О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/President/m.278334.html

статья Уходи, не бойся

Илья Мильштейн, 18.02.2020
Екатерина Лахова и Владимир Путин
Екатерина Лахова и Владимир Путин
Реклама

Участники рабочей группы по внесению поправок в Конституцию пришли к консенсусу по поводу неприкосновенности ушедшего в отставку президента России. Таким образом, объясняет председатель Союза женщин РФ Екатерина Лахова, будет соблюдаться "конституционная гарантия независимости деятельности его... при исполнении обязанностей главы государства действующего". Согласно данной поправке, после ухода со своего поста экс-глава государства не может быть привлечен ни к уголовной, ни к административной ответственности.

О строгости российских законов, смягчаемых необязательностью их исполнения, писал еще Салтыков-Щедрин. О мягкости их, ужесточаемой требованиями политического момента, до сих пор почему-то не сказал никто, хотя тому в истории мы тьму примеров слышим. Под этим углом и нужно рассматривать сегодняшнее предложение рабочей группы, предлагающей закрепить в Конституции неподсудность пенсионера Путина (а заодно и Медведева) никаким судам. Что бы он, трудясь как раб на галерах, ни натворил вчера, сегодня или завтра.

Потому нынешняя новация Лаховой и ее соратников вызывает скепсис не только по той причине, что Конституцию едва ли следует перегружать нормами федерального закона, в котором гарантии экс-гаранту и даже членам его семьи давно уже прописаны. И не потому, что вся эта история с поправками, которые в апреле будут приниматься в рамках совершенно непонятного "плебисцита", не имеет ни малейшего отношения к закону, тем более к Конституции. Главная проблема в том, что принятые в судорожной спешке свежие статьи едва ли будут соблюдаться. Вне зависимости от того, станет ли постпутинский режим более или менее точной копией путинского, или Россия без Владимира Владимировича вновь удивит всех, отказавшись от проклятого наследия авторитарных нулевых и десятых годов XXI столетия. Ибо традиция сваливать на предшественников трудности текущей эпохи, не говоря уж о революциях и дворцовых переворотах, жива, и не всякий Никита Сергеевич удостаивается при жизни высоких почестей и похвал, и не каждый Павел доживает до конца своего венценосного срока. По-разному бывает, что там ни записывай на скрижалях.

Да и вообще очередное конституционное предложение путинской обслуги выглядит как-то нехорошо применительно к национальному лидеру. "Уходи, не бойся, мы тебя не тронем" - вот что, вопреки явному желанию Лаховой потрафить дорогому вождю, слышится в ее речах. О настроениях, которыми он и ближайшие его царедворцы охвачены в эти дни, тоже можно сделать вывод. Впрочем, торопиться с подобными выводами вряд ли стоит.

Дело в том, что вся спецоперация с поправками затеяна не для того, чтобы за четыре года до президентских выборов страна призадумалась о гарантиях спокойной старости уходящему верховному правителю. Скорее, спецоперация затеяна для того, чтобы закамуфлировать его переизбрание в 2024 году. Или переход на должность, где сохранятся все его властные полномочия. И если догадаться, что это именно так, то про Салтыкова-Щедрина лучше бы забыть, а вспомнить надо бы про Сталина в 1952 году, пугающего своих соватажников желанием уйти в отставку. Правда, вслед за этим годом наступил следующий, но так далеко заглядывать не будем.

Сегодня схема внесения конституционных поправок для последующего голосования представляется довольно простой. Придумывают их в администрации Кремля, используя втемную ту же Лахову и прочих привлеченных к работе известных мужчин и женщин. А уж они, как могут, формулируют эти предложения, указывая, к примеру, на то, что если не оградить президента от преследований в старости конституционной нормой, то он якобы не будет чувствовать себя "независимым". Разумеется, Путин чувствует себя ныне вполне независимым от любых посягательств на его власть, и никакой Основной закон ему не указ. Не властен он лишь над изменчивыми законами российской истории, но их не отменишь и не перепишешь.

Илья Мильштейн, 18.02.2020

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей