О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Culture/Cinema/m.2740.html
Также: Кино, Культура | Персоны: Антон Долин

статья Добрые чувства и садомазохизм

Антон Долин, 21.05.2001
Кадр из фильма 'Спальня сына' с официального сайта Каннского фестиваля
Кадр из фильма 'Спальня сына' с официального сайта Каннского фестиваля
Реклама

Награждение "Спальни сына" главным призом Каннского фестиваля, Золотой пальмовой ветвью, было настолько предсказуемым и столько раз предсказанным, что в него не хотелось верить. На очередную уловку хедлайнера (теперь-то уже точно и надолго) итальянского кино наших дней Нанни Моретти попались даже испытанные каннские зрители, в числе которых были члены уважаемого жюри. Сентиментальная и бедная на события, зато богатая эмоциями история, видимо, импонирует публике всеобщностью эксплуатируемой тематики. Кто не терял близких или хотя бы не испытывал страха их потерять? Моретти играет на естественной человеческой солидарности, рассказывая о болезненных переживаниях человека, потерявшего сына; близкая к совершенству "техническая" сторона фильма, отменная музыка и убедительная игра самого Моретти, сыгравшего главную роль, обеспечили фильму невиданный даже в Каннах успех. Теперь он официально закреплен Золотой Пальмой.

Если "Спальня сына" была удостоена главной награды, фильм жестокого австрийца Михаэля Ханеке получил сразу три награды, причем те же самые, что два года назад не менее шоковая французская "Человечность": Гран-При, приз за мужскую роль Бенуа Мажимелю и за женскую Изабель Юппер. Ханеке представлял в Каннах все свои фильмы, но ни разу не был награжден, если не считать прошлогоднего приза Экуменического жюри буквально затоптанному критикой "Неизвестному коду". Премьера "Забавных игр" обернулась скандалом, поскольку к столь бессовестной и суровой эксплуатации шаблонов современного кино зрители готовы не были. Теперь ситуация изменилась. "Пианистка" - такой же художественный акт насилия над мелодрамами, каким в отношении "черных фильмов" были "Забавные игры". Ханеке за эту безжалостную историю любви сорокалетней преподавательницы музыки, тайной садомазохистки, к юному ученику наконец-то удостоен давно заслуженной высокой награды, Гран-При, а приз Изабель Юппер был практически предрешен - она в отличие от Ханеке давно ходит в каннских фаворитах, и отвага незаурядной актрисы, отважившейся на подобную роль, в самом деле заслуживает Пальмы.

Впрочем, награждать надо не только заслуженных звезд (каковой является и Ханеке, давно признанный не фестивалями, но критиками) - награждать надо молодых, многообещающих. В этой роли на сей раз выступил обаятельный Бенуа Мажимель, напарник Юппер в "Пианистке" - лучший актер, а также одаренный боснийский режиссер Данис Танович, представивший свой первый фильм, "Ничья земля" и заслуживший приз за лучший сценарий. Сценарий на самом деле неплох, хотя и не выделяется на богатом фоне балканского кино, всегда полного черноватым юмором, запутанными интригами, гротескными персонажами и посвященного тому или иному военно-социально-национальному кризису. Таким образом, награждение "Ничьей земли" вполне можно счесть жестом политкорректным, не более.

Зато выделение сразу двух равноценных и равноправных фестивальных наград за лучшую режиссуру Дэвиду Линчу и Джоэлу Коэну, абсолютным звездам американского и мирового кино, стоит признать жестом отважным. Коэн уже был награжден и Золотой Пальмой в 1991 году, и наградой за режиссуру за "Фарго", а Линч получал Пальму за "Диких сердцем", поэтому обделенными призами этих режиссеров не назовешь. Казалось бы, показали свои новые работы - и хватит. Однако Лив Ульман решила отметить в самом деле незаурядные картины, тем более что внешне неброский "Человек, которого здесь не было" и запутанный "Малхолланд-драйв" на самом деле представляют собой новый поворот и в творчестве каждого режиссера, и в истории американского кино как такового. Снимаем шляпы - и перед Ульман, и перед Линчем с Коэном.

Напоследок два слова о тех, кого жюри не отметило. Здесь на первых местах "Мулен-Руж" База Лурмана, а также "Теплая вода под красным мостом" СЈхэя Имамуры. И если в случае с Имамурой можно объяснить невнимание жюри тем, что престарелый режиссер даже не приехал в Канны, а две Золотые Пальмы в его коллекции уже есть, то в случае с Лурманом надо признать, что к признанию честного коммерческого кино, каким бы изобретательным оно ни было, каннские зрители еще не готовы. Пока они готовятся, нам остается смотреть Моретти.

Канны-2001: призеры

Антон Долин, 21.05.2001

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей