О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/173720.html

в блоге Правозащитники — партизаны в войне с коррупцией

Vip Василий Мельниченко (в блоге Свободное место) 20.01.2010

14
Реклама

Партизан — Участник борьбы, ведущейся с врагом на оккупированной территории отрядами широких народных масс.
(«Толковый словарь русского языка» Т.Ф.Ефремова)

Права человека во всем мире и особенно в России всегда требовали защиты. Потому что это такая человеческая особенность: власть имущие всегда пытались нарушить права своих граждан. И Декларация прав человека не была провозглашена просто так, общество нуждалось в защите прав. Человеческое развитие подошло к тому, что понадобился вот такой регламент человеческих отношений. Хотя в обществе до этого и без деклараций всегда были какие-то нормы поведения, они возникали стихийно еще в древнем мире. Иисус Христос, который две тысячи лет пришел к людям, был вполне официальный правозащитник. И учил он людей, как они должны себя вести, в этом учении были и права и обязанности. Поэтому и я к правам человека отношусь трепетно, как к вере в возможные хорошие времена. Когда бы мы соблюдали права человека, когда бы мы строили свою жизнь на этом принципе, тогда и общество наше стало бы намного лучше, и экономика приличнее. То есть не отбирали бы мы имущество друг у друга и люди не убивали бы других людей — это уже большое дело.

Как относиться к правозащитникам? Этот вопрос не совсем легкий. Кого понимать под словом «правозащитник». Потому что если верить прокурору России, то главные «правозащитники» — это прокуратура, он совершенно четко дал это понять. Теоретически это так. В уставе прокуратуры записано, что она должна осуществлять надзор за соблюдением законов, в том числе и надзор за соблюдением прав человека. Но если бы это так и было, то, наверное, и правозащитные организации так не плодились бы. Ведь правозащитные организации не откуда-то «сверху» пришли, это как раз и есть гражданское общество или часть этого гражданского общества, которое стихийно рождается. Вот смотришь, сегодня приехали люди из какой-то Исети, черти откуда, никто и не знает где эта Исеть находится, хотя Исетский район достаточно большой, занимает 4-5 тысяч квадратных километров, там живет 60-70 тысяч человек. И люди приезжают и говорят: «Мы будем как-то самоорганизовываться, чтобы защищать права свои и своих соседей. Потому что невозможно, потому что беспредел! У вас тут в Москве хорошо, у вас есть и президент и прокурор, и комитет по защите прав, и уполномоченный по правам человека, и МВД, и чего только нет, чтобы права здесь абсолютно не нарушались!» А у нас, в моем Камышловском районе или в том же Исетском, единственный прокурор — медведь, закон — тайга. Поэтому если у нас граждане не будут самоорганизовываться, они потихонечку будут вымирать. Так сегодня и обстоит дело с правовыми вопросами. Права человека не соблюдаются и не защищаются. И все эти заявления президента — как воздушная волна прошла, причем слабая такая — никого не задели эти слова. Ни милицию, ни прокуратуру, ни полпредов, они как будто не слышали зов президента.

Почему я так говорю, да потому что даже там где существуют самые дикие нарушения прав человека на свободу передвижения, на частную собственность, даже на жизнь — на все вопросы, которые считаются основными, ничего не меняется. И пусть будет хоть тысяча указаний президента, если не будет указано, кто должен исправлять, никто ничего не будет делать. Потому что нельзя исправить то, что в корне не правильно. Поэтому права человека в России желают быть в лучшем положении. И это невзирая на сотни правозащитных организации (хотел бы сказать «тысячи», но такого количества у нас пока к сожалению нет), никакой погоды это не делает. Да озвучиваем, да составляем отчеты, даже идем и представляем в судах — нет результата. Вот что печально: мы есть — результата нет. Более того, профессия «правозащитник» сегодня встала в одном ряду с самыми опасными профессиями, пожалуй с такими как горные спасатели. Слишком много стало убийств, слишком участились случаи преследования со стороны властей, слишком много наездов со стороны милиции, чиновников, слишком много бардака в России. И этот бардак устраивает большинство нынешних чиновников. Пока в России не закончатся родственники у чиновников, вот этот самый бардак, в том числе с правами человека, с экономическими правами, просто не закончится, так как нет к этому никаких предпосылок.

Я вам приведу вот такой пример по своему району. Живу я в селе Галкинское, Камышловского района, Свердловской области. Камышловский район, это две тысячи квадратных километров территории. Это 56 тысяч человек населения. Так вот на эти 56 тысяч в городе Камышлове расположились много всяких структур: милиция, приставы судебные, суд мировой, федеральный суд, следственный комитет, налоговая инспекция и еще чего-то много-много-много. Все они призваны служить только человеку, только своим гражданам. Так вот таких 600 человек, бюджет на их содержание тратится 360 миллионов рублей (по 2008 году). Это больше чем тратится на развитие сельского хозяйства района (а район у нас сельский), на содержание образования и здравоохранения. А теперь задайте вопрос о кризисе, и я отвечу, что кризис в такой ситуации не может не быть, не может не возникнуть, ни исчезнуть. Мы не в состоянии прокормить ораву бездельников. А мы еще не считаем, что сегодня 20% молодых людей в охранниках. А это тоже добавка к бездельникам, к тем же тремстам милиционеров района.

Если взять наш район, становится понятно, почему такая безработица, почему существует такой антагонизм между низами и властью. Но и власть у нас не особо богатая, потому что на 600 человек не хватает уже крышевания наркотиков, проституции, бизнеса. У них уже пошла внутренняя конкуренция: кто и что будет крышевать. И в такой обстановке ни на какие права никто не будет обращать внимания, решения судов не будут исполняться. Зато будут преследоваться нормальные офицеры той же милиции или прокуратуры, которые посмели пойти против гнилой системы. Как только такой человек пойдет против, он будет либо «малой кровью» отстранен, либо, если проявит честь и достоинство, будет посажен по сфабрикованному делу. И не счесть тому подтверждений. Мы вместе с другими организациями, в том числе с ООД «За Права Человека» Льва Александровича, очень много сил положили на защиту участкового Ивана Савина, участкового Парасунько Михаила, которые не то что посмели выступить, они хотя бы не стали подписывать те документы, которое готовило начальство. Документы о том, что в районе все хорошо, все прекрасно и банкротства, которые творятся — это нормально. Офицеры сказали: «Нет, ничего нормального нет! Арбитражный управляющий действует очень плохо, власти не соблюдают ни какие законы, искусственно банкротят хозяйство, они распродают все без всякого учета! И этому есть подтверждение, тому, что вся территория в тысячи квадратных километров разорена именем Российской Федерации! Разорена арбитражными управляющими, назначенными арбитражным судом и действовавшим от имени арбитражного суда». Вы можете представить себе масштабы трагедии? Государство разорило свою территорию, лишило тысячи работников рабочих мест. А наказанными оказались люди, выступившие на стороне защиты граждан.

Я нарисую картину. Выезжаем мы с Камышлова, и первым у нас когда-то был совхоз «Пригородный» — 180 коров, 600 свиней, 75 рабочих мест, хозяйство одно из лучших в районе, даже к началу двухтысячных хозяйство было на первом месте. Да, были долги, правда мизерные — несколько миллионов рублей, но потенциал был оценен в сто миллионов. И это хозяйство продали за 400 тысяч рублей. Это миф, такого быть не может, это подделка, фальсификация документов! И хозяйства нынче нет, ни одной головы скота, ни одного рабочего места. Проезжаем еще 6 километров — «Бутырское» хозяйство, аналогичная ситуация, только даже строений не осталось. Бывший военсовхоз «Калина» — красивейший поселок, мощнейшее хозяйство — до нуля! Совхоз «Галкинский» — до нуля разорили. И всё именем Российской Федерации арбитражными управляющими. Едем дальше, все та же ситуация. Более 1200 рабочих мест было уничтожено. Люди были лишены какой-либо перспективы на жизнь. А теперь скажите, можно ли к этой территории применить термин «права человека»? Право человека на жизнь? Нет такого права для этих человеков.

А посмотрите, что делает милиция и прокуратура. Видя нарушения, получая обращения граждан, делает вид, что этого нет. И не надо проводить ни каких особых следствий, это все происходит прямо на глазах. Но они пишут, что все в порядке, что нарушений не выявлено. Не могут эти миллионы рублей растаять и не попасть в руки проверяющих государственных чиновников. Значит оно там! Вот вам и низовая коррупция. Так вот такую коррупцию никакие указы президента, никакие анти-коррупционные комитеты и правозащитные организации победить не смогут. Это такая гидра крепкая, что голос правозащитника там утонет, и над ним только будут все смеяться. И такую коррупцию можно победить в России только атомной бомбой, другого метода нет.

У меня есть опыт руководства. С 1989 года я руковожу крупным объектом сельского хозяйства. Наше хозяйство было самым сильным в области, про него писали, что это «победивший коммунизм в отдельно взятом селе». Мы были самодостаточными, жили без государственной поддержки, без кредитов. Сами строили дороги, жилье, сами обновляли производство. Наша экономика была сильной, потому что мы производили качественную конкурентоспособную продукцию. И нас разорили в 1998 году не одни бандиты, которым мы отказывались за «крышу» платить, а там помогали разорять прокуроры и чиновники с двух районов. Как только у кого-то бизнес разовьется, его тут же отбирают, банкротят и распродают. Я в начале приводил пример: на 14 населенных пунктов, на тысячи квадратных километров совершенно уничтожена экономика, а там живет 5000 человек. Значит все, нас больше нет. И сейчас нет денег, чтобы все восстановить. Все сделано для того, чтобы людей просто уничтожить. И какие там могут быть после этого права человека?

К сожалению, не могу сказать, что вот если мы все граждане возьмемся за руки и победим. Во-первых — не возьмемся. И практика работы общественных организаций показала, насколько пассивным стало общество в деле защиты своих прав, в деле защиты своего дома, семьи. Да и чего мы (общество) ждали? Три миллиона пошли в охранники, два миллиона – в милицию, полмиллиона пошли в прокуратуру – все здоровые, крепкие мужики, возможно даже грамотные, что сложно сказать судя по их постановлениям, но возможно они просто маскируются. И они сидят целые дни парят яйца. И к ночи они импотенты! Вот не удивительно, что в России есть капитал в триста тысяч рублей на ребенка. И не удивительно, что российские мужики отказались с бабой спать бесплатно, только за триста тысяч вот эти. И рождаемость конечно падает.

И вы что думаете, эти люди пойдут защищать свои права? Им нужны эти права? Этим охранникам, которые целыми днями сидят на одном месте и решают: «пропустить — не пропустить!» Им никаких прав не надо, все уже зашорено. Беда! Это все молодые люди. И, когда их начинают увольнять, они уже не приспособлены ни на что. Они работать уже не могут, производить полезную продукцию уже не способны.

В такой ситуации можно громко заявить, в том числе и докричаться до президента, что не побороть ни коррупцию, не защитить ни какие права человека. Потому что мы не способны что-либо производить, Россия не способна выдать мировому сообществу полезную продукцию. Нечего даже обменять на новую технологию, некому — все в охранниках.

Конечно, может быть есть у государства какие-либо оправдания того, что они до сих пор содержат большое количество людей в тюрьмах, что у нас так много зон и тюрем. Ведь если копнуть историю России, то самые важные наши научные достижения были в тюрьмах.

Но чтобы всколыхнуть народ — не знаю как. Сужу я обо всей ситуации по своему району. Я не знаю, может быть где-то есть такой район, где все прекрасно и хорошо: появляются изобретения, выдают на-гора самую лучшую в мире продукцию. Но я сужу по своему району и могу сказать точно, что у меня нет спасенья ни для чего, ни для кого. Мы медленно, а может быть уже и не так и медленно, вымираем. Популяция россиян теряется, причем уже на генетическом уровне. И этому конечно главная причина — засилье силовых органов. И если сейчас президент не обратит внимание на этот крик, если не начнет реформу силовых структур, никаких кризисов нам не преодолеть.

А многолетний международный опыт показывает нам, что нельзя кормить такое количество вооруженных людей. Они не способны защитить государство в случае реальной опасности. Даже в Великую Отечественную войну основные потери врагам нанесли люди, защищавшие свои дома и земли — партизаны, а не вооруженные до зубов силовые органы. Как раз регулярные войска и наилучшим образом экипированные войска НКВД уходили, отступали, отдавая врагу миллионы квадратных километров своей территории. Не понимаю такого — не мужики значит были. И только партизаны, ударив в спину, помогли нашей красной армии победить врага. Вопрос на сегодняшний день: «если государство не может нас защитить, где записываться в партизаны?»

Если мы срочно ничего не придумаем, то население наше очень скоро вымрет. Больше не будет на этой огромной территории русоволосых и голубоглазых. И никакие Китай, Америка, Европа нам не угроза. Наша угроза — собственная власть: собственная милиция, собственная ФСИН, собственная прокуратура, собственные суды. Все, что создано нами же самими. Это и есть наша основная угроза, которая плевала и плюет на наши с вами права, которая считает нас за быдло, которая только может «понтоваться» и не хочет с нами сотрудничать.

