О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Моление о кирпиче

Илья Мильштейн, 11.02.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

О том, каких успехов добивается и еще добьется российское государство и его силовики в деле воспитания террористов, Светлана Прокопьева рассказала очень ясно и убедительно. За это ее теперь собираются судить, что по-своему логично. Ибо силовики и их руководство в Кремле - люди скромные, даже застенчивые, от слова "застенок", и не любят, когда об их достижениях трубит пресса. Власть терроризирует несогласных, самые юные и несдержанные из них склоняются к методам самоубийственным, но зачем же раскрывать эту связь преследователей с преследуемыми? Такая публицистика сродни разглашению гостайны.

Он не вышел с пикетом. Не стал собирать митинг. Не опубликовал статью, манифест, открытое письмо с требованием перестать фабриковать дела и пытать людей. Он не пошел ни в одну из партий с предложением включить этот пункт в политическую программу. Он не обратился к своему депутату в Госдуме. Все, чего не сделал юноша, взорвавший себя в здании архангельского ФСБ, псковская журналистка описывала слишком, что ли, подробно, чтобы кто-нибудь из сторонников нынешнего режима мог бы ей туманно, но достойно возразить: мол, у гражданина РФ есть столько способов бороться с несправедливостью!.. Как бы подразумевая, что своевременное обращение к депутатам или организация митинга против пыток и фабрикации обвинений помогли бы решить проблему. Вот эта скрупулезность в перечислении почти бессмысленных и безнадежных действий, которых не совершил 17-летний студент, тоже, вероятно, послужила толчком к возбуждению уголовного дела по статье, карающей за оправдание терроризма.

Получалось, что начальство не только создает липовые экстремистские организации, но и настоящих экстремистов плодит, прессуя и за пикеты, и за митинги, и за репосты, и за принадлежность к несистемным движениям. От этаких похвал государство прямо зарделось, но в дискуссию, в силу той же застенчивости, вступать не стало. Прибегло к иным методам. В начале декабря Роскомнадзор вынес "Эху Москвы во Пскове" и Псковской ленте новостей, опубликовавшей расшифровку эфира, предупреждение. Позже последовали штрафы, в судебном порядке. 6 февраля следователи СКР при огневой поддержке бойцов СОБРа обыскивали квартиру Светланы Прокопьевой и увозили ее на допрос.

Однако ошибется тот аналитик, который решит, что спецмероприятия Кремля и его силовиков ограничиваются лишь разведением народовольцев и боевых эсеровских организаций на современном этапе. Не брезгуют в руководящих кругах и подстрекательством к преступлениям по статьям куда помельче, типа хулиганства, сопровождаемого мордобоем. Этим года четыре с половиной занимаются разные неплохо натасканные представители гражданского общества, как бы самозародившиеся на востоке Украины, позже переехавшие в Россию и здесь, под неусыпной опекой центра "Э", занявшиеся терроризированием митингующих против Путина. Они теперь всюду, где едва зарождается оппозиционная жизнь, а цель их, боевиков SERB, всех этих тарасевичей и петрунько, сводится к тому, чтобы провоцировать национал-предателей и - в идеальном случае - сильно схлопотав по лицу, уволочь в тюрьму какого-нибудь доведенного до белого каления россиянина. Оскорбленного тем, что у него отобрали и разорвали плакат, что его облили мочой, ударили или оскорбили словесно.

Вчера они вновь явились туда, куда их не звали, и опять прожили день не зря: были и потасовки, и в участок кое-кого из демонстрантов забрали, но полного триумфа провокаторам снова добиться не удалось. Поскольку никого из них, к счастью для всех нас, не покалечили. Причина же заключалась в том, что молодые и немолодые несогласные, закаленные в своей безысходной борьбе за Россию, которая будет свободной, все-таки сильно отличаются от подпольщиков-одиночек. Это принципиально другие люди, у которых врожденная брезгливость к подонкам пересиливает ярость; оттого подстрекатели постоянно терпят неудачу. Рано или поздно их оттаскивает полиция, и встреча двух цивилизаций завершается, как бы сказать, вничью.

Граждане не ведутся на Петрунько с Тарасевичем, и это означает, что распространять в России террористические идеи властям сподручней и легче, нежели склонять соотечественников к хулиганству. Это звучит как парадокс, но с фактами не поспоришь: бомбометатели, настоящие и вымышленные, имеются, а гопников среди инакомыслящих днем с огнем не сыщешь. При том что боевики очень стараются и прямо нарываются на побои, но допроситься кирпича не могут. Как это объяснить?

Не исключено, пожалуй, что прав был президент Путин, когда говорил, что у террористов нет будущего, а у нас оно есть. С той, однако, поправкой, что будущего нет у государства, которое стремится нагнать страху на россиян. Напротив, у протестующих, людей в целом сдержанных, иногда даже культурных и интеллигентных, будущее есть. Это особенно заметно в тот момент, когда знаменитого бородача-сербовца упорно спрашивают, почему он собравшихся мочой не поливает, и тот вроде клянется, что скоро начнет, но обещанного не исполняет. Потом толпа скандирует "вон отсюда!", и добровольных помощников охранки гонят прочь, и эта сценка тянет на символ. Сценка символизирует грядущее, в котором с террористами, сколько их ни воспитывай, разгоняя пикеты и митинги, сажая за слова и превращая выборы в фарс, будет покончено навсегда.

Илья Мильштейн, 11.02.2019

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей