О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

в блоге Телесное преступление

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 02.06.2015

59
Реклама

Протестовать против правительственного законопроекта, расширяющего возможности применения физического насилия к заключенным, пока что вышла лишь небольшая группа очень немолодых ветеранов правозащитного движения. Похоже, общественность еще не оценила в полной мере значение этого «закона садистов». А между тем он явно выделяется из длинной череды запретительных, репрессивных, мракобесных, откровенно фашистских законов, принятых за последние годы.

Да, во всех этих новациях сквозит утробная, экзистенциальная ненависть нашей ублюдочной политической элиты к человеческой свободе, к правам человека. Но все же за ними за всеми есть рациональный мотив. Ограничения свободы собраний, свободы слова, распространения информации, введение идеологических запретов - все это направлено на подавление оппозиционной активности и должно, таким образом, служить сохранению власти этой самой элитой.

Последний законопроект этого мотива лишен. Он выражает отношение правящего класса к человеку вообще в чистом виде. И он затрагивает гораздо более глубинные вещи, чем право иметь собственный взгляд на историю или смеяться над церковными догмами.

По нормам современной цивилизации причинение физических страданий (в том числе нанесение побоев) предполагаемому правонарушителю представителем власти допустимо исключительно в качестве меры пресечения активных действий, представляющих непосредственную опасность окружающим, при явной недостаточности других мер. И ни в коем случае не в качестве меры наказания и даже не в качестве меры принуждения к каким-то активным действиям.

Понятно, что когда полицейский преследует вооруженного преступника, создающего угрозу жизни и здоровью как самого полицейского, так и других граждан, он имеет право стрелять на поражение. Понятно также, что если задержанный отказывается перейти в автозак, полицейский имеет право переместить его насильственно. Но ударить задержанного дубинкой он имеет право лишь в том случае, если активное сопротивление задержанного создает такому перемещению очевидные помехи. Надзиратель может применить дубинку, пресекая драку между заключенными. Любые побои в иной ситуации по сути являются не чем иным, как ТЕЛЕСНЫМИ НАКАЗАНИЯМИ.

Мерой наказания в цивилизованном обществе может быть ограничение свободы передвижения, свободы общения, доступа к каким-то жизненным благам, что и происходит при тюремном заключении. При этом условия содержания заключенных сами не должны приводить к физическим мучениям, не должны быть унизительны.

Все это входит в фундаментальные представления о неприкосновенности личности. Даже за осужденными преступниками, права которых по определению урезаны, признается право на сохранение достоинства и в известной мере - на личное пространство. Хотя оно и сужено, вторгаться в него власть может лишь в исключительной, «военной» ситуации.

Отношение к фундаментальным правам личности осужденных преступников, то есть людей, зачастую справедливо не вызывающих симпатии и сочувствия, - важный показатель степени цивилизованности общества. Цивилизованное общество твердо знает, что человека нельзя унижать, мучить, бить. Никакого. Даже самого отвратительного преступника.

Если же значительная часть общества считает, что наказание преступника в том и должно состоять, что его будут унижать, мучить, бить, что он теряет право на защищенность от всего этого, то мы имеем дело с обществом, в котором жизнь на воле мало отличается от жизни в тюрьме. С обществом «большой зоны». Если лишение свободы само по себе не воспринимается обществом как достаточное наказание преступника, это значит, что общество не ценит собственную свободу, потому что ее не имеет. И если государство не признает гарантий от произвола и издевательств для заключенных, это значит, что оно не признает этих гарантий ни для кого.

Закон, позволяющий бить заключенных за любое нарушение правил тюремного распорядка, за любое невыполнение требований и распоряжений администрации, вводит именно ТЕЛЕСНЫЕ НАКАЗАНИЯ. Казалось бы, зачем их узаконивать, когда они процветают в российских колониях и так, «неформально», а при полном соитии нынешних судов с исполнительной властью, в первую очередь с карательными органами, найти управу на садистов в погонах не представляется никакой возможности?

Не будем, однако, отказывать представителям нашего правящего класса в человеческих чувствах. Они тоже люди со своими идеалами и представлениями о правильном общественном устройстве. Со своими эротическими снами, в которых они видят шпицрутены, нагайки, порку на конюшне. Ведь хочется лишний раз демонстративно самоутвердиться в своем праве на неограниченную власть над человеческой личностью!

Этой же цели - символически унизить заключенного, показать ему, что он никто, что у него нет никакой личной неприкосновенности и личного пространства, - служила всегда и служит до сих пор значительная часть внутритюремных правил. Например, требование, чтобы заключенный снимал шапку перед «гражданином начальником». Печально известный генерал Трепов приказал высечь политзаключенного Боголюбова именно за то, что тот не снял перед ним шапку.

Телесные наказания в России тогда были под запретом уже почти 15 лет. Для всех, кроме крестьян. Право же порки крестьян правительство как бы передало им самим. Приговорить крестьянина к телесному наказанию мог волостной суд, избиравшийся на крестьянском сходе. Осталась, правда, еще одна категория лиц, которые могли быть подвергнуты порке. Это приговоренные к каторжным работам, причем только в местах отбывания наказания. Боголюбов свой приговор уже получил, но вот в «места» отправлен еще не был. Трепов посчитал это незначительной мелочью. За невнимание к таким мелочам генерал и получил пулю от Веры Засулич.

Советская система откровенно рассматривала человека как полную собственность коллектива, общества, государства. Собственность, с которой владелец может обращаться по своему усмотрению, без оглядки на какие бы то ни было «личные неприкосновенности». Но с другой стороны, гуманистическая, просветительская риторика, которой советский режим оставался верен до конца, обязывала стыдливо прятать насилие и издевательства над людьми в местах лишения свободы. Эти вещи никогда не были формально узаконены. Даже знаменитое разъяснение, рекомендовавшее «меры физического воздействия» на допросах (русский вариант немецкой «третьей степени устрашения») было секретным, исходило от партийных инстанций и поэтому формально не имело юридической силы. Любопытна его «обосновывающая часть»: наши враги за границей мучают наших товарищей как хотят, а нам что - нельзя?

После Сталина политических уже не били. Следователи КГБ с гордостью называли это «торжеством социалистической законности». На пикете против «закона садистов» Сергей Адамович Ковалев рассказывал, как за отказ снимать шапку перед «гражданином начальником» его отправляли в штрафной изолятор. Теперь за отказ снимать шапку заключенного можно будет просто бить дубинкой. Привет Вере Засулич.


Материалы по теме

Комментарии
User wasja39, 02.06.2015 12:34 (#)
19108

Каждый раз просто не знаешь, что сказать о кремлевском законотворчестве. А, вот, нашел один положительный момент: конечно, плохо, что хотят узаконить право начальства на воплощение вышеупомянутых эротических снов. Но, с другой стороны, расчленение по-бастрыкински пока узаконивать не собираются. То есть отъявленным маньякам среди начальников придется еще подождать с легализацией мечт. Но, думаю, не долго им придется мучиться от несоответствия ихних мечт и действий закону. Вон если простые садисты дождались своего звездного часа и могут теперь открыто смотреть людям в глаза, то и маньякам не надо отчаиваться. Привыкнут холопы к порке, так мудрый царь-батюшка и расчлененку узаконит.:(((

User vafaz, 02.06.2015 12:39 (#)
23348

Вот только Вер Засулич больше не осталось. А все эти пикеты "немолодых ветеранов"...
Странное дело, вроде бы есть "от тюрьмы и от сумы", но "не в коня корм": пока лично не коснется, русский не перекрестится.

User igor_in_CT, 02.06.2015 17:16 (#)

К сожалению, что важнее неимоверною, нет не только Вер Засулич; нет никого, даже близко напоминающего А.Ф. Кони, под председательством которого суд присяжных оправдал Веру Засулич, которая. напомню, стреляла и ранила петербургского градоначальника генерала Трепова. Причина покушения: при посещении Треповым Петропавловской Крепости политзаключённый не снял перед генералом шапку и был за это подвергнут телесному наказанию. Это было в 1878 г. после проведенных Александром 2-м реформ, в том числе судебной. Не совсем Басманный суд, а?

User sergii_from_kyiv, 02.06.2015 15:09 (#)
13636

«общественность еще не оценила» дальше не читал.

User leokadij [myopenid.com], 02.06.2015 16:21 (#)

Какая в России общественность, какое общество?
Население атомизировано, приходится выдумывать "скрепы"...

User sergii_from_kyiv, 02.06.2015 16:25 (#)
13636

отож

User natala, 02.06.2015 15:12 (#)
3006

"Цивилизованное общество твердо знает, что человека нельзя унижать, мучить, бить. Никакого. Даже самого отвратительного преступника.
Если же значительная часть общества считает, что наказание преступника в том и должно состоять, что его будут унижать, мучить, бить, что он теряет право на защищенность от всего этого, то мы имеем дело с обществом, в котором жизнь на воле мало отличается от жизни в тюрьме. С обществом «большой зоны»."

Так Россия давно уже - общество (скорее общак) "большой зоны", где закон подменён "понятием", где приветствуют гопничество в государственном масштабе (отжатие Крыма).

User leokadij [myopenid.com], 02.06.2015 16:19 (#)

Гоп-стоп,
Мы подошли из-за угла...

User piginspace, 03.06.2015 01:48 (#)
24939

Да нет, я думаю, что "рациональное" зерно в этом законотворчестве всё-таки есть. Хотят вульгарно запугать тех (очень немногочисленных) оставшихся в стране людей, кто ещё подумывает о том, чтобы выйти куда-то на какой-то пикет или протест. Мало-ли какие у этих смутьянов и идеалистов идеи в головах - "ну, посадят конечно; ну что, посижу, всё-таки не убьют ведь - друзья на воле и правозащитная общественность не позволят!". А они прямо всем этим идеалистам говорят - "да, будем мучить и убивать, при этом совершенно открыто и по закону".

Ни для каких других целей этот закон конечно же не нужен. Не то чтобы там отстуствие подобных норм мешало ментам на зоне людей мучить.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама



Выбор читателей