О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/US/Us_politics/m.174968.html

статья Судебные задержки

Владимир Абаринов , 18.02.2010
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Хороший террорист – мертвый террорист. Так определяется нынешняя тактика администрации США в глобальной войне с террором. Например, акция против главаря "Аль-Кайды" в Сомали Салеха Али Набхана в сентябре прошлого года была подготовлена и проведена именно как операция ликвидации, а не захвата. Автомобиль, в котором находился Набхан, был атакован четырьмя вертолетами спецназа, поднявшимися в воздух с американского военного корабля, причем один из них по завершении операции сел рядом с поверженным врагом, чтобы взять у трупа образец ДНК.

Официально никаких изменений в тактике охоты за руководством "Аль-Кайды" не произошло. Однако Белый Дом теперь санкционирует уничтожение гораздо охотнее, чем это делалось при Буше. Причина в том, что пойманных террористов некуда девать. Тюрьма в заливе Гуантанамо должна вскоре закрыться, а ее заключенные будут переведены в федеральную тюрьму особого режима в штате Иллинойс. Конгресс, впрочем, еще не дал своего согласия на этот перевод и вряд ли одобрит водворение туда свежепойманных террористов. Секретные тюрьмы ЦРУ в зарубежных странах больше не существуют. Есть еще тюрьмы в Ираке и Афганистане, но в Ираке они находятся под юрисдикцией иракских властей, а в Афганистане тюрьма на базе Баграм должна перейти в ведение афганского правительства к концу этого года. Остается "мочить в сортире".

Еще непонятнее, как судить террористов. В США сейчас бурно обсуждается предстоящий судебный процесс Халида Шейха Мохаммеда, которого правительство считает организатором заговора 11 сентября, и четверых его сообщников. Мохаммед был арестован в Пакистане в марте 2003 года в ходе операции пакистанских коммандос, которые действовали в тесном контакте с американскими спецслужбами. В феврале позапрошлого года Министерство обороны США объявило, что дело Мохаммеда будет слушаться военным трибуналом, регламент которого разработан специально для этой цели. Правозащитные организации раскритиковали этот регламент, ограничивающий права обвиняемого по сравнению с гарантированными Конституцией США.

Тем не менее суд под председательством судьи Ральфа Колмана начался в июне. Мохаммед заявил, что отказывается от защиты, считает суд нам ним "инквизицией", признает только законы шариата и готов стать мучеником во имя идеи. Кроме того, он обвинил судью в связях с консервативными христианскими проповедниками. В ноябре Ральфа Колмана неожиданно сменил другой судья. В декабре обвиняемые заявили, что хотят признать себя виновными, однако эта процедура была отложена до оглашения результатов психиатрической экспертизы.

Президент Обама сразу же после вступления в должность объявил о своем намерении упразднить военные трибуналы. Однако впоследствии назначенная им комиссия пришла к выводу, что трибуналы не противоречат Конституции, и рекомендовала поправки к регламенту, расширяющие права обвиняемых. Но Мохаммеда и его подельников министр юстиции Эрик Холдер решил судить обычным уголовным судом общей юрисдикции.

Объявляя о своем решении, Холдер, конечно, ожидал критики, но, вероятно, все же не предполагал, что она окажется столь резкой. Против суда в Нью-Йорке высказались бывший мэр города Руди Джулиани, бывший и нынешний губернаторы штата Нью-Йорк Джордж Патаки и Дэвид Патерсон, видные политики, а также родственники погибших под руинами Всемирного торгового центра.

- С какой это стати вы полагаете, что их признания – если это и в самом деле признания – будут приняты всеми судебными инстанциями, от окружного суда до Верховного, если дело дойдет и до него? - спросил министра обозреватель телекомпании PBS Джим Лерер.

- Я уверен, что у нас вполне достаточно фактов, чтобы успешно поддерживать обвинение по этим делам, - ответил Холдер.

- К Мохаммеду применяли имитацию утопления?

- Применяли.

- И признался он именно поэтому? И это признание будет использовано против него? - допытывался Лерер.

- Посмотрим, как пойдет суд, - несколько меланхолически молвил министр. - Я не знаю, какие ходатайства заявит защита. Но мы готовы к таким ходатайствам и рассчитываем на свидетельства, которые никоим образом не скомпрометированы.

Таким образом, вполне возможно, что Мохаммед заявит, что он дал показания предварительному следствию под пыткой, и тогда эти показания придется из материалов дела исключить. Если то же самое сделают другие свидетели обвинения, задача прокуроров чрезвычайно усложнится. Какими еще материалами может располагать обвинение? В печати сообщалось, что при захвате у Мохаммеда были изъяты компьютер и спутниковый телефон. Эти вещдоки суду предъявить нельзя, даже если на жестком диске компьютера хранится переписка с бен Ладеном: они получены без соблюдения процессуальных норм, улики могут быть сфабрикованы. Данные, полученные от тайных осведомителей ЦРУ, нельзя использовать по той же причине, а кроме того, разведка не станет раскрывать свои секреты.

Получается, оправдание Мохаммеда и его подельников вовсе не так уж невероятно. Новый виток дискуссии на эту тему имел в место в воскресенье в ходе заочной телевизионной дискуссии нынешнего и бывшего вице-президентов – Джо Байдена и Дика Чейни. Чейни считает решение Холдера ошибкой. По его мнению, Мохаммед – боец армии противника, "вражеский комбатант", и судить его надо военным судом. Он также полагает, что в обращении с такими лицами нельзя исключать жестких методов допроса, к которым относится и имитация утопления.

Байден поддерживает решение Холдера. Он уверен, что у обвинения хватит материалов для осуждения Мохаммеда. Но если все же он будет оправдан – его выпустят на свободу в Америке? Холдер говорит: нет, ни при каких условиях. Как это понимать? Его отвезут в Аравийскую пустыню, передадут властям какой-то другой страны? Куда он денется? Если он останется в заключении несмотря на оправдание, где же тогда справедливость американского суда – ведь все затеяно ради того, чтобы ее продемонстрировать?

На все эти вопросы Джо Байден твердил: "Я не собираюсь строить догадки о том, что случилось бы с ним, если бы он был оправдан. Уверяю вас: оправданный или нет, он не будет гулять по улицам Соединенных Штатов Америки. Он не будет оправдан".

На вопрос об имитации утопления Байден ответил, что этот метод давления на заключенного не должен применяться никогда и ни к кому - потому что он неэффективен. А потом вдруг сказал, что вопрос о месте и форме суда над террористами – это "правомерный вопрос, который как раз сейчас мы рассматриваем...." "Так вы его рассматриваете?" - мигом почуял добычу ведущий ток-шоу CBS Боб Шиффер. "Нет, мы пока... – спохватился Байден, - нет, ну... мы должны рассмотреть..."

Так выяснилось, что вопрос о суде над Мохаммедом окончательно еще не решен. Вскоре и сам Холдер это подтвердил: "Если президент недоволен моим решением, он вправе принять другое".

Владимир Абаринов , 18.02.2010