О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья В охотном бреду

Илья Мильштейн, 29.04.2015
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Политики тоже люди и любят помечтать. Только мечты у них особые, геополитического свойства. Но порой ничуть не менее трогательные, чем фантазии ребенка.

Например, спикер Госдумы Нарышкин, с тех пор как стал фигурантом санкционных списков, занят переустройством западной цивилизации. Помнится, в январе Сергей Евгеньевич вместе с коммунистами готовил заявление нижней палаты, осуждающее "аннексию Германской Демократической Республики Федеративной Республикой Германия в 1989 году". И хотя это заявление потом затерялось в ящиках его письменного стола, вчуже очень интересно было следить за полетом его фантазии. А также прислушиваться к голосам, звучавшим в его голове: мол, если России нельзя прирастать Крымом, то и немцам не пристало объединяться с немцами.

Это был пусть по-детски нелепый, но, согласитесь, остроумный аргумент в дискуссиях о Новороссии, и жалко даже, что в том департаменте администрации президента, который контролирует работу нижней палаты, заявление не оценили и велели потерять. Меркель со Штайнмайером едва ли нашлись бы с ответом.

А еще раньше, в ноябре прошлого года, Нарышкин, уносясь в облака, вообразил себе хорошее, доброе НАТО возле российских границ. НАТО, из которого исключена, даже с позором изгнана Америка. Причем эта мысль настолько ему понравилась, что он начал грезить наяву, призывая европейцев принять "фантастическое предложение". Европейцы, правда, на призывы Нарышкина никак не отреагировали, но втайне наверняка обливались слезами над этим вымыслом. Воображая себе, насколько упростятся их отношения с Москвой, если они добровольно откажутся от американской поддержки.

До чего вообще все станет просто.

Вчера он еще развил эту тему в центральной газете: бывают, знаете, такие многосерийные сны и грезы. Сперва легендарный чешский президент Милош Земан заявил, что в будущем Евросоюз непременно вступит в Россию. Вдохновленный этим выступлением, спикер благодарно откликнулся, сообщив, что "именно сейчас самое время об этом не только мечтать, но и говорить вслух". Самое время, да. И он заговорил, прозревая тот счастливый день, когда народы Евросоюза, в единую с нами семью соединившись, вольются в состав Российской Федерации.

Возникает, правда, вопрос: а почему президента европейского государства, входящего, кстати, в НАТО, и российского спикера обуревают схожие фантазии? Причем такие на вид парадоксальные: присоединить к Крыму еще и Европу - это, согласитесь, мечта дерзкая, хотя и упоительная мечта. Не чуждая также еще и одному национальному лидеру, бывшему сослуживцу Сергея Евгеньевича по КГБ, который тоже говорил об интеграции с Европой, на свой лад: за две недели, за два дня... Что теоретически вполне возможно, если европейцы исключат Америку из НАТО. Короче, откуда взялась эта близость и легкость в мыслях необыкновенная у таких разных людей, как Нарышкин и Земан?

Чешский президент - фигура таинственная. То он предлагает генсеку НАТО провести "акцию устрашения" России, то возвышает свой голос против антироссийских санкций, то матерится в прямом эфире, а то вдруг решает приехать на День Победы в Москву, но сам этот день посвятить беседам с премьером Словакии - больше, как видно, им поговорить негде и некогда. Быть может, разгадка столь размашистых политических жестов Милоша Земана заключается в том, что соотечественники редко видят его трезвым. Оттого поступки и речи чешского политика поражают своей прихотливостью.

С Нарышкиным дела обстоят иначе. Человек довольно рациональный, он остро переживает личное свое изгойство, а также фактическое изгнание российской делегации из ПАСЕ - и ведет с Западом постоянный внутренний диалог. Иногда мечтает вслух: дескать, как было бы хорошо, если бы Америка куда-нибудь провалилась. И когда далекий чешский друг, у которого недавно были как раз разборки с послом США в Праге, выражает готовность войти в состав РФ, спикеру это все ужасно нравится.

Он себя ощущает эдаким "ночным волком", которого не только пустили в Европу, но и принимают как долгожданного освободителя. Такой, знаете, Варшавский договор ему мерещится, европейская ценность с распахнутыми объятиями, но в обновленном, расширенном виде. Вместе с Западной Европой, так что аннексию ГДР немцам можно даже и простить.

Политики тоже люди и любят помечтать, но смеяться над ними не надо, особенно над спикером. Это ведь мечты очень одинокого человека, запертого у себя дома, если не считать тех редких случаев, когда его еще пускают в Страсбург. Это грезы страдальца, и чем полнее одиночество, тем крупнее мечты. Исключить Америку!.. Присоединить Европу! По сути Сергей Нарышкин - живое доказательство действенности американских и европейских санкций, введенных после оккупации Крыма и Донбасса. После всего того, что Россия натворила в Европе.

Однако мечтать не запретишь, и спикер предается фантазиям геополитического свойства, и слова его можно трактовать по-разному. Можно в них расслышать угрозу, что вполне соответствует реальному положению дел, ибо ситуация на Украине вновь ухудшается. Но и робкую мечту о мире тоже можно расслышать. О мире, в котором Нарышкина всюду пускали и принимали с почетом, как и положено важному государственному чиновнику.

Этот мир разлетелся на куски весной прошлого года, и цена, которую приходится платить, неподъемна и для страны, и для Нарышкина. Но страна спит и видит себя великой, и Сергей Евгеньевич дисциплинированно бредит вместе с соотечественниками. В мечтах ему является Европа, мягкая такая и пушистая, уютная, покладистая, в домашнем халате. Возьми, говорит, твоя.

Илья Мильштейн, 29.04.2015


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей