О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.80925.html

статья Георгий Сатаров: Мы будем объединяться вокруг конкретных дел

Беседовал Матвей Масальцев, 07.12.2004
Георгий Сатаров. Фото с сайта www.amic.ru

Георгий Сатаров. Фото с сайта www.amic.ru

12 декабря в Москве пройдет Гражданский конгресс, на котором соберутся представители общественных организаций, СМИ, бизнеса, ряда политических партий. Накануне Конгресса один из сопредседателей оргкомитета Георгий Сатаров ответил на вопросы Граней.Ру.

М.М.: Первый вопрос – организационный...

Г.С.: Подготовка к Гражданскому конгрессу идет, что называется, штатно. Единственная организационная проблема – огромное количество заявок на участие в заседании 12 декабря. Они все продолжают поступать. Зал рассчитан на тысячу человек, а количество желающих значительно больше. Так что многим приходится отказывать.

М.М.: Но, надо полагать, в будущем все эти люди и организации будут каким-то образом включены в ваши проекты?

Г.С.: Безусловно. Мы сохраняем данные на всех, кто прислал нам заявку. И все желающие будут участвовать в тех проектах, которые будут запущены по окончании конгресса.

М.М.: Каков круг участников на сегодняшний день?

Г.С.: Главным образом это те, кого принято называть рядовыми членами гражданского общества: представители общественных организаций, СМИ, бизнеса. Причем речь идет в основном о малом и среднем бизнесе, никаких олигархов по понятным причинам не будет. Наконец, на конгрессе будут представлены некоторые политические партии.

М.М.: Имеются в виду партии правого толка?

Г.С.: Нет, не только. Вот коммунисты будут участвовать, например. Они пришлют 10-15 человек.

М.М.: Вы уже заявляли, что никаких олигархических денег в организацию конгресса не вкладывалось. А кто его финансирует?

Г.С.: Достаточно крупный бизнес. Это предприниматели, которые живут в России и не заняты извлечением природной ренты.

М.М.: Это ваш выбор?

Г.С.: Конечно.

М.М.: Значит, представление о том, что бизнес сейчас крайне неохотно вкладывается в общественные и особенно в политические проекты, не соответствует действительности?

Г.С.: Да, это миф. Скажу вам больше. На конгрессе одна из секций должна заниматься взаимоотношениями бизнеса и власти. И бизнесмены, которые готовили эту секцию, сами предложили проект, который будет запущен после конгресса. Этот проект связан как раз с проблемой финансирования бизнесом гражданского общества.

М.М.: А вообще - каковы основные задачи конгресса? Что будет на нем обсуждаться?

Г.С.: Начну с того, что мы не хотим сейчас обсуждать проблемы власти. Они всем понятны, как, впрочем, совершенно очевидна и оценка деятельности этой власти. Мы хотим обсудить свои проблемы – гражданского общества. Логика примерно такая: мы собираемся жить в демократической стране. А в такой стране власть плоха настолько, насколько это позволяет ей гражданское общество. И если у нас есть какие-либо претензии к власти, то в первую очередь должно выяснить, что мы делаем не так, почему гражданское общество неэффективно. Так что главные задачи конгресса таковы: разобраться в своей собственной эффективности и спланировать дальнейшие действия.

Конгресс должен завершиться выработкой нескольких программ. Это будут и проекты по развитию гражданского общества, и технологии, связанные с его консолидацией. Ну и, конечно, конкретные программы по разным проблемным направлениям. Например, связанные со свободой слова, борьбой с коррупцией, политической конкуренцией, государственной безопасностью.

Если все окажется состоятельным, если проекты пойдут, то в дальнейшем мы планируем собирать конгресс раз в год. Также, видимо, создадим некий рабочий орган, который будет действовать в промежутке между этими съездами.

М.М.: У Кремля есть собственный проект консолидации гражданского общества – через так называемую Общественную палату.

Г.С.: Проекты, которые предлагает власть, тоже имеют право на существование. Но мы никак не координируем свои действия с ними.

М.М.: Однако должно быть какое-то отношение к ним. У многих оно резко негативное.

Г.С.: Нет, мы спокойно относимся. Достаточно сказать, что Людмила Алексеева, один из сопредседателей оргкомитета Гражданского конгресса, одновременно является членом Совета по правам человека при президенте. Я считаю, что с властью нужно взаимодействовать.

М.М.: А не считаете ли вы, что по отношению к этой власти лучше быть в явной оппозиции, устраивать митинги и т.д.?

Г.С.: Если мы сочтем, что договориться по какой-нибудь проблеме нет возможности, то мы оставляем за собой право на более резкие шаги. С властью необходимо сотрудничать в той мере, в которой она готова взаимодействовать с нами.

М.М.: Есть опасение: все, что будет происходить в гражданском обществе помимо кремлевских проектов, власть будет пресекать самым жестоким образом.

Г.С.: Мы пока не чувствуем ничего такого. Никакого противодействия, нам никто не мешает.

М.М.: А все-таки, как по-вашему: какой вес будет у Гражданского конгресса, сможете ли вы влиять на власть?

Г.С.: Да, да, безусловно. Однако наш вес будет определяться не самим фактом организации Гражданского конгресса, а тем, удастся ли запустить конкретные проекты, в которых люди смогут участвовать и что-то практическое делать. Вот это самое главное. Если не удастся, то получится очередная говорильня.

М.М.: Каких было уже немало.

Г.С.:Да-да, и очень не хочется этого повторять.

М.М.: Был проведен какой-то анализ прежних ошибок?

Г.С.: Конечно. Когда я говорю о наших планах, я исхожу из анализа этих ошибок. И основной вывод - как раз то, о чем я говорил раньше: прежде всего мы, гражданское общество, должны думать о своей собственной эффективности. А выражаться она должна в конкретных делах и проектах.

М.М.: Почему Гражданский конгресс созван именно сейчас?

Г.С.: Импульсом стали события в Беслане и шаги Путина, предпринятые после этих событий. На конгрессе собираются люди, которые недовольны действиями президента. Я напомню: когда представители власти пытались оправдать реформу политической структуры, они утверждали, что в России нет гражданского общества и поэтому, мол, и нужно укреплять вертикаль. Мы не согласны ни с первым, ни со вторым. Гражданское общество в России есть, и у него много сил. Они просто не консолидированы, и поэтому одна из основных задач конгресса – эти усилия объединить.

М.М.: А этот проект не может превратиться в политический?

Г.С.: Нет. Конгресс не ставит перед собой никаких политических задач, как того опасалась власть. Всякую чушь писали насчет того, что это проект создания объединенной оппозиции. Утверждаю: подобных планов не существует.

М.М.: Вот вы говорите, что гражданское общество в России есть. Что оно собой представляет, как его пощупать? Это и в самом деле трудно.

Г.С.: Гражданское общество по определению включает четыре основных компонента: независимые бизнес и СМИ, конкурирующие политические партии и общественные организации.

Я утверждаю, что в России есть независимые СМИ. Другое дело, что у них сейчас очень много проблем, их независимость ограничивается. Но они все же существуют.

В России также есть негосударственный бизнес. Бесспорно, у него много трудностей, он испытывает колоссальное давление со стороны власти, в том числе и коррупционное давление. Но и он существует.

В России есть оппозиционные партии. Они, конечно, слабы и в организации по понятным причинам проигрывают партиям, созданным властью. Но они существуют.

И наконец, у нас в стране огромное количество эффективно работающих неполитических общественных организаций. Другое дело, что они плохо взаимодействуют и мало друг о друге знают. Их усилия разбросаны, хаотичны, как молекулы в стакане воды. А теперь представьте, что все молекулы вдруг побегут в одном направлении. Что тогда произойдет со стаканом? Он упадет. Или сдвинется, поползет. И гражданское общество может произвести такой эффект.

На самом деле такое движение уже идет. Давайте вспомним какие-нибудь подвиги гражданского общества. Например, что вытащило страну после экономического кризиса 1998 года? Кто ликвидировал товарный дефицит? Независимый бизнес. Мы же не можем эти подвиги приписать правительству.

М.М.: Вы сказали, что у нас есть необходимые институты гражданского общества, хотя они и испытывают массу проблем. Видимо, трудности настолько велики, что многие сомневаются, есть ли вообще независмые СМИ, бизнес и так далее. Как вам кажется, можно с этими проблемами реально справиться?

Г.С.:Да, но только сообща. И еще - консолидироваться абстрактно нельзя. Объединиться можно только вокруг конкретных дел. Таких, какие будут предложены на Гражданском конгрессе.

М.М.: Тема консолидации в последнее время звучит постоянно – и когда речь идет об обществе, и когда говорят об оппозиционных партиях. Вы тоже участвуете в этом процессе в разных, так сказать, ипостасях. Скажите, как по-вашему, не сходит ли все это постепенно на нет?

Г.С.: Я очень много ездил в последнее время по регионам. И для меня очевидно стремление людей к консолидации и активным действиям. Мы - я имею в виду, организаторы Гражданского конгресса - захлебнулись в заявках еще до того, как запустили большую информационную кампанию по оповещению об этом проекте. Как только появилась первая, почти случайная информация, сразу пошел поток заявок. Так что процесс консолидации отнюдь не сходит на нет. Наоборот, мы еще только в самом начале.

М.М.: Очень все оптимистично звучит. А есть какие-нибудь поводы для пессимизма?

Г.С.: Конечно, есть. Во-первых, до сих пор все-таки сохраняется во многих наших гражданах привычка выживать поодиночке. А во-вторых, реализовать то, что мы задумали, - нетривиальная организационная задача. Однако те же самые представители бизнеса говорят: "У нас есть очень хорошие менеджеры, и мы готовы их вам предоставить".

М.М.: Вы член 'Комитета-2008'. Как вы думаете, этот конгресс и проекты, которые будут запущены после его окончания, смогут как-то способствовать достижению целей, объявленных комитетом?

Г.С.:Бесспорно. Например, одна из основных целей "Комитета-2008" – способствовать проведению честных выборов. А между тем сейчас существует немало организаций в регионах, которые занимаются этой проблемой. Есть люди, которые судятся и даже выигрывают суды, защищая свое право выбирать. Консолидация этих усилий может оказать влияние на честность следующих выборов.

М.М.: То есть вы в самом деле допускаете вероятность того, что в 2008 году у нас будут более или менее цивилизованные выборы?

Г.С.: Как говорится, глаза боятся, а руки делают. Наша задача – сделать все возможное.

Беседовал Матвей Масальцев, 07.12.2004


новость Новости по теме