О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Конкурс выпускников

Илья Мильштейн, 12.01.2012
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Теперь это уже звучит как заклинание, по-русски говоря - мантра.

"Суд выпустит", - предсказывает Явлинский, и страшно даже вообразить участь того судьи, который откажется выполнять приказ из Кремля, где президентом будет работать Григорий Алексеевич. А Прохоров просто помилует узника: это будет его "первое, гуманистическое решение", едва Михаила Дмитриевича объявят гарантом. Да что Прохоров, когда даже Зюганов после долгожданной победы в марте обещает освободить самого известного в России политзека, только вот сперва "пересмотрит" итоги "преступной приватизации" 90-х - и сразу освободит. Да что Зюганов, если сам Путин после митинга на Болотной согласился "рассмотреть ходатайство" заключенного, когда тот его, конечно, напишет.

Вы догадались: речь о Ходорковском.

Это уже стало, говоря опять-таки по-русски, трендом. Мало-мальски вменяемые кандидаты и примкнувший к ним Владимир Владимирович обещают выпустить Михаила Борисовича или хотя бы поразмышлять на заданную тему. Глухо молчавшие до сих пор обретают голос, а тот, кто утверждал, что у Ходорковского руки в крови, вроде готов усилием воли преодолеть свои ночные кошмары. А где Ходорковский - там и Лебедев, и, дай Бог, Пичугин, и некоторые другие. Узники "ЮКОСа", о которых на фоне динамичных событий последнего времени слегка подзабыли, из лагерей и тюрем возвращаются в большую политику. Точнее, пополняют своими именами предвыборные программы кандидатов на президентский пост.

Причем на фоне нынешних событий это уже выглядит как нечто само собой разумеющееся. Чурова в отставку, а Ходорковского на волю. Это звучит логично. Такие взаимодополняющие тезисы, хотя, казалось бы, при чем тут Чуров? Ну, можно Чурова заменить на Путина, что будет больше соответствовать духу времени, но прозвучит не столь реалистично. Хотя и весьма привлекательно.

Осталось лишь понять, насколько реалистичен основной сюжет: освобождение Ходорковского. Понятно, что даже Зюганов, если ему удастся в нелегкой борьбе выйти во второй тур и одержать победу, свое слово сдержит. Однако и при самом честном подсчете голосов, как учит нас Алексей Леонидович Кудрин, должен выиграть Путин. Он и будет, по-видимому, решать судьбу Ходорковского.

А это сюжет со многими неизвестными. Если предположить, что при несмещенном и очень трудолюбивом Чурове честная победа Путина обернется миллионными митингами протеста, то шансов на освобождение МБХ немного. Ибо Владимир Владимирович скорее начнет остро конфликтовать с народом при помощи своих силовиков, нежели "демонстрировать слабость" и склоняться к естественным для нормального политика компромиссам. Впрочем, события могут принять такой характер, что сами силовики его попросят хотя бы слегка снизить градус напряженности в обществе и он, обложенный со всех сторон, вынужден будет к ним прислушаться. Или, наоборот, разозлится еще больше, повелев прекратить истерику: такие фразы ему хорошо удаются, и он любит их произносить. Хлебом не корми.

Другой вариант, чуть более вероятный: умеренные волнения в рамках декабрьских, около 100 тысяч протестующих на столичных площадях, и тут у Путина будет возможность сыграть на опережение. Загвоздка, однако, в том, что он ждет от Ходорковского и Лебедева "помиловок", а они вряд ли захотят порадовать Путина. Это ведь уже давняя коллизия: закон позволяет президенту освободить зека без его формального унижения, но президент не желает. Сперва, говорит, поцелуй мне, злодею, ручку, а дальше я думать буду. Собственно, примерно эти слова, которые первым сказал Медведев, Путин и повторил в декабре. Тут даже может разыграться некий спектакль, когда, к примеру, Песков заявит, что его патрон согласен помиловать Ходорковского, да вот беда: тот сам не хочет. Подобно рода пьеска вполне может быть разыграна в мае или чуть позже.

Наконец, есть еще один вариант, о котором легко забыть, как легко мы после 24 сентября стали забывать о том, кто у нас является президентом. Напомню: еще четыре месяца глава государства в России будет откликаться на имя Дмитрий Анатольевич Медведев. И если Кремль захочет по-настоящему сыграть на опережение и попытаться смягчить эффект от честных выборов в марте, то единственно верное решение напрашивается само собой. Уходящий гарант может совершить свой первый и последний президентский поступок: освободить Ходорковского - безо всяких помиловок, аннексий и контрибуций. Естественно, посоветовавшись со старшим товарищем, который, быть может, начитавшись чужих программ и вглядевшись тоскливо в свое будущее, даст отмашку.

И они наконец отмаются, Ходорковский с Лебедевым, присоединившись к большинству. К тем, кому придется еще долго жить в эпоху Путина, в полусвободной, полумертвой, протестующей, раздраженной, бессильной стране. Имею в виду присоединение к большинству - в хорошем смысле, что обещают Явлинский, Прохоров и Зюганов, отчасти и Путин. Обещания, как и мечты, иногда сбываются.

Илья Мильштейн, 12.01.2012


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей