О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Главное чтобы человек был плохой

Николай Руденский, 30.03.2011
Николай Руденский. Фото из архива Граней.
Николай Руденский. Фото из архива Граней.
Реклама

"Сущее не делится на разум без остатка". Кажется, этот гетевский афоризм особенно применим к текстам Юлии Латыниной. Вроде бы эта одаренная публицистка последовательно привержена тому, что с некоторой долей условности именуется общечеловеческими ценностями: она выступает за свободу, гуманность и равноправие, против произвола и коррупции, ну и так далее. И сама она не раз называла свои убеждения либерально-западническими. Но вот встречаешь ее комментарий по случаю захвата в плен одного из противников Рамзана Кадырова - и с изумлением читаешь: "Вот Рустаму Махаури сейчас подробно разъяснят, кто муж, а кто жена. Я очень рада, что ему будут объяснять в подвалах Центороя, а не в Гааге..." И дальше: "...один из лучших командиров Рамзана Кадырова, Дауд, как раз тот человек, который убил Хайруллу и подарил его труп Кадырову... так вот этот командир – показали по чеченскому телевидению сцену – привез труп боевика отцу и сказал: "Ты говорил, что не можешь решить проблему, вернуть сына из леса. Вот мы решили эту проблему за тебя". И резюме: "Кадыров в этой битве на стороне того, что можно назвать открытым обществом".

А вот как отзывалась г-жа Латынина о тех, кто у нас, скажем так, неортодоксальными методами борется с распространением наркотиков: "Чему я страшно рада? Я не ожидала, что дело Бычкова вызовет такой шум... Была аналогичная история в городе Искитим... Это была жутковатая история, когда местный авторитет... Александр Григорьев, он же Гриня, у которого приемный сын умер от наркотиков, стал выгонять местных цыган и жечь их дома... Уже когда Григорьев сидел, там сожгли один дом. Видимо, жители просто стали ему подражать. И там сгорела 8-летняя девочка. Цыгане сначала уехали, а потом они написали заявление, что их выгнали силой... Тоже наша прокуратура приняла страдания цыган близко к сердцу, и Григорьеву дали, по-моему, 12 лет. Я могу перепутать, но там какой-то чудовищный срок".

Примеры такого странного умиления кровавым варварством в устах продвинутой журналистки не единичны. Раньше я предполагал, что этот парадокс коренится в психологии: ну сидит в культурном человеке инстинктивное восхищение грубой силой, жестокостью - и временами прорывается наружу. Но, оказывается, в этом нравственном сумасшествии есть своя система. Недавно г-жа Латынина дважды - сначала в "Новой газете", а затем на "Эхе Москвы" - сформулировала свой общий взгляд на проблему. По ее словам, едва ли не главной угрозой современному миру является "либеральный фундаментализм" и его практическое воплощение - международное правозащитное движение. Принцип "надо защищать права человека, кем бы он ни был" порочен по своей сути, ибо противоречит основной аксиоме человеческого поведения: зло должно быть наказано.

Приводятся примеры явно положительных персонажей, оказавшихся бы преступниками в рамках правозащитной идеологии: это и Геракл, нарушивший права Лернейской гидры, и Одиссей, некорректно поступивший с Полифемом. Ирония, конечно, убийственная, но ведь, скажем, Рамзан Кадыров, который в глазах г-жи Латыниной предстает наследником античных героев, в подвалах Центороя имеет дело не с гидрами и циклопами, а с людьми. Однако Юлию Леонидовну это не смущает. Главное, считает она, чтобы человек был плохой - тогда его права защите не подлежат и с ним можно делать что угодно.

Представление об универсальности прав человека, о ценности любой человеческой личности Латынина отвергает, поскольку оно "противоречит всему, чему нас учат о герое, добре и зле мифы и литература". В мифах и литературе, конечно, можно отыскать что угодно. Тот же Одиссей, например, сурово обошелся не только с Полифемом, но и со своими домочадцами, не проявившими должной лояльности к хозяину дома за годы его скитаний:

...Все на канате они (рабыни. - Н.Р.), голова с головою, повисли;
Петлями шею стянули у каждой, и смерть их постигла
Скоро: немного подергав ногами, все разом утихли.
Силою вытащен после на двор козовод был Мелантий:
Медью нещадною вырвали ноздри, обрезали уши,
Руки и ноги отсекли ему, и потом, изрубивши
В крохи его, на съедение бросили жадным собакам.

Владимир Соловьев, процитировав это место из "Одиссеи" в своем "Оправдании добра", замечает, что по понятиям гомеровской эпохи Одиссей был вовсе не извергом, а, напротив, высоконравственным и даже чувствительным человеком. Но "такие и еще худшие зверства, какие добродетельный язычник Гомеровой поэмы совершал с одобрения своей общественной среды, совершались и через тысячи лет после него ревнителями христианской веры - испанскими инквизиторами и рабовладельцами-христианами, также с одобрения их общественной среды, несмотря на происшедшее между тем возвышение индивидуально-нравственного идеала. А теперь подобные поступки возможны только для заведомых маниаков и профессиональных преступников. И произошел этот внезапный прогресс только потому, что организованная общественная сила вдохновилась нравственными требованиями и превратила их в объективный закон жизни".

Русский философ написал эти строки больше века назад. С тех пор человечество навидалось всякого. Бывало и так, что "поступки, возможные только для заведомых маниаков и профессиональных преступников" оправдывались и чуть ли не возводились в норму - разумеется, по отношению не ко всем, а только к тем, кто не заслуживает хорошего обращения: нарушителям закона, террористам, классовым врагам, представителям низшей расы... И все же идея всеобщности прав человека постепенно движется к тому, чтобы стать "объективным законом жизни". Даже Юлия Латынина, несмотря на особенности своего индивидуально-нравственного идеала, не оспаривает Всеобщую декларацию прав человека, в которой люди никак не делятся на хороших и дурных. Впрочем, и в конце 1940-х годов, когда принимался этот документ, такой универсализм не был новинкой. Еще в Декларации независимости США (1776) говорится: "Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами...". А почти за два тысячелетия до того было сказано: "Да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных".

Николай Руденский, 30.03.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей