О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Пусенька, зачем?

Лев Рубинштейн, 31.05.2011
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру

Есть такая группа художников, проходящих по ведомству уличного искусства, которые на глухих стенах домов и бетонных заборах строительных площадок оставляют таинственные надписи. Самая распространенная - это короткое, но необычайно насыщенное интерпретационными возможностями слово "зачем". Даже, кажется, и без вопросительного знака. Просто - "зачем".

Это убийственное в своей заведомо выигрышной позиции "зачем" вполне достойно занять свое законное место в ряду самых знаменитых русских вопросов "Что делать?" и "Кто виноват?" Вопрос "зачем" вечен, как "Екклезиаст". Все суета сует и всяческая, как известно, суета.

Вопрос "зачем" звучит постоянно и всегда ставит в тупик. Ну, ведь и правда - зачем?

Вот в последние дни, например, ведутся жаркие и не всегда мирные споры про гей-парад и его жесткий разгон. "Нет, а зачем они это делают? - кипятится вполне разумный и вполне либерального умонастроения собеседник. - Они же знают, что это очень многих раздражает". "А ты уверен, - говорю я ему, - что твоя красная футболка никого не раздражает? Я не сомневаюсь, что кого-то она страшно бесит. Зачем ты ее носишь? Мог бы и поскромнее одеться. Когда ты в семидесятые годы носил хайр до плеч, это никого не раздражало? Ну-ка, вспомни. А твоя нерусская фамилия никого не раздражает? Как тебе кажется? Может быть, сменишь ее на какую-нибудь более конвенциональную? Да и небольшая пластическая операция тебе, я думаю, не помешает". "Не надо утрировать, - говорит он, - Это другое дело". Почему другое? Почему это я утрирую?

Ненависть - иррациональная и темная - первичнее, чем ее объект. Она не порождается предметом раздражения. Она им только провоцируется. Предмет найдется - была бы ненависть. А она всегда наготове. Объектами ненависти в разные времена были то раскольники, то инородцы, то "буржуи", то попы и монахи, то опять инородцы, то стиляги, то хиппи, то панки, то Америка, то мусульмане, то опять же инородцы. Теперь вот одной из болевых точек на теле общества оказались геи и их проблемы - совсем, между прочим, не надуманные.

"Зачем ты носишь нательный крестик? Ты же знаешь, как у нас к этому относятся". Так в середине 70-х годов увещевала моего друга его любящая мама. "Знаю, - отвечал он, - именно поэтому я его и ношу".

"Зачем же ты написал в своей анкете, что ты еврей, - говорили другому моему другу заботливые люди, - у тебя же русский отец. Записался бы русским. Ты же знаешь..." "Знаю, - отвечал мой другой друг, - именно поэтому и написал".

Усмирение ненависти посредством устранения ее объектов, реальных или мнимых, актуальных или потенциальных, мне кажется самой неправильной и трусливой стратегией. Ненависть этим не изведешь. Она всего лишь переключится на новый объект.

"А зачем эти люди пишут письма и заявления? - говорит умудренный жизнью скептик. - Они что, не понимают, что ничего изменить они не могут?"

За всех говорить не берусь, но думаю, что многие это прекрасно понимают. Я, во всяком случае, подписывая время от времени разные протестные документы, ничуть на этот счет не обольщаюсь. Но на вопрос "зачем" ответ у меня есть. Затем я это делаю, чтобы просто сообщить вслух о своем несогласии считать себя тем бессловесным и согласным на все быдлом, каким меня представляют себе те, к кому этот протест относится. Не так это мало, как может показаться.

Мой товарищ, человек необычайно наблюдательный, рассказал мне недавно о своей чудесной находке. Пошел он на кладбище навестить могилу родителей. Недалеко от этой могилы он обнаружил новый памятник. Памятник как памятник. Обратил он внимание на эпитафию, поразившую его предельными лаконизмом и эллиптичностью, с каковыми была выражена вся бездонная глубина чьего-то экзистенциального отчаяния. Там было написано: "Пусенька! Зачем?"

И правда, зачем?

Лев Рубинштейн, 31.05.2011

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей