О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.123468.html

статья Стратегия победы

Эдуард Лимонов, 15.06.2007
Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Реклама

9 июня в Санкт-Петербурге прошел "Марш несогласных". Именно "прошел", так как федеральные и питерские власти дали ему пройти, не воспрепятствовали его проведению. Полагаю, что непрерывные с декабря 2006 года марши измучили Кремль, расшатали его нервную систему и вынудили отступиться от позиции жесткого подавления, продемонстрированной зверскими разгонами маршей 14 и 15 апреля. Вероятнее всего, Кремль понял, что избиения мирных демонстраций наносят ему имиджевый ущерб и неспособны запугать несогласных.

Перед каждым маршем основной предмет волнения даже не поведение властей, но вопрос: сколько людей выйдет на марш? Когда мы, Гарри Каспаров и я, вышли к БКЗ "Октябрьский", я впал в эйфорию, так как улицу там переходили сразу толпы, сгустки людей. Всего собралось свыше трех тысяч несогласных, и когда мы растянулись колонной, это было внушительное, радостное и возбуждающее зрелище. Мы шли и по тротуару и по проезжей части, под крики: "Нам нужна другая Россия!", "Путин – уйди сам!" Милиция и не подумала предъявлять нам претензии за превышение количества участников (были ведь предостережения: не свыше 500 человек!), ОМОН переодели в яркие жилетки десантников, и они стояли, свесив голые руки, непривычно слабые без своих скафандров.

Ситуация резко контрастировала с мрачным пейзажем Санкт-Петербурга 3 марта и 15 апреля, когда толпы омоновцев в скафандрах охотились на граждан, избивали, волокли по асфальту. Я всегда говорил, и повторяю, и буду повторять снова и снова: свободы добиваются в борьбе: просто так она никогда никому не доставалась. Русский народ совершил зловещую ошибку, избрав главой государства чекиста, да еще и человека нетерпимого, неискреннего, злого, и вот теперь мы вынуждены отбивать у него нашу свободу.

Власть и милиция пристально следили за происходящим: за маршем и митингом. С балкона Музея Суворова непрерывно снимал выступающих на видео милицейский опер. У оцепления появился в гражданской одежде начальник ГУВД Санкт-Петербурга генерал Пиотровский. Но не только он. На фото, сделанных в тот день, рядом с Пиотровским запечатлен генерал Чекалин, заместитель министра внутренних дел. Не сидел ли там, наблюдая из автомобиля за несогласными, сам Путин? Может, и сидел.

События 11 июня в Москве только подтвердили мое вначале предположение, а теперь уверенность: мы, несогласные, победили на отдельно взятом этапе борьбы. Сейчас (не ручаюсь за ближайшее будущее) Кремль прекратил жестокий прессинг несогласных на мирных шествиях. Таким образом, мы за шесть месяцев сумели отвоевать для себя право мирного собираться в наших городах: отвоевали для себя статью 31 Конституции РФ. В Москве в Новопушкинский сквер явилось около 2 тысяч человек. И это несмотря на лето и праздничные выходные, несмотря на то, что предыдущий марш в Москве 14 апреля был жестоко разогнан.

Кстати, хочу отметить, что война цифр между властью и народом происходит неизбежно после каждого "Марша несогласных". Милиция и прокремлевские СМИ стараются преуменьшить количество несогласных, "Другая Россия" настаивает на своих цифрах. Что до меня, то я стараюсь быть объективным: стараюсь определить плотность толпы, занимаемую ею площадь. Меня интересует, сколько у нас сторонников, как мы поработали каждый раз, сколько распространили газет, расклеили стикеров. Самораздувание оппозиции всегда вредит.

Итак, один этап борьбы позади. В начале июля в Москве пройдет Вторая конференция "Другая Россия", где будут подведены итоги первого этапа борьбы и поставлены задачи на ближайшее будущее, а оно включает декабрь сего года и март 2008-го. То есть речь будет идти о стратегии победы.

Я абсолютно уверен в том, что коалиция "Другая Россия" не должна игнорировать выборы в Государственную думу. Мой опыт политика подсказывает мне, что такое событие в жизни страны, как еще одни несвободные, организованные и заранее сфальсифицированные властью выборы, не следует игнорировать. Мы должны вклиниться в эти выборы, должны бросить вызов, заявить свои права. Выдвинуть список кандидатов в депутаты от "Другой России". Ознакомить с этим списком население. Потребовать включения списка "Другой России" в избирательные бюллетени. Невзирая на то, что "Другая Россия" и входящие в ее состав организации не зарегистрированы в путинском Министерстве юстиции. Нужно тыкать власть мордой в ею же созданный бюллетень со списком покорных ей партий и требовать включения "Другой России". Иначе, господа жулики, мы убедим народ России и весь мир, что ваши выборы нелегитимны!

То есть осенью предстоит отстоять уже куда более весомую и насущную свободу: право граждан России рассмотреть среди других партий-кандидатов и коалицию "Другая Россия" и отдать свои голоса за несогласных, если мы гражданам понравимся. Сидеть всю осень с брезгливой физиономией и бездействовать будет преступлением. Политик обязан использовать все предоставленные действительностью возможности. Кстати, это будет и неплохая избирательная кампания за единого кандидата от оппозиции на президентских выборах, как бы первый этап. Народ узнает нас лучше.

К тому же в процессе выдвижения единого кандидата еще много неизвестных величин. Да и если таковой кандидат наконец будет заявлен "Другой Россией", то разве его не ожидают впоследствии подножки и удары в спину? Ожидают. Единого кандидата, согласно нашим законам о выборах, могут не зарегистрировать по мельчайшему предлогу, скажем, найдут незарегистрированный старый автомобиль, и где мы будем тогда? Тогда придется отстаивать право нашего кандидата участвовать в выборах на улицах. Не лучше ли начать отстаивать наше право участвовать в выборах уже в сентябре? Лучше. Выгоднее. Кто этого не понимает, тот плохой политик.

Неучастие в выборах в Госдуму предложил "Другой России" еще год назад политолог Белковский. Белковскому-то что - если "Другая Россия" не победит, он начнет давать советы кому-нибудь еще, какой-нибудь "Великой России" или "Справедливой", мы же не можем позволить себе поражение.

В СМИ, в Живом Журнале появились в мой адрес обвинения: дескать, я возражал против выступления Марии Гайдар на митинге 11 июня. Да, я действительно возражал против выступления человека с ненавистной 80 процентам населения России фамилией. Это программное решение. "Другая Россия" – широкая коалиция и правых, и левых партий. Фамилия Гайдар оттолкнет от нас (и от нашего единого кандидата на президентских выборах). Лично против Марии Гайдар я ничего не имею, она вполне good looking девушка. Но ее отец стал символом шоковой терапии, когда во имя реформ у 70 миллионов человек пропали все сбережения. Только политически недалекие люди могут позволить себе ассоциировать себя с подобной негативной фамилией. (Мария Гайдар описала этот эпизод и сформулировала позицию в своем блоге. - Ред.). Фамилия Немцов тоже, кстати, не способствует поднятию шансов кандидата быть избранным. Увидев Немцова на съезде у Касьянова, я подумал, что его пригласили нерасчетливо. Непрагматично.

Эдуард Лимонов, 15.06.2007

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей