О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Тяжелая наследственность

Илья Мильштейн, 15.11.2005
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

С Ельциным было проще. Первый президент, тяжелым взором оглядев присутствующих, затем долго и свирепо молчал, после чего возглашал: "Не так сели!" А когда, смиряя дрожь в коленях, посетители рассаживались как надо, сама собой выстраивалась политическая конфигурация. Становилось ясно, что любимый в народе премьер уже не жилец, а севший поближе к гаранту обрел неслыханные кадровые перспективы. Это не означало, конечно, что новый фаворит проживет рядом с Ельциным дольше, чем его предшественник. Но это означало, что сегодня, вот в эту минуту, второго человека в государстве зовут, к примеру, Степашин. Так что формально второй человек в стране по имени, допустим, Примаков может уже садиться за мемуары. Прямо сейчас, при телекамерах. Когда же Борис Николаевич увидел в Путине наследника своих славных дел, то так и сказал: вот, россияне, будущий ваш президент. Хоть убейтесь.

Первый президент был с народом откровенен и прост. До смешного. До ужаса.

Нынче по-другому. Хотя на своих знаменах Путин начертал "прозрачность" и другие похожие слова, византийских тайн в современной России стало куда больше, чем при Ельцине. Взаимоотношения президента со своими министрами, его симпатии и антипатии, распределение ролей в элитах (кто служит сдержкой, а кто – противовесом), правительственный курс наконец – все под секретом. При Ельцине кадровые озарения гаранта указывали путь, по которому в ближайшие месяцы или годы пойдет страна: путем Гайдара или Черномырдина, за Коржаковым или за Березовским, с Чубайсом или без Чубайса. Пути были разные, но фонари по дороге горели.

Сегодня живем впотьмах. Имя в чиновничьем реестре, за исключением имени самого подполковника, не означает почти ничего. Премьер – пустое место. Его споры с экономически продвинутыми министрами о таинствах удвоения ВВП – бесплодны по определению. Напротив, диалог Кремля с парламентом плодотворен настолько, что любой закон, сошедший свыше на депутатов ГД и СФ, можно считать принятым уже в момент сошествия. Курса нет, есть "сигналы", которые первое лицо в государстве время от времени увлеченно посылает стране. Подобно морзянке из далеких галактик, сигналы эти нуждаются в расшифровке. Причем разгадываем все больше одно и то же. Про войну с террором, которой нет конца, да про сырьевой придаток, каким при этой власти окончательно становится Россия. В этом году к ним прибавились сигналы насчет третьего срока. Пугающе похожие на те, что президент посылал по поводу губернаторских выборов до Беслана.

Наверное, таким и должно быть государство, власть в котором захватила тайная полиция. Такой должна быть и политика в этом небывалом царстве: однообразной, абсурдной и безмерно скучной. Причем скучной не от отсутствия драматических событий, их в воюющей и дичающей стране явный переизбыток, но от предсказуемости бед и несчастий. От безнадеги и тоски. Вчерашние сильные рокировочки, слегка оживившие наш осенний политический пейзаж и прибавившие работы штатным и внештатным комментаторам, из того же унылого ряда. Глава администрации Медведев формально понижен до статуса первого вице-премьера. Министр обороны Иванов формально повышен, получив должность вице-премьера и не утратив прежний пост. Понятно, что обществу послан очередной сигнал: в этой диалектической борьбе хорошего с лучшим, между питерским однокашником Путина и кадровым питерским чекистом-филологом предложено "выбрать" самую подходящую кандидатуру на роль преемника. Ясно также, что выбора нет. Во-первых, оба хуже. Во-вторых, вовсе не факт, что именно кто-нибудь из них примет деятельное участие в очередной спецоперации "Наследник". В-третьих...

Насколько я понимаю нынешнего президента, в 2008 году он уходить не хочет, но такую возможность допускает. Очевидно также, что его преемником непременно должен стать чекист. Если не по профессии (что однако скорее всего), то по духу, по отношению к жизни, к миру и стране. Другим людям президент не доверяет, да и из своих взял бы в разведку немногих. А люди из этой колоды, известные более-менее наперечет, попросту неприемлемы для страны. Поэтому столь бессмысленны гадания о преемнике, оживившиеся со вчерашнего дня. Равно и о сроках, и о способе, с помощью которого Владимир Владимирович останется на третий срок или убедит страну в том, что его избранник – такой же путин, как и он сам.

Когда своего наследника искал и неоднократно находил Ельцин, до последнего дня сохранялась надежда, что его место займет нормальный политик. Но Борис Николаевич был болен, внушаем и слишком активно работал с документами: после 1999 года мы живем внутри его болезни. Путин бодр, здоров, трезв и свой выбор будет совершать абсолютно осознанно. Собственно, он уже выбирает. Между самим собой, "осажденной крепостью" по Медведеву и военно-балалаечной реформой по Иванову. Опять не так сели, Борис Николаевич!

Илья Мильштейн, 15.11.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей