О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.213117.html

статья Ответственный подход

Илья Мильштейн, 29.03.2013
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Рупрехт Поленц не видит связи между Кипром и прокурорскими облавами на НКО. Это, как подсказывает ему интервьюер, конспирология. Дело обстоит проще: наезд на правозащитные организации в России, в том числе и на немецкий Фонд имени Аденауэра, есть следствие закона об иностранных агентах.

Так считает герр Поленц, возглавляющий в Бундестаге комитет по внешней политике, и по-своему он, конечно, прав. Указанный закон сильно облегчает прокурорским их работу. Однако открытым остается другой вопрос: чем объяснить столь массированную "проверку"? Речь все-таки идет о повальном шмоне, а такое даже в России происходит далеко не каждый день. Вообще говоря, в новейшей истории такого еще никогда не случалось.

Поневоле увлечешься конспирологией.

Известно же, как в Кремле принято реагировать на происки Запада. Потерпев поражение в дипломатической войне, власть начинает мучить своих граждан. Включая детей-сирот, если вспомнить о том, как были наказаны малыши за то, что взрослые российские дяди убили в тюрьме заключенного, а взрослые американские дяди решили запретить въезд причастным к убийству. Собственно, а как еще можно было реагировать на вмешательство в наши скорбные внутренние дела? Карать преступников, что ли? Да вы смеетесь.

К тому же они тонкие психологи – те, кто занимается у нас особого рода законотворчеством, напоминающим о временах царя Ирода. Они знают главную тайну буржуинов, их слабое место, ахиллесову пяту. Западное общество основано на принципах гуманизма, оттого в Америке и в Европе сообщения из-за границы о пытках, казнях, иных преследованиях инакомыслящих воспринимаются болезненно. В подобных случаях Запад спешит на помощь жертвам репрессий, но только при самых крайних обстоятельствах использует такие средства внушения, как гуманитарные бомбардировки. А если это невозможно, как в диалоге с ядерной КНДР и в некоторых других случаях, то полемика может обрести отчасти взаимовыгодный характер. Вы нам деньги, а мы пока не будем воевать с Южной Кореей. Вы нам зерно, а мы вам евреев-отказников. Вы нам Корвалана, а мы вам Буковского.

Напротив, если договоренностей достичь не удается, то дискуссии обретают остроту и наполняются неприятными для цивилизованного мира сюжетами. В сущности, взбесившийся принтер в России заработал не только потому, что на Болотную и проспект Сахарова вышли десятки тысяч несогласных. Западные политики и СМИ тоже без особого восторга откликнулись на возвращение Путина. С оскорбительной невосторженностью, я бы сказал, и с этого момента следует отсчитывать начало холодного мира в отношениях между Москвой и Западом.

На Кипре, согласно заслуживающим доверия подсчетам, подлежат секвестру около 30 миллиардов долларов, которые россияне вложили в этот процветающий остров. Среди вкладчиков высокопоставленные чиновники, госкорпорации, олигархи, то есть юридические и частные лица, распоряжающиеся бюджетными средствами. Иными словами, деньги из российской казны. Меры кипрских властей очень больно ударят по этим лицам, и тут как раз открывается простор для разнообразных конспирологических теорий. Между тем к конспирологии склонны именно в Кремле, и легко предположить, как тот же Путин объясняет сам себе причины кипрского кризиса. Он это воспринимает как заговор против России.

Ну и отвечает – ударом на удар. Тупо отбить бабло вряд ли удастся, поскольку влияние РФ на мировую экономику невелико, а вот устроить НКО маленький 37-й год ему вполне по силам. И есть, наверное, особый род удовольствия в том, чтобы в разгаре этой спецоперации вызвать к себе уполномоченного по правам человека и с некоторой тревогой в голосе попросить его: вы, мол, там проследите, Владимир Петрович, чтобы не допускалось никаких перегибов. Этого, знаете, головокружения от успехов чтобы у силовиков не было. Не люблю, да.

Рупрехту Поленцу положено отвечать так, как он ответил: Кипр тут ни при чем. У европейских дипломатов сегодня другая забота: вызывать к себе российских послов и указывать, в непривычно жестком тоне, что обыски в НКО приведут к ухудшению отношений. Что касается политиков, то они тоже знают, как побольнее ударить российских коллег, и вот уже в Германии заговаривают о том, что наши чиновники могут и не получить визовых льгот. А этот способ давления весьма эффективен, и не исключено, что конспирологу в Кремле придется слегка отыграть назад. Смирившись с тем, что происки врагов на сей раз увенчались временным успехом, и обменять терпимость к правозащитникам на деньги, которые застряли в налоговом раю, уже не получится.

Илья Мильштейн, 29.03.2013


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей