О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/m.126029.html

статья Русский трэш

Илья Переседов, 15.08.2007
Кадр видеозаписи казни. Изображение из блога antigypsione
Кадр видеозаписи казни. Изображение из блога antigypsione
Реклама

12 августа в Рунете получил распространение видеоролик, в котором неизвестные, одетые в маски и камуфлированную форму, перед объективом камеры убивают двух молодых южан (как говорится в титрах, дагестанца и таджика). Процесс казни и ее подготовка подробно отражены на записи.

Ролик открывает картина русского пейзажа центральной полосы, после чего нам показывают мужчину кавказской внешности, лежащего на земле в лесу животом вниз. Его рот замотан скотчем. Глаза с испугом смотрят в камеру. Мужчина одет в синюю спортивную куртку, на голове сбившаяся бейсболка. Камера отдаляется, становятся видны руки лежащего, скованные за спиной наручниками, ноги в джинсах связаны скотчем.

Камера показывает второго мужчину. Он лежит на земле в той же позе, что и первый. Рот залеплен скотчем. Ноги не склеены вместе, но притянуты к спине веревкой, зацепленной за наручники. Очевидно, так его могли связать лишь непосредственно на месте (не хотел вставать на колени?). Одет мужчина в голубую куртку и спортивные штаны.

Следующая сцена: пленники стоят на коленях между двумя деревьями, над ними растянут флаг НСДАП. По очереди сквозь скотч они говорят: "Нас арестовали русские национальные социалисты".

Следующая сцена: за спиной первого пленника стоит человек в камуфляже, в правой руке у него армейский нож. Левой рукой он заваливает жертву на бок (в этот момент она выпадает из кадра), правой начинает быстро резать в области шеи. Тело жертвы охватывают конвульсии, второй убийца в камуфляже держит ей ноги и руки.

Следующую минуту трехминутного ролика нам показывают, как голову отделяют от тела. В одном месте запись сокращена монтажом. Периодически кадр заслоняют рукава куртки убийцы. На руках палача – черные резиновые перчатки.

Общий план: лежащее на земле бездыханное тело (наручники сняты). Убийца поднимает отрезанную голову, пытается положить ее на спину трупа, голова скатывается. Убийца переворачивает тело. Следующий кадр – голова лежит на груди трупа. Крупный план. Камера поднимается и показывает натянутое знамя.

Второго пленника убивают выстрелом в голову. Он стоит на коленях на краю вырытой ямы. Оружия не видно. Пуля бьет в голову – тело падает на дно могилы.

Две фигуры в камуфляже и масках, стоя рядом на фоне натянутого флага, "кидают зигу". Последний кадр – надпись НСПР и свастика на бетонной стене какого-то дома.

Первый вопрос: насколько реально показанное в этом ролике? Не является ли он инсценировкой?

Кажется, есть слабая надежда, что это подделка или, как говорят сегодня, "фейк". Что позволяет так думать? Во-первых, отсутствие в кадре начала убийства первой жертвы и оружия при казни второй. Сегодняшние реквизиты для криминальных спецэффектов позволяют легко имитировать след пули на теле и даже момент ее попадания в человека, но совместить это в одном кадре с выстрелом довольно сложно – нарушается синхронность. В наших милицейских сериалах, как правило, подобные сцены сводятся монтажом: кадр – один герой стреляет, кадр – тело второго разрывается от пули. Сходным образом, нетрудно изготовить манекен для отпиливания головы, но сымитировать первый надрез на живом человеке нелегко. В аналогичных чеченских или арабских документальных роликах казни заложников камера никогда никуда не мечется и убийцы остаются непрерывно в кадре.

Второй момент – абсурдность происходящего. Такое убийство ничем не мотивированно и не подкреплено. Наши нацисты лишены устойчивого идеологического начала, их мировоззрение строится на примитивном противопоставлении "мы-они". Такой установке отвечает тактика зачисток, практикуемая скинхедами: набежали гурьбой на кого придется, пырнули ножом, убежали. Здесь же разыграна сцена казни - по сути дела без обвиняемых и только во имя финального зверства.

Почему таджик и дагестанец? Нам не говорится ни чем провинились эти люди в глазах палачей, ни почему были выбраны именно они, а не другие. Арабские террористы в подобных случаях всегда зачитывают осужденному приговор, дают возможность сказать последнее слово, сами делают заявление. Этим они не только имитируют реальное судопроизводство. Для них жестокость не самоцель, но средство усиления послания, которое они отправляют миру: о грядущей победе ислама, о стремлении к политической независимости тех или иных стран и т.д.

В этом ролике никакого такого месседжа нет. Он показывает только безумную жестокость, увязывает ее со свастикой и упоминает при этом "Национал-социалистическую партию Руси", о которой до этого никто никогда не слышал.

Любимый жупел националистов – этнические группировки и мафия диаспор. Зачем тогда убивать случайных людей, которые сами, как большинство гастарбайтеров, являются первыми жертвами этих группировок? Почему в титрах пленники названы "колонистами"? Такое определение не в ходу у наших наци - они чаще зовут приезжих "оккупантами". Во всем этом есть что-то постановочно неубедительное.

Однако реалистичность сцены отсечения головы такова, что ставит под сомнение подобные надежды. Если это инсценировка, то она должна была обойтись создателям в круглую сумму, а для ее постановки понадобился бы "мэтр" уровня Невзорова или Балабанова. Кому понадобилось снимать такое кино? "Кровавой гэбне"? Как-то сомнительно. Предположение о существовании в брянских лесах больных на всю голову поклонников Гитлера кажется как минимум не менее убедительным.

В виртуальном убийстве двух анонимных гастарбайтеров кроется такой же абсурд, как и в смерти Александра Литвиненко. Это, например, дало возможность Алексею Навальному даже без просмотра видео обвинить в его создании ФСБ. Не уверен, что подобный подход правилен. Однако, как и в деле Литвиненко, все вопросы может снять только компетентное расследование.

Хотелось бы иметь уверенность, что этот инцидент получит достаточную огласку и будет расследован самым тщательным образом. У нас есть виды города, вблизи которого, возможно, было совершено преступление, лица жертв. Сам видеофайл может быть исследован на предмет фальсификации и монтажа. Будем надеяться, закон еще скажет в этом деле свое веское слово. В любом случае даже постановочное изготовление подобной продукции подпадает под закон об экстремизме.

Но видео это примечательно и другим: этим роликом мы вступили в новую эру. Раз кто-то снимает подобные фильмы, значит, ему кажется, что аудитория созрела для такого продукта. Если кто-то вершит подобные деяния, значит, рассчитывает быть понятым; если имитирует их, значит, стремится опробовать новые методы воздействия на электорат.

И точно, зрители оказались не готовы что-то противопоставить этой сцене террора. Оставим без внимания анонимные вздохи соболезнований и радостные крики ура, рассыпавшиеся по Сети в ответ на публикацию записи. Возьмем реакцию вполне реальных людей.

Вот Евгений Валяев, молодой помощник бывшего депутата Госдумы от ЛДПР Николая Курьяновича, публично предупреждает соратников: "Хочу напомнить о соблюдении правил безопасности при комментировании подобного рода информации. Не нужно призывать к убийствам, даже в комментариях. Видео привлечет обильное внимание спецслужб. Будут идти следственно-оперативные действия, при которых все, кто особо отличился в комментировании и распространении видео, будут как минимум "задолбаны" хождениями на допросы и обысками, а как максимум – будут предъявлены обвинения по статье призывы к насилию (убийство), причем отягчающее – это призыв к убийствам именно по национальному признаку. Так что будьте корректны, я бы даже сказал – толерантны. Комментарии а-ля "нужно убивать ТАК каждый день каждому русскому!" можно заменить и сказать проще – "на мой взгляд - это видео эмоциональный, но вполне адекватный ответ на убийства русских солдат в Чечне и т.д.".

Таким образом г-н Валяев очень красноречиво характеризует публику, с которой ему приходится работать. Правда, он идет дальше и берется сам анализировать видео, в результате чего делает следующее замечание о характере убийц: "По материалам можно определить, что люди в масках:
- христиане, ибо хоронят жертв после убийства, а не поджигают и несут их на капище, дабы отдать "дань своим богам". Хотя, можно сказать, что не хоронят, а прячут.
- бывшие (или не бывшие) военные, либо работники спецслужб, ибо режут глотку не как любители".

Пассаж о христианах особенно хорош: с тем же успехом людей в ролике можно было бы назвать вегетарианцами, поскольку они не стали перед камерой поедать трупы. Внимания заслуживают и представления юного патриота об армии и спецслужбах: это организации, в которых готовят профессиональных мясников и палачей.

В подобном ключе высказывались известные в Сети персонажи на многих интернет-форумах. Даже говоря о дискредитации националистического движения ФСБ, они расценивали казнь как нетрадиционную, излишне жестокую, малопонятную. И нигде не прозвучало реплики: "Баста! За каких же свиней держат нас наши соратники или недруги откуда-нибудь, если могут пытаться от нашего имени подсунуть такую гадость?!" Никто не сказал, что убийство – это плохо, а мученическая смерть безоружного человека ужасна вдвойне. Не вспомнил, что Дагестан – часть России, а значит, ни колонистами, ни оккупантами его жители не могут быть здесь по определению.

Наоборот, всеми этими "не столь кровавыми средствами" и "только в надлежащее время" сторонники национализма в очередной раз показали, что все критерии законности, на которые они любят ссылаться, изображая себя ущемленными в правах, для них на деле ничего не значат. Они лишены правового, а следовательно, и организационного начала. Поэтому когда реальность (пусть и виртуальная) поворачивается к ним кровавым рылом, с ужасом или энтузиазмом они обречены узнавать в нем себя и говорить "здравствуйте!".

Рискну предположить, что публикация этого ролика в Сети – начало конца стихийного русского национализма новейшего времени, который так и не сумел породить из себя какой-либо идеологии, какого-либо организационного принципа. Его удел теперь – маргинальные преступления и пакости, а его сторонникам-журналистам достается почетное положение слабовольной жены при алкоголике-муже, вынужденной оправдываться перед окружающими за его пьяные выходки.

Но увы, и среди людей, не принадлежащих к политическим союзам, не ощущается готовности организованно осудить подобные преступления. Максимум, на который они оказались способны, – соотнести себя с жертвами и ужаснуться. Однако подобная реакция неспособна остановить рецидив таких преступлений. Похоже, формирование устойчивых гражданских связей начнется в России лишь тогда, когда представители национальных диаспор, ассимилировавшихся на этой территории, от практики круговой поруки перейдут к публичным отстаиваниям своих прав и требованиям защиты власти. Возможно, тогда в ответ на это русские граждане начнут как-то реагировать на безумства, творимые их одичавшими соплеменниками. А пока будем смотреть телевизор - на домашние экраны скоро придет "Груз 200".

Досье: Нацистская "казнь" на видео

Илья Переседов, 15.08.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей