О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Символический капитал и конкретная дубина

Дмитрий Шушарин, 30.08.2010
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Реклама

Рэкет и рейдерство - основные занятия нынешней власти. Она для этого существует, этим подпитывается, этим живет. На всех уровнях - от ларька до олигарха, от района до Кремля. И это распространяется не только на экономическую деятельность. Политическое господство невозможно без символической власти, опирающейся на символический капитал.

Похоже, люди во власти это поняли, прочитав или перечитав Пьера Бурдье. Символическая власть есть "власть учреждать данность через высказывание, власть заставлять видеть и верить, утверждать или изменять видение мира и, тем самым, воздействие на мир". Непременным условием ее осуществления является "вера в легитимность слов и того, кто их произносит".

Но со всем этим - со связностью высказываний и легитимностью - у власти в последнее время стало плоховато. Вполне лояльные ей наблюдатели давно уже поминают Бурдье и сетуют на то, что "отсутствие на государственном уровне практики символических действий, слабость символического капитала, или, иначе говоря, публичной искренней моральной и ценностной практики, парализует государство и делает его беспомощным".

А ведь при этом в этом самом, как его... ах, да! в обществе, кажется? да-да, в обществе - моральная и ценностная практика наблюдается, символический капитал нарабатывается отдельными лицами и группами, причем совершенно бесконтрольно. И неровен час они еще начнут его инвестировать в политику. Надо что-то делать.

Положение усугублялось тем, что власть в целом, а "Единая Россия" в частности значительно усовершенствовали большевицкий - и, как многое у большевиков, извращенный евангельский - принцип "кто не с нами, тот против нас". Принцип нынешней власти - "кто не мы, тот против нас". Она единственный субъект не только политики, но и жизни страны во всех сферах, причем властная субъектность все более связывается с партией власти. И это сформулировано на днях четко и ясно: "Если ваш ребенок ходит в спортивную секцию, в этом скорее всего виновата "Единая Россия". Эта партия также несет ответственность за то, что в вашем городе мостят новые и ремонтируют старые дороги... "Единая Россия" - единственный луч света в темном царстве. Партия, оберегающая (по-иному с такими оппонентами и не бывает) жизнеспособность нации, состоятельность государства в его нынешнем формате, - вот в чем основной смысл и миссия "Единой России". Великая миссия".

Правда, получается, что "темное царство" - это Россия после десяти лет правления Путина и тандемократов, но такие мелочи идеологов власти не интересует. Она союзников не ищет, общественных договоров не заключает, платить никому не собирается, но музыку заказывает.

Вот последнее стало ощущаться теми, кто на недостаток символического капитала не жалуется. "Мы платили налоги, а взамен не получили того, что обещала "партия реальных дел". Безопасности (лояльность в обмен на безопасность) - и то не получили", - говорят они. И начинают потихоньку выходить на площадь, что пугает власть гораздо больше, чем выступления традиционной оппозиции, - в этом нельзя не согласиться с Артемием Троицким.

И власти остается только одно - перенести прекрасно освоенные ею рэкетирские и рейдерские методы на обладателей символического капитала, тем более что своего за десять лет она не нажила. Ход "Единой России" с перехватом инициативы по Химкинскому лесу - пример такого приема, причем весьма удачного. Но он не первый и не единственный. Новосибирский художник Константин Еременко вроде бы и не против, чтобы Марат Гельман занялся арт-жизнью Новосибирска, но прекрасно понимает, что это значит: "ЕдРо решило примазаться к инициативе, вот это уже скверно". А те, кто от "Единой России" дистанцируется, получают по полной, независимо от рода деятельности.

Я не собираюсь давать ссылки на все публикации, в которых пропагандоны поносят Елизавету Глинку - доктора Лизу - известную московскую благотворительницу. В вину ей ставится отказ дать интервью сайту "Единой России" и сотрудничество с Сергеем Мироновым, который, как к нему ни относиться, ведет себя гораздо пристойнее единоросов - на своем участии в помощи людям рекламы не делает. Эта травля из того же ряда, что и перехват эко- и арт-инициатив. Доктор Лиза - обладательница немалого символического капитала. Ей сделали предложение, от которого нельзя отказываться, а она отказалась. Не поделилась нажитым, не стала платить дань рэкетирам из Едра. И столкнулась с обычными методами воздействия: ей уже наносят визиты те, кого принято называть "быками" Все по понятиям.

Слабость ли это власти? Нет. Она позволят себе гораздо больше, чем прежние тоталитарные режимы, которые все-таки как-то договаривались, как-то оплачивали тех, кто делился с ним символическим капиталом. Могли и убить, а во времена вегетарианские подвергнуть проработке, но все же это было некое подобие договора.

Теперь все по-другому. Для избранных распил и откат, для большинства рэкет. Никаких пряников для обладателей символического капитала, за исключением очень узкой группы приближенных, не предусмотрено. Правда, и кнут уже не тот. Так что главным способом экспроприации будут обман и мошенничество. В расчете на наивность, честолюбие и корыстолюбие одновременно.

И это, повторю, не есть признак ослабления власти. Это разводка как способ управления. При тоталитаризме таким способом является убийство, при неототалитаризме оно не теряет значения, но на первый план выходит мошенничество власти и самообман подданных, полагающих, что с рэкетиром можно договориться. Или даже гордящихся тем, что конкретные пацаны обращают на них внимание.

Пока, кстати, все прекрасно получается. Странно ведь как-то: разговоров об ослаблении власти много, а число обладателей символического капитала, выступающих не просто с критикой по ее адресу (тут прессу, особенно экономическую, не переплюнешь), а с определенно сформулированными политическими требованиями, меньше, чем число диссидентов в последние двадцать лет советской власти.

А отсутствие таких требований - это уже плата рэкетиру. Да отсутствие критики, просто молчание - уже плата, даже если молчание это объясняется высокомерием и брезгливостью: мол, ниже нашего достоинства реагировать на слова Путина о башке и дубине. Плата за то, что живешь, дышишь и работаешь. И это молчание - главный источник символического капитала власти.

Хотя вот какая история: те, кто не молчит, тоже живут, дышат и работают. Так что, оказывается, можно и не платить.

Дмитрий Шушарин, 30.08.2010


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей