О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Culture/essay/rubinstein/m.104488.html

статья Тающий запас

Лев Рубинштейн, 17.04.2006
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру
Реклама

Как давно и хорошо известно, люди, обладающие языковым чутьем и вкусом, по возможности избегают слов, так или иначе присвоенных официальной риторикой, а потому смертельно зараженных. Но беда в том, что как только какие-нибудь слова начинают восприниматься культурным сообществом как зараженные и на этом основании исключаются из риторического обихода, тут же появляются другие.

В наши дни в товарных количествах и с довольно тревожным постоянством стали возникать идеологически-языковые ублюдки наподобие "суверенной демократии" или, наоборот, "либерального фашизма". Но даже у ублюдков имеются предки.

Я помню, как в позднесоветские времена мутировали значения некоторых слов. В официальной риторике для обозначения каких-то несуществующих в природе явлений стали возникать такие оксюмороны, как, например, "борьба за мир" или "социалистическая законность".

В неофициальном же обиходе абсолютно нейтральное и даже скорее позитивное слово "идейность", призванное обозначать всего лишь приверженность того или иного субъекта той или иной идее, приобрело отчетливо негативные коннотации. Про кого-то говорили: "Да ну его, он какой-то идейный". Это означало нечто вроде того, что в присутствии этого "идейного" рекомендуется говорить только о погоде. По всему получалось, что "идейный" - это такой беспринципный гад, который ради достижения собственной цели не остановится ни перед чем.

В середине семидесятых - не вспомню уже каким образом - меня занесло на собрание баптистской общины. Там сидели на скамеечках люди разных возрастов и полов и пели, держа в руках аккуратные бумажки. Пели, как и полагается, хором, и пели они нечто на мотив популярных советских песен. Стихи же были самопальными и, понятное дело, исключительно духовного содержания. Что-то вроде: "Как люблю я Господа родного. Он дает мне то, что может дать. Он мне шепчет ласковое слово, бережет, как ласковая мать".

Прекрасные, высокие слова, ничего не скажешь. Особенно красиво говорил проповедник. Он говорил хорошие и в общем-то вполне бесспорные вещи. Он говорил, что честно жить хорошо, а нечестно - плохо. Ругаться плохо. Мириться хорошо. Особенно он напирал на то, что людей надо любить, потому что Бог - он как раз и есть любовь. "Любить надо людей, - строго наставлял публику проповедник, - любить надо".

Его южнорусский акцент вносил в проповедь элемент слегка пародийный. Его агрессивно-дидактические интонации то ли школьного завуча, то ли прапорщика вгоняли в нечеловеческую тоску. Перекрывая все реально им произносимое, в проповеди слышалось: "А кто к завтрему людей не полюбит, как я учил, тот пусть пеняет на себя. Людей любить надо, поняли? Эй, в третьем ряду, я к кому обращаюсь? А ну повтори!"

С "идейностью" разобрались уже давно. С "гуманизмом" в общем тоже. Не так давно разделались с "духовностью". Похоже, что навсегда. Про истину-добро-красоту забыть придется лет на пятьдесят. Сегодня у нас на повестке дня "нравственность". За "нравственность" нынче всерьез принялись Госдума, комитеты, подкомитеты, суды, прокуратура, милиция и прочие общественные палаты с народными соборами.

Но кое-что еще есть. Есть, например, такое слово, как "свобода". Сегодня все эти, которые все больше хлопочут по части "нравственности", слово "свобода", как, впрочем, и все оттенки его смысла, ненавидят, презирают и всячески вышучивают. И это прекрасно! И слава богу! Потому что это слово все еще принадлежит нам. Как и сама свобода.

А то ведь неровен час почуют и они вкус к "свободе" да и нас еще возьмутся учить "свободу любить". Тогда - всё. И без того уже нормальных, человеческих слов становится все меньше и меньше. И недалек уже тот час, когда в нормальном человеческом общении что-либо конкретное смогут означать лишь те слова и выражения, которые на сегодняшний день входят, увы, в явное противоречие с нравственностью, духовностью, истиной, добром, красотой и всеми прочими прекрасными и ужасными словами.

Лев Рубинштейн, 17.04.2006

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей