О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.179954.html

статья Обмен хитами

Илья Мильштейн, 19.07.2010
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Второе кино, которое труженики газпромовского НТВ посвятили Александру Лукашенко, оказалось еще хуже первого. Хуже в смысле, как бы сказать помягче, художественном, хотя после "Крестного батьки-1" казалось, что все рекорды по части халтуры уже побиты. И хуже для самого Александра Григорьевича. Если основной смысл первого фильма заключался в простом "наезде" на белорусского президента, то во втором речь уже всерьез шла о его свержении. Сценаристы "Крестного батьки-2", смело монтируя кадры из Бишкека и Минска, проводили прямую параллель между судьбой Курманбека Бакиева и незавидной участью Лукашенко.

Восставший киргизский народ, как догадывался зритель, подавал хороший пример братскому белорусскому народу.

Все остальное в этой новой работе было почти полным повторением сюжетов первого фильма. Слово в слово, кадр в кадр. И все, как и в прошлый раз, было правдой. Батька действительно хвалил Гитлера, желая в силу своей совхозной простоты понравиться немецкому журналисту. При Лукашенко действительно исчезали люди - оппозиционные политики и журналисты. Александр Григорьевич действительно паразитировал на дружбе с Россией. Однако правда была и в том, что пылкая нелюбовь российских телевизионщиков к "последнему европейскому диктатору" диктовалась исключительно политическими соображениями. Его постоянными ссорами с президентом РФ и закадычной враждой с премьер-министром Путиным.

Впрочем, имелся еще один источник, из которого черпали свое вдохновение создатели второсерийного кино. Это был ответ Лукашенко на их первое творение. Ответ, поразивший Москву в самое сердце.

Дело в том, что многоопытный Батька, заметно огорченный после первого кинопросмотра, сразу отвечать не стал. Контрудар он нанес спустя пару недель - и совершенно неожиданный. Точнее, два холодно просчитанных контрудара. Сперва Александр Григорьевич тепло пообщался в Крыму с главным врагом России - президентом Грузии Михаилом Саакашвили, с которым они вместе гуляли на юбилее многовекторного Януковича. А потом случилось и вовсе неслыханное: грузинский лидер дал интервью государственному белорусскому телевидению.

При этом нельзя сказать чтобы Саакашвили как-то слишком уж резко говорил о политике кремлевского тандема. Или о россиянах. Напротив, он отмечал, что русский народ "не заслуживает, чтобы мир называл его оккупантом". И не выплескивал свои эмоции на Медведева-Путина, а скорее недоумевал: "Трудно понять, чего они хотят". Впрочем, развивая эту мысль, он указывал, что "когда ты со своими соседями готов разговаривать только путем нажима и шантажа, то разговор не получится". Но, пожалуй, это была самая резкая фраза из всех, сказанных за время довольно короткого интервью. На своем "Имеди" он высказывается куда брутальней.

В общем, беседа не получилась скандальной. Скандалом был сам факт появления Саакашвили на белорусском ТВ, где ни у одного серьезного политика не возьмут интервью без дозволения Батьки. Скандалом было это неслыханное событие: враг, с которым российские войска воевали два года назад, стал заединщиком белорусского президента. Страна, входящая в Таможенный союз, предоставила слово человеку, который вывел свое государство из СНГ.

Реакция в самой Белоруссии была плюралистичной. Привыкшие ко всему чиновники славили Батьку. Привыкший ко всему народ безмолвствовал. Привыкшие ко всему оппозиционеры были неприятно удивлены. По их мнению, Саакашвили, согласившийся играть в эти игры, растоптал слабые ростки белорусской демократии.

Реакцией России стал бескомпромиссный, хотя и бездарный фильм, показанный по НТВ. Фильм, свидетельствующий скорее о растерянности пропагандистских умельцев, нежели о том, что Москва выработала некую стратегию в борьбе с Лукашенко. Все-таки слишком уж бросается в глаза схожесть авторитарных режимов в Белоруссии и в России. А также рискованность отдельных сюжетов, повествующих о Батьке-злодее: с тем же успехом и с теми же интонациями можно было бы рассказать, например, о том, как со своими врагами расправлялся Путин. Или о том, как при нем государственное телевидение прославляло Сталина. Или про гексоген.

Вообще это богатая тема - грядущие торопливые, халтурные, правдивые фильмы про нынешних наших отцов родных, едва кончится их время. С одной стороны, телевизионщики российские за минувшую десятилетку так насобачились исполнять заказы сверху, что, кажется, способны за сутки художественно освоить любой сюжет. С другой стороны, азы профессии утрачены и ничего кроме трэша они производить не могут. Хоть про Батьку, хоть про "шпионский камень", хоть про Путина. Обидно за правду становится, честно говоря.

...По-видимому, посылая "черную метку" Лукашенко, в Кремле были убеждены в том, что тот попросту испугается. Поймет, что он следующий на очереди после Бакиева. А испугавшись, умерит свои амбиции и глубоко призадумается над тем, как ему улучшить отношения с могущественным восточным соседом. И, судя по тому, как долго он молчал, Александр Григорьевич и вправду почувствовал себя неуютно.

Однако после интервью, которое Лукашенко велел своим телевизионщикам взять у "американского ставленника", можно предположить, что со своими чувствами он постепенно справился. Природная злость вытеснила страхи, и он поднял перчатку и вломил партнерам по славянскому братству - от всей души. Теперь, запасаясь попкорном, терпеливо ждем выступления Березовского по белорусскому ТВ и третьей серии захватывающего триллера про кровавый Батькин режим. Чуть позже его интервьюеры, наверное, искренне заинтересуются точкой зрения Гарри Каспарова на происходящее в России. А там и четвертую серию подгонят. И тогда в Минск поедет Лимонов.

Илья Мильштейн, 19.07.2010


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей