О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.90820.html

статья Чем кончается "Родина"

Илья Мильштейн, 16.06.2005
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Кто-то из политологов лет пять назад бросил фразу: бояться надо не Путина, а того, кто придет ему на смену. С тех пор у фразы отросли крылья. В самом деле, система, которую выстраивает нынешний президент, идеально подходит для такого персонажа. Для того, кто будет еще хуже Путина. Время его приближается.

Оппозиция в шатаниях и разброде. Парламент – второстепенный департамент Кремля для штамповки законов и мелкого мордобоя в виде бесплатного зрелища. Губернаторов назначает тот, кто будет лучше идущего ему на смену. Олигархи равноудалены в разных направлениях – от "Матросской Тишины" и Лондона до Кремля, где на дозволенных встречах морщат государственные лбы самые догадливые. Однако самое важное и многообещающее не это, но атмосфера всеобщего холуйства и опущенности. Когда и если к нам явится наследник Путина, ему уже нетрудно будет стать хуже. Место для демонстрации дурных манер расчищено. Обстановочка соответствующая.

В минувшую субботу выступил и первый кандидат на это место. В гостинице "Измайлово" прошел очередной, пятый съезд партии "Родина", где с отчетно-прогностическим докладом выступил Дмитрий Рогозин. Причем с главной своей задачей этот претендент на кремлевский трон справился отменно: он выглядел гаже Путина.

Дмитрий Олегович сильно ругался и шалил с той статьей Уголовного кодекса, которая карает за убийство в состоянии аффекта. Украв у Марка Захарова название знаменитого его фильма по знаменитой пьесе Евгения Шварца, он обещал "Убить дракона". Румяный наш Ланцелот разглядел три зловредные головы у этой рептилии – олигархию, сырьевой бизнес и коррумпированную бюрократию. Вот по ним он и обещал вдарить. Украв у Солженицына идею "сбережения народа" (сам Александр Исаевич, впрочем, позаимствовал ее у мыслителя ХVIII века Ивана Шувалова, но авторство указал и саму идею развил), начертал ее на своем партийном знамени. Своих политических оппонентов обозвал "мразью", которую пообещал "отскабливать от власти". Еще пугал собравшихся какой-то "рыжей революцией", которую хотят устроить у нас "американские шовинисты и троцкисты". Сам хэппенинг сопровождался барабанным боем, рождавшим у наблюдателей грустные ассоциации с фашистскими и нашими пионерскими парадами. На телекартинке, мелькнувшей в новостных выпусках, Дмитрий Олегович выглядел при этом каким-то смущенным и запинающимся, как и положено начинающему фюреру. В глазах его светилась буйная радость.

Рогозин – политик не бездарный. Он умело использует зреющие до восковой спелости реваншистские настроения в невезучем нашем социуме. Он умело их разжигает, размышляя вслух о зажравшихся буржуях внутри, о поруганных "геостратегических" интересах России снаружи и о "праве русского народа на воссоединение и изменение границ". Он способен собрать вокруг себя весьма разномастных национал-патриотов, в том числе и самых отмороженных, кидая в массы лозунги типа "нация выше, чем государство". Он умеет ждать: разобравшись в ситуации накануне вторых выборов Путина, Рогозин и сам не стал баллотироваться в президенты, и соратника Глазьева потопил. Он расчетлив: в своей субботней схватке с драконом, разя направо-налево, как-то ни разу не пригрозил убийством самым главным фигурантам нашей политики – тем, под которыми ходят и нефтегазовые короли, и простые олигархи, и чиновники. Он чуток к общественным настроениям: человек с улицы слегка смущен диковатым судом над Ходорковским, и вот лидер "Родины" называет пленного олигарха "козлом отпущения". Он уже освоил международную арену: такого хама, каким показал себя Дмитрий Олегович во главе российской парламентской делегации, Страсбург еще не видел. Он научился даже страдать за правду: голодовка очень сытого с виду Рогозина, протестовавшего против монетизации льгот, произвела некоторое впечатление на самую простодушную часть простодушного в целом нашего электората.

Зачатый в Кремле для решения локальных задач (отгрызть голоса у коммунистов, более внятно выговаривать некоторые лозунги, не дозволенные нынешнему гаранту в силу внешнеполитических причин), он довольно быстро начал самостоятельное существование. Он еще помнит о рамках и обязательствах перед теми, кто наблюдал его в пробирке, но и рамки эти с каждым днем все более раздвигаются, и чувство благодарности постепенно, но явно слабеет. При тех амбициях, какие аршинными буквами написаны на его крупном лице, он начинает заметно тосковать в кресле думского аутсайдера.

Ему уже тесно в отведенных рамках. Один из немногих реальных политиков в бедноватой нашей тусовке, он точно знает "как надо" и к власти стремится совершенно недвусмысленно. Можно сказать, ревнует к Путину и завидует Путину, сидящему на кремлевском троне. И даже начинает покусывать гаранта, как в недавнем интервью "Московским новостям" накануне своего драконовского съезда. В адрес политического родителя и благодетеля он уже пускает словечко "позор", причем в связи с делом Ходорковского. То есть в газете, принадлежащей политзеку, борец с олигархами лягает президента, вербуя в свои сторонники своеобразный электорат читателей "МН". Этот стиль следует признать удачным в своей размашистости.

Рогозин откровеннее, наглее и хуже Путина. Вопрос лишь в том, достаточно ли этих похвальных качеств, чтобы уже сегодня уверенно предсказать председателю "Родины" победу на грядущих президентских выборах. А вот тут повременим с прогнозами. Во-первых, работа с гомункулусами в новейшей кремлевской администрации при рождении Дмитрия Олеговича только началась; там еще много чего кипит, варится, пенится и сучит пухлыми ножками в стеклянных колбах. Во-вторых, сам по себе Рогозин довольно опасен для новой и дружной чекистской "семьи", а гарантированная и безнаказанная преемственность в Кремле – это святое. Вспыльчивые борцы с драконами вызывают там понятное раздражение. В-третьих и в-главных, вовсе не выглядит исчерпанным ресурс действующего гаранта, столь популярного до сих пор в российском народе. Так что хуже Путина может оказаться и сам Владимир Владимирович, счастливо избравшийся на третий срок или каким-то иным способом вновь достигший высшей власти. Способы разнообразны, но думать о них не хочется: в конце концов есть люди, которые за нас все решат. Им и Путин в руки.

Илья Мильштейн, 16.06.2005

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей