О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2855/ | http://mirror715.graniru.info/people/2855/

Алексей Сизонович

политзаключенный

61 год, гражданин Украины. Житель города Краснодон Луганской области, ныне находящегося под контролем боевиков ЛНР (город переименован Верховной радой в Сорокино, однако из-за его оккупации боевиками решение в силу не вступило). Бывший шахтер. 31 июля осужден в Ростове-на-Дону к 12 годам строгого режима со штрафом 250 тысяч рублей по сфабрикованному делу о терроризме. Содержится в СИЗО-4 центрального главка ФСИН, неофициально контролируемом ФСБ.

4 сентября координатор украинской "Медийной инициативы за права человека" Мария Томак сообщила, что Сизонович отозвал ранее поданную апелляционную жалобу. Таким образом, приговор вступил в законную силу и теперь политзека отправят в колонию.

Между тем, заметила Томак, отказ от обращения в апелляционную инстанцию лишает Сизоновича возможности далее обжаловать приговор в ЕСПЧ.

Правозащитница выразила уверенность, что свое решение политзек принял под давлением. Кроме того, добавила Томак, осужденный утратил веру в то, что Украина заинтересована в его судьбе.

Краткую апелляционную жалобу, написала правозащитница, Сизонович подал около месяца назад - в последний день, отведенный на обжалование, - по совету некоего ростовского адвоката и члена ОНК. "Медийная инициатива" разыскала сестру политзека и предварительно договорилась с нею о том, чтобы этот адвокат далее представлял интересы ее брата. После этого правозащитники связались с украинским МИДом, рассчитывая, что ведомство возьмет на себя оплату услуг защитника. Как подчеркивала Томак, "Медийная инициатива" в принципе не возражала, чтобы МИД нашел для Сизоновича другого юриста. "Не устраивает этот - окей, ищите другого, но главное - он должен быть (особенно с учетом недопуска консула)", - отмечала правозащитница.

Однако за последующий месяц МИД Украины не заключил договор ни с одним адвокатом.

Томак обвинила ведомство в бездействии, из-за которого любые шансы добиться освобождения политзека теперь утрачены.

Сизоновичу были инкриминированы часть 1 статьи 30 - пункт "а" части 2 статьи 205 (подготовка теракта в составе организованной группы), часть 3 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе организованной группы) и часть 1 статьи 322 российского УК (незаконное пересечение границы). Как передавала Томак, юрист, ознакомившийся с приговором, заявил, что текст решения напоминает фантастический роман.

Согласно фабуле дела, в апреле 2014 года в Киеве Сизонович, "неустановленное лицо под псевдонимом Владиславович и другие неустановленные лица" создали организованную группу для совершения терактов в России и на украинских территориях, контролируемых боевиками ЛНР. В Киеве, заявляется в приговоре, бывший шахтер получил от Владиславовича мобильник Sony Ericsson с установленным на нем мессенджером BlackBerry. С помощью этого аппарата фигурант дела якобы и поддерживал связь с Владиславовичем. У Владиславовича в BlackBerry были ники Артур и Конст, а у Сизоновича - Алексей (то есть его настоящее имя).

Как утверждается, украинец "собирал информацию об объектах транспортной инфраструктуры и, обладая специальными знаниями в области взрывотехники, изготавливал различные взрывные устройства". Взрывчатку, говорится в решении, Владиславович разыскивал в Киеве и передавал Сизоновичу через тайники в Краснодоне и соседнем поселке Новосемейкино.

В конце мая 2016-го, заявляется в деле, бывший шахтер получил от Владиславовича указание прибыть в Каменск-Шахтинский, Ростовская область России. Ему якобы следовало осмотреть и сфотографировать вокзал Каменска-Шахтинского, вокзал узловой станции Лихая в микрорайоне Лиховской на южной окраине этого же города и железнодорожные пути, чтобы определить места для закладки двух малых прилипающих мин, а также трех бомб. Бомбы, согласно приговору, Сизонович изготовил самостоятельно.

В июле прошлого года, говорится в судебном решении, бывший шахтер повторно прибыл в Каменск-Шахтинский и встретился "с неустановленным лицом по имени Василий". Согласно фабуле дела, он вместе с Василием закопал мины и бомбы, предназначавшиеся для закладки, в схроне у нефтебазы компании "ТНК юг менеджмент".

В конце августа, утверждается в приговоре, Сизонович получил от Владиславовича указание совершить теракт в Каменске-Шахтинском. Как заявляется, он решил заложить мины и бомбы в мусорной урне у входа в здание вокзала Лихой 17-18 сентября, накануне выборов в Госдуму.

Между тем, отмечается в решении суда, 26 августа 2016-го "оперативники МГБ ЛНР" схватили Сизоновича в городе Ровеньки к юго-западу от Краснодона, когда он по указанию Владиславовича закладывал две изготовленные им бомбы на железнодорожные пути. Бывший шахтер сбежал от них, прыгнув в реку, а уже затем был задержан российскими пограничниками у Донецка, Ростовская область. 17 сентября, заявляется в деле, тайник с минами и бомбами был обнаружен силовиками из УФСБ по Ростовской области "в ходе проведения оперативных мероприятий".

Первым о деле Сизоновича сообщил в феврале нынешнего года украинский сайт "Трибун". Это издание также писало, что бывшего шахтера схватили в августе 2016-го на занятом боевиками ЛНР украинском погранпункте "Изварино", когда он следовал в расположенный по другую сторону границы Донецк.

Сообщалось также, что политзек был активистом "Батькивщины", а в дальнейшем - Блока Юлии Тимошенко.

Кроме того, "Трибун" передавал, что в том же августе 2016-го были задержаны еще двое украинцев, против которых также фабрикуются дела о терроризме. Это схваченный в Луганске Сергей Мироныч, а также Валентин Можаев, место задержания которого не уточнялось.

"Для поиска исполнителей будущих "терактов" сотрудники ФСБ в РФ и МГБ в ОРДиЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей - официальное украинское название территорий, контролируемых ДНР и ЛНР. - Ред.) получили один и тот же психологический портрет, в основе содержания которого криминальное прошлое, отсутствие фактов участия в сепаратистских группировках и наличие живых родственников в зоне досягаемости российской репрессивной машины", - отмечалось в публикации "Трибуна".

Именно угрозами в адрес родственников, утверждало издание, ФСБ и добивается от фигурантов признательных показаний. Какое именно криминальное прошлое было у Сизоновича, Мироныча и Можаева, сайт не пояснял.

Дело Сизоновича рассматривала коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда (Ростов) в составе Романа Сапрунова (председательствующий), Алексея Магомадова и Игоря Костина. Процесс стартовал 26 июля и занял, включая оглашение приговора, всего три заседания. Интересы Сизоновича представляла адвокат по назначению Евгения Вичканова. Сам подсудимый заявил о полном признании вины и раскаянии.

При этом, когда исследовался эпизод бегства Сизоновича от боевиков ЛНР через реку, судьи со смехом поинтересовались у политзека: "А в какую реку прыгали?" - "Я плавать не умею..." - ответил тот, несмотря на то что ранее согласился с фабулой обвинения.

В прениях сторон прокурор Владислав Кузнецов требовал для Сизоновича того же срока, который дали судьи, - 12 лет строгого режима. В то же время штраф он запрашивал меньший - 200 тысяч рублей.

В 2015-2016 годах Кузнецов был одним из обвинителей в процессе украинской пленной Надежды Савченко.

Судья Сапрунов участвовал в вынесении заведомо неправосудных приговоров крымскому узнику Алексею Чирнию, жителю Дагестана Абдурахману Усманову и махачкалинскому активисту Хирамагомеду Магомедову. Та же самая, что и у Сизоновича, судейская тройка, но под председательством Магомадова, вынесла приговор земляку бывшего шахтера Артуру Панову и ростовчанину Максиму Смышляеву.

07.09.2017


На Гранях.Ру

Реклама



Выбор читателей