О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Media/Freepress/m.198365.html

статья Вывоз и выводы

14.06.2012

Информация о бандитском наезде главы Следственного комитета на журналиста "Новой газеты" вызвала мощный скандал, у здания СК начались акции протеста. Сам Александр Бастрыкин молчал целый день, а затем обвинил Дмитрия Муратова во вранье и увязал публикацию его открытого письма с обысками у лидеров оппозиции. Скандал, как и обыски, - эпизод в войне силовиков, считают эксперты.

Дмитрий Муратов. Фото с сайта news.runet.ru
Дмитрий Муратов, главный редактор "Новой газеты"
Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением. Именно поэтому к Вашим словам я и редакционная коллегия отнеслись со всей серьезностью. Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку.

Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции. Я надеюсь, мы сможем преодолеть взаимный эмоциональный срыв (если это не было чем-то большим). Также прошу Вас довести до Ваших подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, не воспринимать сотрудников "Новой газеты", работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты.

Ваш ответ мы опубликуем. Кроме того, Александр Иванович, у нас есть и другие незаконченные дела. Например, дело Анны Политковской.

Александр Бастрыкин, председатель СКР
Первое - в лесу я не был уже даже не помню сколько лет. Работа настолько напряженная, что не до поездок на природу.

Второе: конфликтная ситуация с "Новой газетой" возникла после хамской и безобразной статьи журналиста Соколова по поводу расследования Следственным комитетом дела банды Цапка, члены которой обвиняются в массовом убийстве в столице Кущевская. Не скрою, реакция моя на статью была эмоциональной.

...Никто никого не вывозил - это просто бред воспаленного мозга. Состоялся очень эмоциональный разговор на повышенных тонах. Но хочу обратить внимание на то, как всё подано. Инцидент случилcя больше недели назад. Если вас вывезли в лес, угрожали убийством - какая реакция у человека и журналиста? Бегом бежать, подавать заявление, бить во все колокола - тем более что у журналистов, как у никого другого, такая возможность есть. А тут целую неделю молчание, какие-то сепаратные переговоры с депутатами, с пресс-службой СК, попытки руководства "Новой газеты" попить со мной чаю и наладить отношения. После появления извинений в газете я посчитал инцидент исчерпанным.

...Есть лишь письмо главного редактора "Новой газеты", где очень грамотно смешаны факты и откровенное вранье. И, как ни странно, письмо это появилось сразу после обысков, которые провел Следственный комитет у лидеров несистемной оппозиции.

Александр Хинштейн. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Александр Хинштейн, депутат Госдумы
Я знаю немножко больше, чем говорю, поскольку я связан определенными обязательствами, данными Дмитрию Андреевичу Муратову. Это его право раскрывать детали, что там происходило. Могу только сказать, что во время ночного рандеву в лесу речь шла и о моей скромной персоне. Поэтому я, конечно, эту ситуацию не оставлю.

В новейшей истории, да и во всей истории страны не было случая, чтобы руководитель правоохранительного органа впрямую угрожал журналисту убийством, да еще и вывезя его в лес. Я считаю, что должна прозвучать единая позиция нашего профессионального сообщества. Также считаю, что в эту ситуацию надо вмешиваться президенту страны, поскольку он назначает и освобождает Бастрыкина.

Владимир Варфоломеев. Фото с сайта "Эха Москвы"
Владимир Варфоломеев, заместитель главного редактора "Эха Москвы"
Практика вывоза силовиками в лес неугодных власти лиц прежде была нам знакома по Украине да Белоруссии. Это если не уходить далеко и не вглядываться в то, что делали военные хунты где-нибудь в Латинской Америке. Сегодняшний эпизод с Бастрыкиным, кажется, открывает новую страницу и в российской истории.
Александр Минкин. Фото All-photo.Ru
Александр Минкин, журналист
Это не Кущевка, а Москва; не провинциальный мент, а глава Следственного комитета РФ; не беззащитный фермер, а зам главного редактора очень известной газеты, где в последние годы за профессиональную деятельность убиты Щекочихин, Домников, Политковская...

Привычный вопрос: "если такое делают с известным журналистом, то что творят с простыми людьми?" — вопрос этот не имеет смысла. Все знают ответ. Сапоги правоохранительных органов топчут страну.

...И все же этому большому начальнику надо сказать спасибо. То ли по глупости, то ли по пьянке, то ли по сумме этих врожденных и приобретенных качеств, но он это сделал. Спасибо за то, что завёз в лес и угрожал. А убили бы Соколова втихую, как других, без громких предупреждений, и "Новая газета" опять бы "сотрудничала со Следственным комитетом", как они сотрудничают в деле Щекочихина и Политковской, как "МК" сотрудничал в деле об убийстве Холодова... Ему, если помните, угрожал министр обороны, но не так открыто.

Николай Сванидзе, телеведущий
Представим на минуту: директор ФБР завозит в лес заместителя главного редактора New York Times и заявляет ему следующее: "Я тебя, чудило, урою! Ты у меня будешь землю жрать, а я это потом буду лично, с*ка, расследовать".

Судя по действиям власти, она деградирует, дегенерирует непосредственно у нас на глазах, в ежедневном режиме. В лайве.

В этой ситуации от оппозиции не требуется ни лозунгов, ни программы действий. Все делается за нее.

Владимир Абаринов
Владимир Абаринов, журналист
Если Дмитрий Муратов ни в чем не погрешил против истины, это значит, что теперь между кабинетом следователя и бандитской малиной нет никакой разницы. Это уже не беспредел, а запредел.

Вывод: ни в коем случае не извиняться перед ними. По правилам бандитской шайки, тебя нагнут еще ниже и будут гнуть, покуда не сломают. Когда-то это называлось "разоружиться перед партией" и "осознать свои ошибки". Разоружающийся еще не понимал, что он угодил в вертеп беззакония и что обратной дороги ему нет.

И никаких конфиденциальных, интимных отношений с "органами" - только публичные, только при свидетелях. Доверительность предполагает определенную этику, которая журналисту всегда выходит боком.

Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Вывезти за город в глушь и там избить или в лучшем случае просто оставить без денег и без связи - это была одна из любимых забав КГБ. Особенно любили так поступать с религиозными диссидентами и евреями, добивавшимися выезда в Израиль. Но и с другими случалось. Интересующийся может найти все об этом в "Хронике текущих событий" и диссидентских мемуарах.

...Так было всегда. Власть, а тем более ее боевой авангард, всегда были такими; их методы всегда были одни и те же на протяжении десятилетий. Иногда этого не было заметно, потому что они переставали вывозить в лес, избивать, пытать и убивать диссидентов или журналистов. Но они всегда так поступали со всем остальным людом, которого большинство. Просто по поводу людей без имени мир не бушует негодованием. Оттого складывается впечатление, что стало лучше. А лучше действительно стало, но очень немногим.

Газета.Ру
Государство, представители которого открыто попирают закон, лишается моральных и политических оснований требовать от граждан уважения к власти и к закону. Если история с Бастрыкиным и Соколовым, изложенная в "Новой газете", подтвердится (отдельный вопрос, будет ли она расследована), это гораздо более тяжелый удар по самим основам государственности, чем любые акции оппозиции.
Ольга Романова, журналист, основатель движения "Русь сидящая"
Начиталась про Бастрыкина. Помню про Чайку - та ведь еще птица, той же породы (петушиной, чтобы не сказать грубее). В Ольге Егоровой, главе Мосгорсуда, тоже никто не сомневается - ее ждет люстрация и пожизненные выплаты потерпевшим от ее рук, в этом нет сомнений. Как и этих бандитов. А бежать им будет некуда.

Все всё понимают. Но ведь у них в тюрьмах - наши заложники. Мы ведь не признаём незаконные решения судов, деятельность Бастрыкина и Чайки? Тогда какого черта мы позволяем им удерживать заложников? Причем за наши же деньги?

Предлагаю руководству тюрем добровольно выпустить наших товарищей. Прежде всего - политзаключенных.

Мария Эйсмонт, журналист
История с угрозами председателя Следственного комитета Бастрыкина в адрес журналиста «Новой газеты» — очередная лакмусовая бумажка для журналистского цеха в частности и для общества вообще. Можно успокоить себя тем, что тебя это не коснется. Но надо понимать, что без солидарности не получится ничего. И сколько бы тысяч человек ни выходило на улицы с криками "Россия без Путина!", если эти люди не готовы вставать на защиту жертв режима, которым они недовольны, у гражданской активности в нашей стране не будет будущего.
Ольга Алленова. Фото с сайта www.kommersant.ru
Ольга Алленова, обозреватель ИД "Коммерсант"
Надо что-то делать ведь. Человеку открыто угрожали. Убитую Политковскую обозвали матерным словом. То, что пишет Муратов, это только верхушка айсберга.

Ребята, это просто невыносимо уже. Если мы снова промолчим, эти люди завтра так будут поступаить с каждым из нас, кто их чем-то не устроит.

Божена Рынска, светский обозреватель
Человек, способный вывезти в лес самолично, под своим именем, в ярости и в запале погрозить убийством, - не гнида. Бастрыкин показал, что он способен на прямую конфронтацию, он не боится афронта. Взбесился, задело за больное, сорвался с катушек и попер, как на буфет. Лично попер. Не от его имени наезжали приспешники, не чужими руками просил передать, не наркоту подбрасывал, не малолетку подкладывал. Лично пошел открытой войной.

А вот гнида бы на его месте с улыбочкой заказала бы вывоз в лес каким-нибудь гопникам и ебнула бы втихую, ничего не говоря. Тихо, спокойно, чужими руками. А вслух бы сказала, что от этого убийства больше вреда, чем пользы, и что гнида страшно сожалеет и строго накажет виновника.

Юрий Васильев. Фото с сайта www.svobodanews.ru
Юрий Васильев, журналист
...Вопрос "а почему о таком деле, как фактическое похищение человека и угрозы его жизни - деле, имевшем место 4 июня, мы узнаем только через 10 дней?" прошу считать не вопросом.

Соответственно, то, что сказал в своем твиттере честный и смелый депутат Хинштейн незадолго до сегодняшней публикации "Новой" - а именно позавчера -

День-два - и с ним начнется беспрецедентный скандал. Он ждет. Не буду раскрывать тайну. Но то, что ждет Бастрыкина, не имеет аналогов. Я знал, что он не в адеквате. Но то, что настолько - не знал. -

конечно же, также не имеет к указанной войне силовиков никакого отношения.

Вот только ощущение, что Муратову - одним своим столь изящно задекларированным неучастием в ней - удалось перепакостить реально и вконец охуевшего Бастрыкина, чего-то не покидает меня. Но справлюсь и с этим; не впервой.

Станислав Кучер, политический обозреватель
Как журналисту и коллеге Сергея Соколова, мне абсолютно наплевать на то, что нынешний конфликт некие силы используют, чтобы свалить Бастрыкина. В этом контексте разборки "бульдогов под ковром" меня не интересуют. Меня волнует то, что Дмитрий Муратов публично обвинил главного следователя страны в бандитском по форме давлении на журналиста, а Бастрыкин на это обвинение не ответил. Его молчание может означать только две вещи: или он физически не в состоянии воспринимать информацию, а его помощники сей факт от нас скрывают, либо все, что сообщил Муратов, – правда.

...Я легко верю в версию, что последние яркие начинания Следственного комитета типа обысков и допросов оппозиционеров – попытки его начальника доказать президенту свою верность и незаменимость. То, что в случае с нынешним скандалом по одну сторону баррикад с "Новой" оказался и единоросс-медиакиллер Александр Хинштейн, доказывает: на сей раз Бастрыкин "попал" серьезно.

Олег Кашин. Фото с сайта www.kommersant.ru
Олег Кашин, журналист, член КС оппозиции
И участие во всей истории известного микроблогера Александра Хинштейна, анонсировавшего накануне скандал в своем Twitter, и публикация разговора Бастрыкина с журналистом Соколовым на известном таблоидном сайте, и давний конфликт между Следственным комитетом и Генпрокуратурой — контекст нельзя игнорировать, и в этом контексте превращение Бастрыкина в образцового "плохого парня" из кино выглядит именно как эпизод информационной войны.

...Только никакие аппаратные войны и никакой Хинштейн никак не отменяют того, что права орать на журналиста Соколова у главы федерального ведомства нет. И того, что публикация в "Новой" - это вообще-то заявление о совершении преступления, и это заявление должно стать поводом для расследования вне зависимости от того, проинформирован ли о публикации президент. Аппаратные интриги против Бастрыкина - это плохо только с точки зрения Бастрыкина, а мы с вами не обязаны смотреть на происходящее с его точки зрения.

Павел Шеремет, журналист
Главного российского следователя наверняка подставили. Он так умело много лет борется с преступниками всех мастей, что его хотят убрать любым способом. Ему подослали для дискредитации не проститутку, как обычно, а журналиста. В том мире привыкли ставить знак равенства между проституткой и журналистом. Несчастный Бастрыкин провокации не почувствовал, сначала наорал на журналиста, потом вывез его в лес, угрожал и напоследок пожелал всего доброго, ведь именно он, Бастрыкин, если что, будет расследовать дело этого журналиста. Типа сам придет к нему домой и пороется в его вещах, пересчитает его деньги. Нам хотят показать, что Бастрыкин беспредельщик или немного устал.

...Даже в Беларуси при Лукашенко такого представить невозможно. Там какой-то бастрыкин - букашка на фоне ВЛАСТИ, Лукашенко там и ЗАКОН, и ПОРЯДОК. А в России каждый генерал - и закон, и порядок, и власть. Феодальная раздробленность российской власти.

Александр Проханов, писатель
...По существу, против Бастрыкина и Следственного комитета "Новой газетой" и "Эхом Москвы" начата информационная война, тотальная информационная война... В информационных войнах самое страшное – это молчание. Тот, кто молчит в этих информационных войнах или начинает ввязываться в них с опозданием, заведомо проиграет.

Я допускаю, что это ошибка муратовская, все это выеденного яйца не стоит, ничего подобного не было. Такая возможность существует, и, в общем, я к ней склоняюсь. И, вот спустя сутки или двое суток Следственный комитет говорит об этом и доказывает, что ничего этого не было. И "Эхо" берет все свои слова назад. Но в течение суток их молотили, их уничтожали, превращали просто в фарш. Они проиграли, цель достигнута. Следственный комитет, который накануне устроил обыски, унижен, диффамирован, он получил по заслугам, даже если ничего подобного не было.

"Ведомомости"
"Ведомости"
Разговор об отставке и хоть какой-то ответственности Бастрыкина не хочется даже поднимать. Весь опыт последних лет говорит о том, что глава Следственного комитета России теперь пойдет на повышение или получит награду.

Интересно, способно ли умеренное крыло "новой" администрации ответить реакционерам хоть чем-то. Силовики, в том числе и Бастрыкин, истолковали прозвучавший после майских столкновений сигнал о жестком противодействии оппозиции ("размазать печень по асфальту") слишком широко. Размах произвола встретил недовольство умеренной части истеблишмента.

... Если Путин отмахнется от конфликта Бастрыкина с журналистами, спецслужбы поймут это как новый сигнал к тому, что все дозволено. И полицейский беспредел развернется с новой силой.

Сейчас задача умеренных кругов во власти и либеральной части общественности близки. Им стоит доказать отечественному истеблишменту, что зимне-весенний испуг начальников был чрезмерным, а выданный силовикам мандат — слишком широким.

Илья Мильштейн
Илья Мильштейн, журналист
Оказывается, вопреки всему, что независимая журналистика в РФ пережила в последние годы, начальство все еще читает газеты. Читает, обижается, принимает близко к сердцу, угрожает, доводит чуть ли не до эмиграции. То есть печатное слово по-прежнему сила, если тот же Бастрыкин личным примером выказывает свое читательское неравнодушие. Это слабое утешение для придушенной, задавленной, загнанной российской прессы, но все-таки утешение.
14.06.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей