О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Пошли все к чертам

Илья Мильштейн, 10.04.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Вообще беда с этими красными линиями.

Бывало, американский президент Барак Обама проводил указанную линию, предостерегая сирийского президента Башара Асада от применения химического оружия. Тот, понятное дело, не верил, и в августе 2013 года по итогам обстрела пригородов Дамаска ракетами, начиненными зарином, правозащитники фиксировали массовое убийство людей.

Возникала сложная ситуация. С одной стороны, Асад перешел черту и не подвергнуть его наказанию было вроде невозможно. С другой стороны, защитником нарушителя конвенции выступал президент России Владимир Путин, который предлагал решить вопрос капитально. Заручившись согласием сирийского лидера, уничтожить его химический арсенал под контролем международных наблюдателей. Поразмышляв о плюсах и минусах, лауреат Нобелевской премии мира оценивал это предложение как приемлемое и был по-своему прав. Имелось в виду, что разоружение серийного убийцы куда полезней, нежели его образцово-показательная порка, чреватая к тому же резким обострением отношений с Россией и усилением ИГ. Однако закрадывались и сомнения. Зачем, хотелось спросить, проводить красную линию, если любой Асад может ее практически безнаказанно перейти?

В отличие от "слабака Обамы", неустрашимый Дональд Трамп никаких линий не проводил и с Путиным не консультировался - некогда было, да и незачем. К тому же вспыльчивого миллиардера достали все эти разговоры про российскую агентуру в его окружении и каждодневные оскорбления в лживой прессе. Так что красная линия после сообщений о химической атаке на Хан-Шейхун нарисовалась сама собой, как бы унаследованная от Обамы, а дальше сюжет стал раскручиваться по нарастающей.

Краткая перепалка в Совбезе ООН, где российская делегация традиционно вступалась за оклеветанного Асада. Краткие консультации с главой Пентагона. Краткое уведомление Москвы о грядущем ударе - и полетели "Томагавки". Ну и чтобы два раза не вставать, Трамп направил ударную группу кораблей в район Корейского полуострова, а возмущенным россиянам, стремительно в нем разочаровывающимся, велел пригрозить новыми санкциями.

Однако и россияне не лыком шиты и в таком духе обращаться с собой не позволяют. Гневно высказались первые лица в государстве, а также представители Минобороны и МИД. Приостановлено действие российско-американского меморандума о безопасности полетов в Сирии, что чревато прямым столкновением в воздухе. А вчера зашел разговор и о "красной линии". Причем если Обама предупреждал, а Трамп учил Обаму, как надо действовать, ежели тебя не послушались, то российская сторона прямо объявила о том, что американцы эту злосчастную линию пересекли, разбомбив сирийский аэродром. Москва как бы нанесла ответный риторический удар, обзаведясь собственной красной линией.

Вообще говоря, это поразительное заявление. Прежде всего по тону, подчеркнуто воинственному, с явно выраженной готовностью устроить мировую бойню. Впечатляет и состав участников, подписавших совместное обращение: Россия, Иран и независимое государство "Хезболла", более известное в качестве террористической организации. Сирия в списке отсутствует, и тут загадка. То ли мнением Асада, который рискует стать первой жертвой столкновения "Хезболлы" с Пентагоном, решено пренебречь, то ли все совершается в такой спешке, что его спросить просто забывают и Дамаск считается примкнувшим к Москве, Тегерану и террористам по умолчанию. Понятно также, что других союзников в грядущей дискуссии с НАТО у России нет. За исключением армии и флота, вооруженных ядерными боеголовками.

Собственно, это и есть основная, жирной краской выведенная красная черта, внутри которой мы время от времени наблюдаем множество мелких красных линий. Начиная с 2014 года, с той весны, когда мир встал на уши и популярный телешоумен, бурно жестикулируя, стал рассказывать нам про радиоактивный пепел. Мы слегка отдаляемся от этой черты, когда на фронтах локальных войн наступает некоторое затишье. Мы приближаемся к ней, едва затишье разряжается бурей, и таких моментов было уже множество. Химическая атака на Хан-Шейхун, молниеносный ответ Трампа, заметно потрясенный Путин, который спешно собирает заединщиков, и "красная линия", сочиненная в рамках судорожного креатива, - это самый свежий пример. Впрочем, народ мы уже достаточно пуганный в последние годы, и слабо все-таки верится, что очередная стычка с применением химического оружия, "Томагавков" и риторических страшилок обернется реальной войной.

Тем не менее положение выглядит по-настоящему опасным. Дело в том, что "слабый Обама", как ныне выясняется, был одним из самых вменяемых людей в том дурдоме, который именуется миром современной политики. Где тон задают люди типа Путина, Эрдогана, Асада, Ким Чен Ына, бешеных иранских мулл, связанных с ними или противостоящих им лидеров разнообразных террористических группировок. Раньше в общении со своими врагами Америка предпочитала стратегию сдерживания, вполне эффективную, хотя и не лишенную недостатков. Теперь враги напоролись на Трампа, и нам остается лишь гадать о том, сколько трезвого расчета в его действиях и сколько блефа. Ведущий дискуссию с отморозками на единственно доступном им языке силы, он может оказаться спасителем человечества, но может, солидарно с Путиным и прочими, угробить мир. Перейдя вместе с ними все красные линии, какие начертаны на земле и на небе.

Речь сегодня идет о полноценном кризисе, который по своим масштабам приближается к Карибскому, притом стремительными темпами. Линии перейдены, и впереди стена, с известными проступающими письменами. Остановиться еще не поздно.

Илья Мильштейн, 10.04.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей