О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.149749.html

статья Обвиняется в антифашизме

Елена Санникова, 10.04.2009
Алексей Олесинов на скамье подсудимых. Фото Елены Санниковой

Алексей Олесинов на скамье подсудимых. Фото Елены Санниковой

Прокурор запросил для Алексея Олесинова 5 лет заключения в колонии общего режима. За что?

В конце минувшего лета произошла легкая потасовка между Олесиновым и вышибалой у дверей ночного клуба "Культ", куда Алексей с приятелями шел на ночной концерт. Алексей был задержан милицией, поскольку потасовка вызвала волнение молодежи. Однако, разобравшись и увидев, что ничего противоправного Олесинов не совершил, его в ту же ночь отпустили.

Два месяца спустя Алексея внезапно арестовывают и помещают в Бутырскую тюрьму... за ту же самую легкую потасовку у ночного клуба. То есть за то же событие, в котором на месте не усмотрели административного правонарушения, ему вдруг вменяют статью 213 ч.2 УК (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

Что за юридический казус? И за что же на самом деле уже пять месяцев сидит в тюрьме Алексей Олесинов? "За то, что он антифашист", - который уж месяц слышу я. Но кто, где и когда (кроме Гитлера и Муссолини) усматривал состав преступления в антифашизме? И какое отношение может иметь антифашизм к происшествию у клуба "Культ"?

Однако следователь Романов каким-то образом ухитрился смешать одно с другим. Правда, у него в результате все равно ничего не вышло, и без комментариев даже проницательный интеллектуал вряд ли сможет понять, что же хотел сказать следователь Романов, притягивая к событию 30 августа обвинение(!) в антифашизме.

Посмотрите на отрывки из обвинительного заключения. Я, например, так и не поняла, что называет г-н Романов поддержанием "нормального функционирования жизнеобеспечения граждан": "деятельность фашизма" или "противостояние интересам лиц, пропагандирующим деятельность фашизма"? Да и вообще - на каком языке все это написано?

Между тем именно этот документ лег в основу судебного разбирательства, которое уже окончилось неадекватно суровым запросом прокурора и по которому 14 апреля в Таганском районном суде будет оглашен приговор.

Алексея Олесинова с момента ареста защищал адвокат Станислав Маркелов, о его деле писала Анастасия Бабурова.

"Даже если человек реально совершил бы хулиганство, его при обвинении по первой судимости никогда не арестовывают, тем более лицо, которое проживает по месту проведения расследования. Эти обстоятельства позволяют говорить, что реально Олесинову вменяют в вину не столкновение с охранником, а его общественную деятельность и взгляды". Так говорил Станислав Маркелов в одном из последних своих интервью.

То есть Олесинова, обвиненного в хулиганстве, арестовали вопреки устойчиво распространенной практике не арестовывать в подобных случаях до суда. Анастасия Бабурова писала в одной из своих последних статей, что главным аргументом прокурора в ходатайстве о применении ареста было то, что Олесинов - антифашист.

После трагической гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой прокуратура поторопилась передать дело Олесинова в суд.

Первым ходатайством Михаила Трепашкина, нового адвоката Алексея, была просьба изменить меру пресечения. Суд ходатайство отклонил. Позже судья Таганского районного суда Елена Иванова методично отклоняла все ходатайства адвоката и безоговорочно удовлетворяла ходатайства прокурора.

На суде было допрошено много свидетелей, которые в деталях воспроизвели картину происшедшего в тот вечер у клуба "Культ". Перед входом толпилась молодежь, кого-то не пускали, выстроилась небольшая очередь. Когда к двери подошел Алексей, ему преградили дорогу два человека без формы и каких-опознавательных знаков охраны. Алексей попытался пройти, но один из них по фамилии Питерцев грубо его оттолкнул. Завязалась потасовка, в результате которой оба упали на землю. Толпа загудела, кто-то зажег фаер, кто-то пнул лежащих Олесинова и Питерцева, полетели бутылки, одна задела голову Васильева (второго "привратника"). В конце концов "вышибалы" зашли в клуб и заперли двери. Олесинов подошел к двери, дернул, убедился, что она прочно заперта, пнул ее ногой, ушел и догнал своих приятелей, которые уже удалились от клуба. По пути их задержала милиция и вскоре выпустила. Вот и все относительно Олесинова. Свидетели показали, что молодежь, возмущенная закрытием дверей, кидала в окна бутылки и повалила стоявшую неподалеку урну, затем кто-то из "вышибал" стал стрелять в воздух, все разбежались, и на том инцидент был исчерпан.

Как ни перечитывай статью 213 Уголовного кодекса, ничего применительно к происшествию у клуба "Культ" 30 августа 2008 года в ней нет. Но голь на выдумки хитра - равно как и следователь Романов. Обратимся снова к обвинительному заключению. Ну как Олесинов и его знакомые могли находиться "в состоянии недопустимой нормы алкогольного опьянения"? Неужели отпустила бы тогда Олесинова задержавшая его милиция? Все свидетели, равно как и "потерпевшие", показали в суде, что Олесинов был трезв. Никакой "агрессивной формы поведения", никакой "атрибутики" также ни один свидетель, никто не подтвердил. Ничего подобного не обнаружилось и на просмотренной в зале суда видеозаписи. Никакую толпу Олесинов также никуда не "двигал". Не было и разбитых стекол (на фотографиях, приложенных к делу, есть только вмятины), не было и поджога двери (железной!), который также фигурирует в этом замысловатом документе.

Допрошенные в суде Васильев и Питерцев (которых, между прочим, доставили в суд, добровольно они туда не являлись) показали, что не считают себя потерпевшими и к подсудимому никаких претензий не имеют. Выяснилось также, что они и не были охранниками. Не было, собственно, и драки - Питерцев и Олесинов ударов друг другу не наносили.

Итак, потерпевших нет, события преступления нет. Так почему же Олесинова арестовали?

Кое-что прояснилось после допроса в суде Андрея Сергеевича Морозова, оперуполномоченного ОВД, принимавшего участие в задержании Олесинова. Дело в том, что в ту же ночь произошла серьезная драка в парке "Пограничник", который находится недалеко от клуба "Культ". Оперативнику Морозову было поручено расследование этого преступления в плане причастности к нему молодежных группировок. Поскольку в ту ночь был задержан Олесинов, оперативник и стал "разрабатывать" версию причастности к драке движения "Антифа". На вопрос, какие оперативные действия он совершал, Морозов ответил, что... изучал интернет-сайты. На них он и нашел сведения о том, что Олесинов принадлежит к "Антифа".

Вот это, оказывается, и было основанием ареста Олесинова: "оперативная" информация с интернет-сайтов. Позже разобрались, что Олесинов к драке в парке "Пограничник" никакого отношения не имел, но дело-то есть и человек есть - как же не посадить?

"Вы принадлежите к движению "Антифа"?" - спросила у Олесинова судья. "Я вас хочу спросить - что такое движение "Антифа"?" - ответил ей подсудимый, дав понять, что никакого такого оформленного движения нет, а его взгляды - это его личное дело, не имеющее никакого отношения к тому, что разбирается в суде.

Алексей Олесинов - бывший студент философского факультета МГУ, ему 23 года. У него пожилая мама-пенсионер и тяжело больной отец. В Бутырской тюрьме Алексей находится в сырой и холодной камере, он сильно простужен. На предпоследнем судебном заседании ему вызывали скорую помощь (но присутствовать при осмотре врача адвокату не дали), на последнем Алексей кашлял и говорил с трудом. Появившиеся было в Интернете сведения о помещении его в "пресс-хату" с издевательствами и пытками не подтвердились. Но пять месяцев тюрьмы серьезно подорвали его здоровье. Неизгладимой травмой стало для него сообщение о гибели его адвоката Станислава Маркелова.

В суде выявилась полная невиновность Олесинова. Никакого преступления он не совершал, и делать ему в тюрьме нечего. Между тем к незначительному эпизоду, не подпадающему ни под одну статью УК, следствие и суд стремятся пришить политическую подоплеку и упорно тащат молодого человека к долгому сроку заключения.

Елена Санникова, 10.04.2009


новость Новости по теме