О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/173812.html

в блоге Кадыров против "Мемориала": выступление ответчика в Мосгорсуде

Vip Олег Орлов (в блоге Свободное место) 26.01.2010

27
Реклама





Выступление ответчика Олега Орлова в Московском городском суде 21 января 2010 года в ходе рассмотрения кассационных жалоб по гражданскому делу по иску Рамзана Кадырова к Правозащитному Центру "Мемориал" и Олегу Орлову



Уважаемый суд,



Решение Тверского районного суда от 6 октября 2009 г. о частичном удовлетворении иска Р.Кадырова к ПЦ "Мемориал" и ко мне о защите его чести, достоинства, деловой репутации, публикации опровержения, компенсации морального вреда грубо нарушает мои права.


Во-первых, в решении Тверского суда существенным образом искажаются мои слова и мои доводы, которые я приводил в ходе заседания суда.


Привожу цитату из этого решения:
"Доводы ответчика Орлова О.П. о том, что, употребляя в тексте слово "убийца", он говорит о вине Кадырова в политическом и социальном смысле, а не в правовом смысле". Конец цитаты.


Но я никогда ничего подобного не утверждал. Выступая в суде, я говорил совсем другое.


Обращаю внимание на то, что текст моего выступления приобщен к материалам дела. Я утверждал иное – что слово "виновен" (а отнюдь не слово "убийца") было употреблено мной не в уголовно-правовом, а в политическом и социальном смыслах.


В доказательство же правомерности употребления мной в отношении Рамзана Кадырова слова "убийца" я приводил совсем иные доводы, доказательства, материалы. Эти материалы тоже приобщены к материалам дела.


Мне представляется, что уже одно такое искажение моих слов и доводов в решении Тверского суда дают все основания для отмены этого решения.


Во-вторых, мои слова "Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики" являются не сообщением о факте, а есть выражение моего мнения, убеждения, это оценка деятельности Кадырова на протяжении ряда лет.


Я не утверждал о причастности Р. Кадырова к убийству Наташи Эстемировой. Но я говорил о вине. А это разные вещи. Я говорил о его политической ответственности и вине.


Именно в этом смысле, а не в уголовно-правовом я употребил слово "виновен".
Моё мнение о политической вине Рамзана Кадырова основывается на долгой работе нашей организации в Чеченской Республике.


В ходе судебного заседания по нашему ходатайству к материалам дела были приобщены записи и расшифровки публичных заявлений по телевидению Рамзана Кадырова, его "правой руки" Адама Делимханова". В них правозащитники и эксперты, которые критикуют власти Чеченской Республики, прямо приравнивались к террористам и бандитам. И факт этих выступлений на суде никем не был опровергнут.


Мне представляется очевидным, что если высшее должностное лицо Чеченской Республики и люди из его ближайшего окружения публично выступают по телевидению с подобными заявлениями.
Если они при этом одновременно утверждают, что террористов и бандитов следует подвергать бессудным казням, а после этого правозащитников убивают, то прямую политическую вину за убийство правозащитников несут власти, в том числе лично Рамзан Кадыров. Таково моё мнение, моё убеждение.


Статья 29 п. 3 Конституции РФ гарантирует свободу мнений, запрещает принуждать к отказу от мнений и убеждений. Мнения и убеждения граждан не могут быть предметом рассмотрения в судах Российской Федерации.
Никто не может быть принужден государством (судом) к отказу от мнения и высказыванию чужих убеждений.


Между тем, решением Тверского районного суда принуждают Правозащитный центр "Мемориал", руководителем которого я являюсь, опровергнуть мои слова, выражающие мои убеждения. Таким образом, налицо противоречие решения Тверского районного суда нормам Конституции России.
Это решение Тверского районного суда также противоречит статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 9 и 10).


Тверской суд в своём решении необоснованно приписывает мне утверждение о прямой непосредственной причастности Рамзана Кадырова к совершению преступных деяний в отношении Натальи Эстемировой.


Между тем, мои слова "Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству" указывают на обратное. Эти слова как раз и показывают, что я не утверждал, что Рамзан Кадыров непосредственно причастен к организации похищения и убийства Натальи Эстемировой. Нам неизвестно, кто именно отдал приказ.


Вместе с тем, я считаю, и говорил об этом, что версия (именно версия!) о подобной прямой причастности должна быть рассмотрена и расследована, невзирая на то, насколько эта версия может быть неприятна и неприемлема для властей.


Но Тверской суд удивительным образом в своём решении просто игнорирует это обстоятельство, вообще не давая оценку этим моим словам. Но при этом в резулятивной части решения абсолютно непонятно по каким основаниям суд обязывает опровергнуть и эти слова.
Вполне очевидно, что тем самым суд нарушил требование обоснованности судебного решения.


Суд необоснованно отверг массу доказательств того, что Р.Кадыров виновен в создании в республике атмосферы беззакония и безнаказанности, в систематическом нарушении правоохранительными органами Чеченской Республики норм законности, в создании атмосферы враждебности вокруг правозащитников. Эти доказательства имеют значение для обоснования политической вины Р.Кадырова за убийство правозащитницы.
Но суд без каких-либо обоснований утверждает, что они "к предмету исследования заявленных исковых требований не относятся".
Тем самым суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, что привело к неправильному разрешению дела. А это является основанием для отмены принятого решения.


Другое моё утверждение "Рамзан Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в Республике" опять же не содержат сведений, не соответствующих действительности, а являются мнением, экспертной оценкой.
Тверской суд в своем решении устанавливает, что представленные ответчиками доводы и свидетельства не доказывают того, что в Чеченской Республике отсутствуют возможности ведения правозащитной работы, что там Р.Кадыров запретил такую деятельность.
Но я не утверждал, что Р.Кадыров формально запрещал ведение правозащитной работы в Чеченской Республике. Мои слова есть оценка крайне отрицательного влияния Р.Кадырова на реальную возможности ведения правозащитной деятельности по защите жизни, свободы, личной безопасности от посягательств правоохранительных органов Чеченской Республики. Обоснованность такого мнения была доказана в судебном заседании показаниями свидетелей шести свидетелей со стороны ответчиков и двух со стороны истца.


Но Тверской суд отверг все представленные сведения. При этом Тверской суд опять же вообще никак не обосновывает такое своё решение.
Тем самым суд нарушил требование обоснованности судебного решения.


При этом в своём решении Тверской суд принимает во внимание формальную цифру, сообщённую представителем аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР о том, что в Чечне действуют более 20-30 правозащитных организаций.


Однако главный вопрос, который ставила сторона Ответчиков, – в каких невозможных условиях они существуют и можно ли в этих условиях работать – суд вообще не счел нужным рассматривать.


Тем самым суд нарушил принципы состязательности и равенства сторон, установленные ст. 12 ГПК РФ.


Между тем, в ходе судебного заседания были представлены факты, показывающие, что правозащитники сталкиваются с угрозами, и не находят защиты со стороны органов власти.
Местные правозащитные организации поставлены в условия, когда они не могут даже открыто говорить о нарушениях прав человека со стороны республиканских правоохранительных органов.
Более того, происходят вопиющие случаи, когда представители власти распространяют заявления якобы от имени руководителей республиканских неправительственных правозащитных организаций даже не ставя этих руководителей в известность об этом.


Таким образом, выводы суда, изложенные в его решении, не соответствуют обстоятельствам дела, что является основанием для отмены решения (ст.362 ГПК РФ).


Остальные доводы и доказательства того, что решение Тверского суда незаконно, необоснованно и подлежит отмене, подробно изложены в кассационной жалобе.


Прошу отменить решение Тверского районного суда г. Москвы и отказать Р.А.Кадырову в его исковых требованиях.


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама



Выбор читателей