя событийность во многом самой же Россией создается - война на Донбассе, бомбардировки Сирии, подкуп политиков и организация митингов в Европе. Это даже круче водки и православия - население должно эмигрировать из реальности, полностью переехать во внешнюю информационную оболочку. А когда реальность вдруг прорывается внутри страны - образовавшиеся провалы срочно заполняют инертным газом.

Точно так же в 20-е годы глушили голод сказками о мировой революции, в 30-е глушили страх "Гренадой", при Хрущеве питались новостями про Кубу, а при Брежневе - про происки мирового сионизма. И что интересно, всякий раз это работает.

Ирина Петровская
Ирина Петровская, телекритик
История с няней-убийцей, забаненная федеральным ТВ, - это история про то, как монстр (власть), породивший монстра (ТВ), боится теперь монстра (зрителя), ими же порожденного. И правильно делает, что боится.
01.03.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей