О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Поработал на славу

Илья Мильштейн, 23.05.2018
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Он "много поработал над этим законом". Пожалуй, "больше других". Доходило до того, что "в нерабочее время" посещал Думу и трудился над ним, причем "несколько месяцев" подряд. Так почему бы, собственно, не назвать только что принятый в третьем чтении документ его именем? С той хотя бы целью, чтобы "сделать более интересной нашу законодательную деятельность". Кто за - нажмите на кнопку.

Жириновский и вечность - тема новая, практически неисследованная. Тема универсальная, поскольку касается не только бессменного лидера наших либерал-демократов, но охватывает весь депутатский корпус. Тема загадочная.

Есть точка зрения, довольно широко распространенная в нашем обществе, что российский парламент - это сборище толстосумов-неудачников, которые свою единственную жизнь тратят на то, чтобы позорить себя и родную страну - Россию. За них стыдятся мужья и жены, дети и внучатые племянницы, любовницы, любовники и жертвы сексуальных домогательств. Каждый из них в отдельности, за редким исключением, безлик, а всех вместе этих господ давно уже сравнивают с полоумной копировальной машиной - взбесившимся принтером. И это далеко не самое обидное их прозвище. От самых обидных содрогается земля.

Оттого естественно было бы ожидать от этих людей скрытности. Мол, против судьбы, которая выбрала тебя депутатом Государственной думы, не попрешь, но можно попытаться избежать гнева потомков, дабы не слишком оскорбляли презрительным стихом. Можно, уповая на забвение, сегодня особо не высовываться. Кто там, за исключением дотошнейших историков, будет после интересоваться именами депутатов обеих палат. Правда, некоторые уже очень заметно высунулись, достаточно вспомнить закон Яровой или закон Лугового, но это названия все же неформальные, да и люди специфические. Им бессмертие гарантировано.

Вчера, о чем выше уже сказано, депутаты окончательно одобрили очередной закон о контрсанкциях - не только вредный для страны, как все подобные законы, но и совершенно бессмысленный. Вредный, даже вредительский в самой радикальной своей версии, позже подправленной, по той причине, что успешно способствовал убийству нуждающихся в иностранных медикаментах российских граждан и росту цен, нанося также тяжелый урон отечественному авиастроению, атомной и ракетной отраслям. А бессмысленный потому, что всю ответственность перекладывает на правительство и президента, которые и без огневой поддержки депутатского корпуса могли и могут безнаказанно бомбить пресловутый Воронеж.

Казалось бы, зачем Жириновскому увековечивать свое и без того звонкое имя, претендуя на авторство такого закона? К чему позориться лишний раз? Для чего ему эта худая посмертная слава, когда прижизненной хватает на целую палату?

Тем не менее Владимир Вольфович настоятельно просит не забыть о нем, когда в Думе начнут раздавать имена "резонансным законопроектам", и добрый спикер Володин уже дал поручение парламентскому комитету по контролю и регламенту изучить данный вопрос. И, знаете, похоже на то, что в комитете с должным вниманием отнесутся и к поручению спикера, и к призыву руководителя фракции ЛДПР. Несмотря на то, что жуткий этот законопроект № 464757-7 вносили лидеры всех думских фракций во главе с Володиным, к которым потом еще присоединилась Матвиенко, Жириновскому они пойдут навстречу. Уважат, с учетом прежних баснословных заслуг и трогательной личной просьбы.

Ну и правда же, работал человек. В неслужебное время приезжал в Думу, запирался в кабинете, вооружался пером и правил, правил, правил. Грех не уважить.

Кстати, в том, быть может, и разгадка его посягательств на вечность, что человек заработался. Во-первых, взбурлило честолюбие, вслед за ним и патриотическое чувство: почему, собственно, у них, за океаном даже авторы каких-нибудь антисоветских поправок вписывают свои имена в историю, а нам нельзя? Охватило Владимира Вольфовича желание быть Джексоном, а то и Вэником, и он не устоял. Во-вторых, когда являешься депутатом всех без исключения созывов Госдумы, то уже, наверное, просто не веришь, что однажды уйдешь. В-третьих, чудится ему, вероятно, что и время остановилось вместе с ним, и эпоха, по справедливости названная путинской, никогда не кончится, и, стало быть, никакого будущего не случится.

Так оно и застынет, это бесконечное настоящее, как навозная муха в янтаре: Путин на троне, Жириновский в Думе, осажденная крепость по периметру границ, холодная война на земле, и поверх всего - сапог, торчащий из Индийского океана. Символизирующий наши общие победы и персональный карьерный триумф Владимира Вольфовича. Которому нет конца и не будет.

То есть увлекшийся своим законотворчеством депутат, видимо, даже не подозревает о том, что все это когда-нибудь кончится. Ему в голову не приходит, что власть поменяется, парламент обновится, законы отменятся, а сапог утонет и его, выражаясь поэтически, поглотит алчная Лета. Догадывается ли о том вообще хоть один депутат - неведомо.

Разве что лукавый спикер нечто такое чует, явно поощряя Жириновского и тайно потешаясь над ним. Народ, говорит спикер, должен знать своих героев, и тут закрадывается мысль, что только с виду простодушный Володин, в отличие от навязанных ему думцев, что-то там различает в грядущем. Не то героев, покрытых вечным позором, не то, страшно сказать, Россию без Путина. Не то всю картину целиком. Раньше не видел, а теперь, внимая речам ветерана, разглядел, призадумался и решил, что присвоить идиотским законам имена депутатов, переложить вину на их плечи, а самому остаться в стороне - это для него наилучший выход. Получится ли - бог весть, но шансы на то, что про Жириновского у нас будут помнить всегда, а про Володина, к счастью для него, забудут, имеются.

Илья Мильштейн, 23.05.2018


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей