О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.78122.html | http://mirror715.graniru.info/Society/m.78122.html

статья Не достучаться

Дмитрий Шушарин, 13.10.2004
Реклама

Советские стукачи отмечали все: газету с портретом Сталина в туалете коммуналки, разговоры о низком качестве советских товаров, нездоровый интерес к западной музыке. Но чем заняться нынешним сексотам, ежели с терроризмом государство бороться не собирается, а те, кого не устраивает положение дел в нашем Отечестве, говорят об этом открыто. Во всяком случае, журналисты точно стучат на себя каждый день.

Шутки шутками, но во всех странах стукачество – вечная тема вечных дискуссий. И только в России с ним все ясно. По причине вполне очевидной: в нашей стране стукач никогда не занимался общественно-полезным делом. Вырванный из контекста призыв Патрушева к реабилитации светлого образа доносчика звучит совершенно разумно, граждански достойно. Но...

Но дело даже не в исторических традициях, а во вполне конкретной ситуации. Призыв к стукачеству был единственной публичной реакцией директора ФСБ на бесланскую трагедию. Между тем именно при Патрушеве произошли самые кровавые теракты, самые позорные провалы спецслужб. И он ничего, кроме своего жалкого в общем-то выступления, обществу не предъявил.

А почему жалкого? Почему не издевательского? И почему деятельность Патрушева надо признать провальной? С точки зрения тех целей, которые преследуют Путин и его окружение, Патрушев блестяще справляется со своей главной задачей. Теракты при нем совершаются регулярно и в масштабах, вполне достаточных для того, чтобы поддерживать в обществе страх и неуверенность. Другу Бушу, объявляющему Путина союзником в борьбе с терроризмом, давно пора перестать обманывать американский народ, лидеров других западных стран и, возможно, самого себя: Путин не борется с террором. Он использует его.

Те, кто ездит в московском метро, уже привыкли к тому, что раз в несколько минут тревожный мужской голос напоминает им, чтобы он обращал внимание на "подозрительные предметы" и "подозрительных лиц". Последнее умиляет. Как в московской толпе можно выделить подозрительных лиц? Каковы отличительные черты возможного шахида? Ну? Чего ж не поясняют по списку: одежда, форма носа, походка, разрез глаз, цвет кожи?

Да не будут пояснять. Цель совсем другая – за то время, что человек едет на работу и с работы, ему надо внушить, что кругом одни подозрительные лица.

Так и Патрушев. С терроризмом он бороться не будет. Это очевидно просто потому, что до сих пор не боролся – по неспособности, по нежеланию или потому, что у него были совсем другие задачи. А чего бороться, когда терроризм создает идеальные условия для выполнения главной путинской задачи – приватизации государства и его главных богатств. Но граждан надо чем-то занять, особенно после того, как они перестанут быть избирателями. А то, неровен час, пойдут на демонстрации, чего в Кремле ужас как боятся. Натравить их на олигархов – не сказать чтобы получилось. Занимать время от времени травлей Киркорова или еще какой-нибудь поп-звезды – тоже полумера. Более перспективным кажется другое – натравить нас друг на друга, сделать стукачами.

Однако условия не совсем те. Тут я не разделяю пессимизма Ильи Мильштейна, основанного на результатах исследований Юрия Левады. Готовность оправдать самые жесткие меры государства по ограничению прав и свобод граждан еще не означает готовности самого гражданина идти и доносить. Вот Андрей Колесников напомнил другое – в советские времена за стукачеством очень часто стояли и неприязнь к жертве, и возможность поживиться на ее счет. Комнату в коммуналке отнять, например.

А сейчас совершенно непонятно, как же стимулировать стукачей. Вот, например, нынешние старшие по подъезду. Они делятся на две категории. Одни собирают дань с хозяев и арендаторов квартир за то, что не будут чинить им мелкие гадости. Другие же, напротив, становятся звеном в сложной системе отъема под разными предлогами жилплощади с целью ее дальнейшей реализации. До сих пор подобные комбинации проводились без участия ФСБ. И сейчас привлекать эту славную организацию вряд ли будут. По одной простой причине: с ними придется делиться, а то и вообще все отдавать. А политическая бдительность – она чем будет вознаграждаться?

Кроме того, есть пример излишнего рвения. Вот в Рязани пять лет тому назад граждане бдительность проявили, а оказалось, что это не бдительность вовсе, а политическая близорукость. Тот же Патрушев был вынужден вмешиваться и говорить что-то невнятное о том, что террористы – это, оказывается, его подчиненные на учениях.

Кстати, если кто надеется, что с тем случаем так и не разберутся, то он ошибается. Разберутся. И гораздо быстрее разберутся, чем это сейчас кажется. Басманное правосудие – оно не вечно.

Нет, никак не получается мобилизация масс, которые на соцопросах дают правильные ответы на правильные вопросы, но на фронт не рвутся, сколько ни убеждай их, что линия этого самого фронта проходит через их дом. Граждане чувствуют неискренность этой пропаганды, а главное, давно уже знают, что лишний раз обращаться в славные органы, как бы они ни назывались, - себе дороже. Нет у нашего государства такой задачи – защищать своих граждан. А потому – стучи не стучи...

Стучи не стучи, а если начнут сажать, то и без стукачей обойдутся. Не думаю, что во время массовых репрессий за каждым делом стоял донос. Они потому и были массовыми, что проводились по спискам и по некоторым существенным социальным признакам. А стукачи – это уж индивидуальная поддержка общего дела.

И еще – способ поддержания должной напряженности в повседневной жизни. И больше ничего.

А уж сейчас кого они напрягут – большой вопрос. Ну, скажите на милость, какая польза от стукача применительно к нам, авторам Граней.Ру, ежели мы и так каждой своей заметкой доносим на самих себя?

Дмитрий Шушарин, 13.10.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей