О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/War/Chechnya/m.12928.html

статья Ты и могучая, ты и бессильная

Владимир Ермолин, 25.10.2002
AP

AP

Террористы, захватившие заложников, требуют прекратить войну. Они могли бы потребовать привезти им Салмана Радуева или выпустить из тюрем своих родственников и боевых товарищей. И власть скорее всего пошла бы навстречу – слишком велика цена, которую бы в противном случае ей пришлось заплатить за свою непоколебимость. Террористы вполне могли бы настоять и на свидании с ненавистным всей Чечне полковником Будановым. Унизительно для власти, для государства, но в конце концов 700 жизней против одной... А еще власть не стала бы мешкать, запроси террористы любую фантастическую сумму, безопасный проезд в аэропорт и самолет с полными баками. Такое требование для Кремля было бы подарком судьбы. Но подарка нет и не будет. Захватившие Театральный центр хотят одного – прекращения войны.

Израиль демонстрирует миру абсолютную несговорчивость с палестинскими террористами - никаких сделок. Но они требуют выпустить из тюрем своих боевиков. Они добиваются уничтожения самого Государства Израиль. Что бы сказал Тель-Авив, если террористы, захватив заложников, вдруг потребовали бы одного – прекращения войны? Понятно, вопрос в том, на каких условиях. Но это уже предмет переговоров, а не перестрелки.

Сегодня из всего населения России никто так страстно не хочет прекращения войны в Чечне, как 700 заложников в Театральном центре. И несколько тысяч их родственников и друзей. Родственники сейчас перед телекамерами митингуют с плакатами "Нет войне! Вывести войска!". Ими руководит страх за жизнь родных людей. Самый мощный мотив истинного миротворчества. И чувство это приобретено ими дорогой ценой. Остальная же Россия, за исключением немногих, к вопросам войны и мира равнодушна. Будь это не так, президент давно бы уже свернул бездарную контртеррористическую операцию и начал поиск цивилизованного решения чеченской проблемы.

Заложники наверняка уже поняли и прочувствовали суть короткого требования Мовсара Бараева и его людей – вывести войска. Журналисты уже вспомнили о "стокгольмском синдроме" – это когда заложники проникаются интересами террористов, даже как бы принимают их сторону. Люди перед лицом смертельной опасности, наверное, обретают какое-то особое зрение, позволяющее им рассмотреть то, что в обычной жизни не замечалось в упор. Например, трагедию и боль других людей. Конечно, срабатывают и другие факторы. Но всегда так получается, что убедить в правоте своего дела, в справедливости своих требований террористам удается только своих заложников (и то, конечно, не всех). Остальные, кто пребывает в безопасности, лишь умножают свою ненависть к террористам. Потому что нормальному человеку трудно смириться с мыслью, что хоть в чем-то прав тот, кто присваивает себе право распоряжаться чужими жизнями.

Поэтому и остается без внимания ключевая фраза этих трагических событий – "Прекратить войну!". Большинству россиян просто непонятно, о чем речь. Для большинства ясно одно – чеченские бандиты опять терроризируют мирных людей. И сонм комментаторов с телеэкранов и газетных страниц твердит стране, что эта акция доказывает необходимость еще более крутой зачистки всей Чечни, всех чеченцев независимо от места жительства. Они за войну до победного конца, они очень мужественным и решительны, эти "фронтовые" журналисты. Когда смотришь на них, одна мысль свербит в мозгу – ну почему, ребята, вы не любители мюзиклов.

Что там говорить, терроризм – это мрак, дикость, страшное преступление против человека. И оправдания ему нет и быть не может. Думается, куда большего добились бы Бараев и его соратники, если бы вышли на площадь и на глазах у всего мира рванули свои детонаторы. Эта смерть потрясла бы мир не меньше, чем участь мирных заложников. Но это была бы для Чечни, для ее будущего, для всех мирных и немирных чеченцев смерть уже с другим знаком. А карать безоружных и невинных – это однозначная низость.

Но я не о Бараеве, а о нас. О всех, кто еще не испытал на себе, что такое "стокгольмский синдром". О том, почему мы начинаем ненавидеть войну только под дулом автомата.

Все статьи по теме

Владимир Ермолин, 25.10.2002