И все эти наши обращения в Думу, Совет Федерации, президенту и прочие остаются пустой фикцией. А российская история нам подтвердит, что надежда умрет под следствием: заведут уголовное дело и сдохнет живой правозащитник — любое правозащитное движение в любой день могут прикрыть. И Россияне не способны отозваться на права человека, потому что они даже не рабы. Рабы во все времена поднимали восстания, чтобы взять свою свободу. А холопы всегда хотели себе хорошего барина. Барин у нас уже есть, а если бы нефть стала 200 долларов за баррель, то у нас был бы уже свой «живой русский бог» и мы ходили бы даже к нему молиться. Мы готовы к такому признанию. Тот, кто будет давать нам жрать и не заставлять нас работать, будет самый лучший для нас человек на свете. И имя этого человека мы знаем — Владимир Владимирович Путин.

Сейчас вот деньги кончились, их нет, мы не можем получить деньги на те программы, которые объявило государство: на развитие образования, медицины, сельского хозяйства. Они лопаются на корню. По причине непроходимой глупости. У меня по высказываниям в правительстве, складывается впечатление, что они там все невменяемые. Был такой министр Гордеев и он заявил, что «Россия скоро будет кормить один миллиард человек». Нас 140 миллионов, и министр это прекрасно знал, что мы не можем прокормить даже свои сто сорок миллионов, 50% продовольствия все равно закупаем. Может ли человек в здравом уме такое говорить?

Товарищ Скрынник Елена Борисовна, его сменщик, сказала: «Через три года мы обеспечим себя своим молоком и мясом». Хотя я только что рисовал картину: было 2900 крупного рогатого скота — нуль, было 7500 свиней — нуль. Было, было, было, и нет ничего на огромной территории. Так это кто собирается работать? Это каким образом госпожа министр собирается обеспечить «своим» молоком и мясом всю страну? Я думаю, что эти все заявления от недопонимания самой ситуации. Это все от зашоренности глаз: от Куршавелей, от Сочей, от больших зарплат.

Мы вроде бы как хотели поговорить на тему прав человека, а говорим о насущных проблемах выживания, которые отнюдь не способствуют развитию гражданского общества и становлению тотальной власти прав человека. Вот чего бы нам хотелось, но, увы!

На меня 29 уголовных дел завели за последние четыре года. Лишь потому, что об этом пишу, что об этом говорю. За то, что говорю, что все кто званием выше майора (будь то налоговая служба, милиция, прокуратура) хоть что-либо да крышует. Кому не хватает наркотиков, самопальной водки, проституции, игорного бизнеса, начинают открывать охранные предприятия и крышевать магазины. Гребут «бабло», едят его. И куда не пойди по стране — везде стоны людские раздаются. И как докричаться до президента?

А ведь мы были у него, в прошлом году крестьянским ходом к кремлю пришли. Все нас принимали до уровня Миронова, все нам обещали помогать. А после этого убивают Стаса Маркелова, Наталью Эстемирову и тысячи людей с менее звучными фамилиями: журналистов, правозащитников. Убивают, сажают по сфабрикованным делам — и это все именем Российской Федерации.

Конечно, нужно дружить со всеми государствами, но я бы предложил обратить особое внимание на те, которые своим трудом достигли всего: европейские страны, США. Но может быть там во власти виднее и нужно дружить с такими странами как Нигерия, и закапывать там в трубопроводы миллиарды долларов. Но пока мы не научимся уважать себя, никто нас уважать не будет. И если мы не вложим эти миллиарды в собственных людей, в собственную экономику — эта огромная территория просто обезлюдит.

И конечно это не исправляется за один день, но хотя бы что-то начать нужно. Потому что уже я серьезно задумываюсь не бросить ли все это, а, взявшись с теми, кто хоть что-то еще понимает, настрогать быстренько новое поколение. Может быть вообще запретить женщинам рожать от русских мужиков, потому что стыдно после себя такой ужас оставлять, может найти нацию здоровую духом и от нее родить?

А наши президент, депутаты Государственной думы, премьер и правительство бьются за счастье народа, чтобы это счастье никогда народу не досталось. Это мое мнение. Я не вижу результатов работы президента, премьера, депутатов Думы и Совета Федерации. Я считаю, что они работают плохо, некомпетентно и бестолково. Я считаю, что они зря проедают деньги.


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама




Выбор читателей