О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Law/m.281095.html

новость Активистка "Открытой России" Шевченко приговорена к условному сроку

18.02.2021
Анастасия Шевченко с адвокатами. Фото: телеграм-канал Александра Плющева

Анастасия Шевченко с адвокатами. Фото: телеграм-канал Александра Плющева

Октябрьский райсуд Ростова-на-Дону приговорил бывшую активистку "Открытой России" Анастасию Шевченко к 4 годам условного срока с четырехлетним испытательным сроком по делу об участиии в "нежелательной" организации, сообщает "МБХ медиа".

Шевченко объявлена виновной по статье 284.1 УК (неоднократное осуществление деятельности "нежелательной" организации). На период до вступления приговора в силу мера пресечения изменена с домашнего ареста на подписку о невыезде. Осужденная находилась под домашним арестом с января 2019 года. Суд учел смягчающие обстоятельства: наличие у Шевченко двоих несовершеннолетних детей и ее поведение во время следствия, уточняет РИА "Новости".

В январе 2020 года Третий апелляционный суд общей юрисдикции в Сочи смягчил Шевченко условия домашнего ареста, разрешив ей звонки и прогулки.

4 февраля прокурор Владимир Пушнов в прениях попросил приговорить Шевченко к 5 годам лишения свободы. На оглашении приговора он не присутствовал.

Как сообщает "Новая газета", на оглашение приговора приехали московский муниципальный лепутат Юлия Галямина, член московской ОНК Марина Литвинович, приговоренная к обязательным работам по аналогичному делу о "нежелательной" организации бывший координатор ОР в Краснодарском крае Яна Антонова. У суда также присутствовали Надежда Сидорова, мать фигуранта ростовского дела "Артподготовки" Яна Сидорова, и бывший фигурант "московского дела" Самариддин Раджабов.

8 февраля Шевченко выступила с последним словом. Она рассказала, как от ее пребывания под домашним арестом страдали ее дети: "Расскажу вам, как дети мои во время обыска боялись, но ни слезы не проронили, как дочка моя, которая здесь присутствует, тайком мне конфеты в сумку изолятора подкладывала, как к старшей дочери в больницу не пускали, как бы я ни просила. Как сын мой ночью просыпался и кричал "мама". Как девочка в 14 лет стала взрослой - никакого переходного возраста не было". Говоря о своем участии в "Открытой России", обвиняемая подчеркнула, что, по ее мнению, "объединение российских граждан не может быть нежелательным и к этому объединению закон о нежелательных организациях не относится"; она выступает против статьи УК о "нежелательных организациях", поскольку "прокуратура не может незаконно преследовать российских граждан". Шевченко отметила, что "никогда не скрывала" своего участия в "Открытой России" - напротив, "с гордостью везде об этом говорила". "Поскольку я выступаю за открытый диалог власти и общества, за открытые дебаты, а не за пинки из-под запотевшего забрала, за открытые отношения с другими странами, за открытые и честные правила бизнеса, за открытые и настоящие выборы, за открытые и честные новости в СМИ. В чем моя вина в таком случае? Я просто хочу, чтобы мои дети и ваши дети жили в чистом красивом городе, в стране, где соблюдаются законы и права человека. В стране, где нет политических репрессий", - заявила она.

Шевченко стали преследовать по доносу переехавшего в 2014 году из Украины в Россию блогера Сергея Рулева. Она была задержана 21 января 2019 года; два дня спустя ее отправили под домашний арест. Следствие вело 1-е управление центрального главка СК, базирующееся в Ростове. Это было первое в России дело по статье 284.1, введенной в УК еще в 2015 году.

Шевченко вменялись два эпизода. Первый - участие в собрании, которое прошло в сентябре 2018 года в Ульяновске. На нем, говорилось в деле, активистка "озвучила основные направления деятельности" ОР за 2018 год и "проинструктировала участников совещания о необходимости внедрения в различные протестные группы граждан".

Второй эпизод - митинг в Ростове в ноябре 2018-го. На нем, заявлял СК, Шевченко "демонстрировала символику с протестной акции "Надоел!", основной целью которой являлась дискредитация органов исполнительной власти". Отмечалось, что акцию "Надоел!" ранее проводила именно ОР.

Активистка вину не признавала и настаивала, что ее преследуют по политическим мотивам.

Находясь под домашним арестом, Шевченко пыталась баллотироваться в городскую думу Ростова, но ей отказали в регистрации.

Шевченко одна воспитывает двоих детей. Во время домашнего ареста она потеряла 17-летнюю дочь Алину, инвалида I группы. На первых слушаниях по мере пресечения адвокат указывал, что активистке необходима свобода передвижения, чтобы она могла ухаживать за дочерью в интернате. Однако судья Ленинского райсуда Александр Осипов эти доводы проигнорировал. Так же поступил судья областного суда при рассмотрении апелляционной жалобы.

30 января 2019 года Алина Шевченко попала в реанимацию с обструктивным бронхитом, а на следующий день умерла. СК после известия о госпитализации дочери Шевченко разрешил активистке прибыть в больницу и находиться там двое суток. Однако медики не позволили Шевченко пройти в палату, хотя по закону обязаны допускать родственников в любое время.

Дела по статье 284.1 возбуждены против ряда других активистов ОР. Весной 2019 года организация объявила о самороспуске.

18.02.2021


новость Новости по теме