О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Regions/m.152261.html

статья Процесс прошел?

Софья Болотина, 10.06.2009
Артем Лоскутов. Фото "Радио Свобода".
Артем Лоскутов. Фото "Радио Свобода".

Произошло сразу два обнадеживающих события: в Москве на процессе по иску Юрия Лужкова оправдан художник Герман Виноградов, а в Новосибирске освобожден из-под стражи художник Артем Лоскутов (впрочем, ему еще предстоит суд). Неужели власть отказывается от преследования современного искусства? Комментируют Юрий Самодуров, Дмитрий Врубель, Марат Гельман, Елена Хейдиз.

Юрий Самодуров, бывший директор Музея и общественного центра Андрея Сахарова:

Что касается Артема Лоскутова, прекрасно, что его отпустили. СИЗО - это не пионерлагерь и даже не армия. Ощущение того, что с тобой могут сделать все что угодно, - громадное напряжение. Я очень рад, что он сейчас дома, и надеюсь, что общественная поддержка поможет добиться его оправдания. Хорошо, что одновременно в разных городах стихийно проходили акции в его поддержку.

Что касается результатов суда по иску Лужкова к газете "Коммерсант" и Герману Виноградову, когда я говорил с Германом, я не услышал слова "оправдан" - только "не засудили, не назначили штраф". Но и это хорошо. Я знаю его давно, знаю, что этот человек никогда ничего злого намеренно не сделает. Как сказали на радио "Свобода", подать в суд на Виноградова - все равно что подать в суд на домового. Вот Юрий Лужков - мэр Москвы, а Герман Виноградов - домовой Москвы.

Считать ли эти два эпизода положительным сдвигом в общей печальной ситуации? Безусловно нет. Это никакая не тенденция. Что касается нашего дела (г-на Самодурова и искусствоведа Андрея Ерофеева судят за организацию выставки "Запретное искусство-2006". - Ред.), для правильного понимания его общественностью важно, чтобы его комментировали люди, разбирающиеся в искусстве, чтобы они донесли до людей, что выставка "Запретное искусство" была посвящена значимым для культуры вопросам цензуры и самоцензуры. Эта выставка вообще не касалась проблем религии и церкви - она была о другом.

Руководители художественных учреждений склонны запрещать показ произведений, в которых религиозные символы используются не для выражения веры в Бога, а для демонстрации отношения художника к любым интересующим его проблемам - культура, идеология и т.д. Но современное искусство так устроено, что играет с действующими символами, создает свои образы на основе уже существующих культурных акцентов - будь они религиозные, государственные, любые. И они имеют на это право, так же как руководители музеев и галерей имеют право отказать художникам в демонстрации их работ, если они считают таковые неуместными в своем учреждении.

Но если это уже нигде не нужно, нигде не уместно, и не потому, что так решили руководители музеев, а потому что они боятся охотников за "неправославными головами", это уже совершенно другая ситуация. Это попытка монополизировать право на идеологию, замаскированная под радение за оскорбленные чувства верующих. Но люди ведь чувствуют, что важно для художника. Когда следователь обвиняет меня и Андрея Ерофеева в разжигании религиозной розни, он игнорирует суть выставки, которую мы объявляли открыто. Выставка - это событие культуры, и обсуждать ее только с правовой точки зрения неправильно. У организаторов были определенные профессиональные цели: поставить вопрос о цензуре, показать смелые работы художников.

Это все не то чтобы страшно. Но это искажает отношение художника к обществу, сужает его свободу, нарушает деятельность галерей и музеев, заставляет бояться. А страх - губительная вещь. Особенно для художника.

Дмитрий Врубель, художник:

Сидя сейчас в Берлине, я понимаю одну вещь: в России отношение общества к современному искусству резко отрицательное. И если при советской власти я был уверен, что это все происки проклятых большевиков, то сейчас я вижу: ну, не растут бананы на Cеверном полюсе. А заставить народ любить нас - это либо очень дорого, либо бессмысленно. Активные выступления против современного искусства - это лишь часть общей ситуации. Диссиденты за нас вступаются не потому, что они любят современное искусство, а потому что они правозащитники. А так основная масса правозащитников не любит то, что мы делаем, им это не нравится.

Арестовывать людей не за уголовные преступления, а за убеждения нельзя. Я против преследований Ерофеева и Лоскутова, я был против этого абсурда с Виноградовым, да и нам предъявили претензии в Перми со стороны Госнаркоконтроля. Это все полный идиотизм, но в то же время я повторяю: тенденция нелюбви к современному искусству в России год от года укрепляется. Впрочем, так ли уж это печально? Ведь если бананы плохо растут на севере, то в Африке они растут прекрасно. И если это искусство не приветствуется у нас, то в Берлине оно является основой имиджа - город позиционирует себя как культурная столица Европы не через банки и промышленность, а через современное искусство. Для этого приглашаются со всего мира художники, которым создаются все условия и так далее - живи, твори, только закон не нарушай. А у нас вот так.

Марат Гельман, галерист:

Мы же всегда хотим видеть в хорошем некие тенденции, а в плохом случайности - хочется надеяться. Что касается анаграммы (ЮРИЙ ЛУЖКОВ - УКЛЮЖИЙ ВОР. - Ред.) Германа Виноградова, на мой взгляд, гениальной анаграммы, это же первый суд, который Лужков проиграл. Это круто - значит, здравый смысл победил бред чиновника. Ситуация с Лоскутовым более серьезная, но очевидно, что он не представляет никакой угрозы для общества, отлично, что он дома.

Что касается тенденции, я думаю, сработало общественное давление. Оно в последнее время работает по отдельным эпизодам, как ни странно. Во времена Ельцина оно работало тоже, но особым образом: Ельцин читал газеты. Можно было заплатить за статью, сделать так, чтобы она попала в мониторинг, и ваше мнение дошло бы до президента. Был даже такой термин: СИПЛ. Если СМИ - средства массовой информации, то СИПЛ - средства информирования первого лица. Сейчас блоги активно стали влиять на ситуацию. Мы все надеемся, но при этом главное, чтобы не было разочарований.

Елена Хейдиз, художница, участница выставки "Запретное искусство-2006":

Я очень рада, что Артем Лоскутов освобожден, что Виноградова оправдали. Но думаю, что это случайность. На деле Самодурова и Ерофеева, увы, эта удача не отразится. По тому, как активизировались "Народный собор" и националисты, трудно сказать, что все хорошо будет в суде. Там 143 свидетеля, они все будут давать свои абсурдные показания.

С Лоскутовым, я думаю, роль сыграли народное возмущение, акции протеста, которые прошли не только в Новосибирске, но и в Москве, в Нижнем Новгороде, Мурманске, это было здорово. Власти Новосибирска впечатлило, что дело вызвало такой общероссийский резонанс. А у нас другая история. Они, разжигатели уголовного дела против организаторов выставки "Запретное искусство", готовятся очень серьезно. Чего стоят все эти фальшивые истории вроде той, что чья-то жена якобы умерла после просмотра выставки. Это серьезно, они уже заигрались, по-моему, они хотят результата добиться.

Софья Болотина, 10.06.2009


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей