О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/War/m.136332.html

статья Две твердыни

Илья Мильштейн, 05.05.2008
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Картинка из школьного учебника отложилась в памяти нечетко. Какая-то городская стена. Метательные машины: баллисты и катапульты. Тараны с металлическим, что ли, наконечником в форме бараньей головы. Веревочные лестницы, по которым карабкаются штурмующие толпы. А с той стороны, со стены, их натурально обваривают кипятком, осыпают известью, оглушают тяжелыми предметами.

Цветные такие были иллюстрации, реалистичные, веселенькие.

Чего не было на тех картинках, так это сражений между осажденными крепостями. Даже в голову не приходило, что такое возможно: стоящие впритык, упершись рогом, две стены, за которыми засели противники. Тараны, лестницы, кипяток с обеих сторон. Стенка на стенку.

Надо было дожить до ХХI века, чтобы увидеть такое.

Крепость "Россия" осаждена с запада. Оттуда надвигается НАТО, неутомимо расширяясь на восток. Там полыхают разноцветные революции. В том направлении, если сильно напрячь зрение, за морями-океанами можно разглядеть главного врага, сидящего в Белом доме.

Крепость "Грузия" осаждена с севера. Оттуда надвигается Россия, неуклонно присоединяя к себе отколовшихся и самопровозглашенных. Там вынашиваются зловещие планы войны. В том направлении, если сильно напрячь зрение, можно разглядеть главного врага, сидящего в Кремле.

Как все несчастливые крепости, каждая избывает горе по-своему. Есть лишь одна черта, роднящая их в несчастье. Это синдром осажденной крепости, успешно внедряемый в головы граждан властями в Тбилиси и Москве. Большинство россиян видит в Грузии Михаила Саакашвили слабого, но опасного врага, злобную марионетку Америки. Большинство грузин видит в путинской России грядущего оккупанта, отторгающего у страны ее исконные территории. Стравливая народы, власти решают одну из самых главных проблем, стоящих перед авторитарными режимами: запугивают граждан. Страх порождает ненависть, направленную в нужную сторону – вовне. В сторону Америки, Грузии, России.

Однако различий побольше.

Прежде всего в размерах осажденных крепостей. "Россия" нависает над "Грузией": размахивая крыльями, двуглавый орел затмевает тбилисское небо. Соответственно, силы также неравны: у великой державы, вооруженной ядерными ракетами, их побольше. Поэтому Москва, конфликтуя с Тбилиси, может позволить себе почти все что угодно. Вручать абхазам российские паспорта. Заботясь о соотечественниках, размещать в Сухуми и Цхинвали некие представительства "по защите интересов граждан России". Устами начальника Генштаба угрожать соседу "мерами военного и иного характера". Увеличивать количество так называемых миротворцев. Сбивать грузинские самолеты.

У слабых в дискуссии с врагом свои аргументы. Те же беспилотные самолеты, каждодневно погибающие за Родину в безоблачном абхазском небе. Апелляции к мировому общественному мнению. А также ирония, это вечное оружие бессильных. Например, когда в Москве заговаривают о приготовлениях Саакашвили к вторжению в Сухуми, тбилисские дипломаты советуют российским силовикам для успокоения нервов попить лекарств, причем сильнодействующих. Валерьянка, говорят, уже не поможет.

Между тем валерьянкой, если не валиумом, пора запасаться всем, кто с той или иной мерой беспристрастности наблюдает за крепостными баталиями. И дело даже не в том, что конфликтующие стороны могут дошутиться до полноценной войны, тем более опасной, что стратегическим партнером Грузии является Америка. Более всего удручает атмосфера маразма в отношениях между Тбилиси и Москвой. Эта атмосфера сгущается годами, и вот дело уже дошло до сильнодействующих лекарств. При этом очевидно, что ни Грузия, ни Россия не собираются отступать. Путин тверд в своем желании навсегда защитить соотечественников в Абхазии и Южной Осетии. Столь же тверд и Саакашвили, для которого соотечественники Путина были и остаются гражданами Грузии. Да и сами эти соотечественники, проживающие в Сухуми и Цхинвали, очень твердо знают, с кем хотят жить, а с кем не хотят.

Картинка в позабытом учебником радовала своей статичностью. Дротики зависали в воздухе. Водопады кипятка были неподвижны. Падающие люди не долетали до земли. Картинка из ХХI века постоянно меняется на глазах. Она столь динамична, что дошло уже до сообщений об эвакуации посольств из тбилисской осажденной крепости. Особый смак этих новостей в том, что передают их российские информационные агентства – из осажденной крепости в Москве.

Илья Мильштейн, 05.05.2008