О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Телепомазание Романовых

Борис Соколов, 18.07.2008
Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Реклама

16 и 17 июля главной темой телеэфира была 90-я годовщина убийства царской семьи. Анонсы к фильму Дмитрия Штоколова "Призраки дома Романовых", показанному на НТВ, обещали раскрыть все тайны, еще остающиеся в екатеринбургской трагедии. На самом деле никаких тайн фильм не раскрывает, повторяя давно известные факты. Правда, иллюстрируются они порой оригинальными кадрами кинохроники, в том числе семейной хроники Романовых.

В рекламных роликах зрителям сулили, что им расскажут о том, что расправа над бывшим царем и его семейством была то ли следствием масонского заговора, то ли ритуальным иудейским жертвоприношением. Однако эти версии затронуты в фильме лишь мельком, и обе отвергаются как очевидно абсурдные, поскольку главный исполнитель убийства Яков Юровский и его товарищи не были ни масонами, ни правоверными иудеями.

Образы царя и царицы даны вполне сусальными. Этому способствуют и семейные фотографии и кинохроника царской семьи, и трогательные письма Николая и Александры Федоровны. Как политический деятель царь здесь не рассматривается. Впрочем, и вожди большевиков в фильме отсутствуют. Зато те, кто расстреливал Романовых и их слуг, предстают перед нами в качестве каких-то бесноватых злодеев.

Новацией стала попытка создателей фильма "оживить" Юровского. Под него загримировали Виктора Сухорукова, когда-то игравшего Павла I, самого ставшего жертвой цареубийц. До Малькольма Макдауэлла из "Цареубийцы" Сухоруков далеко не дотягивает, хотя в гриме обладает куда большим сходством с персонажем. Он чрезвычайно фальшивым голосом зачитывает свою знаменитую записку о казни царской семьи якобы перед собранием старых большевиков и выглядит человеком, для которого человека убить – что рюмку водки выпить. Между тем на самом деле как Юровскому, так и доброй половине расстрельной команды в ту ночь в Ипатьевском доме впервые пришлось убивать людей.

В "Призраках" дается любопытное объяснение, почему Русская православная церковь не признает подлинность екатеринбургских останков. Ведь раз царская семья причислена к лику святых, то найденные останки – это обретенные святые мощи. А их должны находить люди чем-то отмеченные, а не простой следователь-кинодраматург Гелий Рябов или геолог Александр Авдонин, действовавшие к тому же с негласного благословения отнюдь не праведного советского министра внутренних дел Николая Щелокова. В фильме "Убийство Романовых: последний аргумент" (режиссер Андрей Кирисенко), показанном на канале "Россия", Рябов прямо говорит об этом. Не исключено также, что кое-кто из православных иерархов очень уж не хотел отказываться от версии ритуального убийства, которой соответствовала версия о сожжении трупов, но которую опровергали екатеринбургские находки.

Фильм канала "Россия" сосредотачивает внимание на поисках и доказательствах подлинности царских останков. Здесь сюжет построен грамотно, фильм смотрится как захватывающий детектив. И никаких сомнений в подлинности тех останков, что нашли у Коптяковской дороги, ни у кого из людей здравомыслящих не остается. Особенно впечатляют данные генетической экспертизы, показывающей, что у Николая II наличествует редкая мутация, которая также обнаружена у его детей и у брата Георгия. Неслучайно именно к годовщине цареубийства прокуратура обнародовала доказательства того, что найденные в 2007 году останки принадлежат цесаревичу Алексею и великой княжне Марии. Это последний аргумент, подтверждающий подлинность как записки Юровского, так и всех найденных останков.

Политический аспект в фильме Кирисенко также присутствует, и он вполне устраивает нынешнюю власть. Здесь повторяется старая советская версия, будто убийство Николая и его семьи было самочинным решением Уральского облсовета, а Москва, дескать, была поставлена перед свершившимся фактом. Эта версия удобна Кремлю. Хорошо свалить всю вину на Юровского и его товарищей по расстрельной команде. Даже руководителей Уралсовета – Белобородова, Голощекина и других - в фильмах предпочитают не вспоминать. Так легче отстаивать абсурдную позицию нашей Генпрокуратуры, квалифицирующей убийство Романовых как уголовное, а не политическое преступление. Но если Юровского записали в уголовники, то с Лениным, Свердловым и даже Белобородовыи так поступить труднее. Вот и церковь приходит власти на помощь, когда требует объявить убийство Романовых злодеянием. Злодеяние – категория моральная, а не юридическая, и политической реабилитации она не требует. А такая реабилитация означает признание еще одного преступления той власти, правопреемником которой считает себя власть нынешняя.

Авторский фильм Эдварда Радзинского "Последняя ночь последнего царя", снятый еще несколько лет назад и показанный по Первому каналу, несколько диссонировал с другими телепроектами. Писатель и драматург поведал нам, что решение об убийстве царской семьи в Екатеринбурге принималось только после получения одобряющей телеграммы из Москвы. Этот факт установил еще колчаковский следователь Николай Соколов, но сейчас об этом в Кремле предпочитают не вспоминать. А всемерно подогреваемый интерес к техническим деталям поисков и установления подлинности царских останков призван отвлечь зрителей от политических обстоятельств преступления 90-летней давности.

Накануне памятной даты Николай II в проекте "Имя России" триумфально обошел Сталина, что и было зафиксировано перерывом голосования "по техническим причинам". Думаю, перерыв этот не случаен. Последний император в качестве самого популярного исторического деятеля России устраивает нынешнюю власть все же больше, чем Сталин. Но устраивает только в качестве святого мученика, безвинной жертвы большевистского террора, а не как фигура, которая может сплотить вокруг себя настоящих монархистов. Потому что наша власть, где президент назначает себе преемника, - тоже монархическая, но не настоящая: без династии, без традиций, без монархической идеи. Поэтому квазимонархисты опасаются конкуренции подлинных монархистов и не хотят политически реабилитировать последнего царя – а то вдруг кто-нибудь примет это за признание незаконности упразднения монархии.

Борис Соколов, 18.07.2008

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей