О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Алексей Венедиктов: "Я знаю, что за кошмар мучает Путина"

Марк Подрабинек, 26.02.2002
Алексей Венедиктов. Фото с сайта 2000.novayagazeta.ru
Алексей Венедиктов. Фото с сайта 2000.novayagazeta.ru
Реклама

27 февраля команда нынешнего главного редактора радио "Эхо Москвы" Алексея Венедиктова примет участие в конкурсе на новую FM-частоту с новым проектом "Арсенал". Накануне конкурса г-н Венедиктов в интервью Граням.Ру изложил свои взгляды на проблемы "Эха Москвы" и российских СМИ в целом.

Марк Подрабинек: Если представить себе треугольник "Эхо Москвы" - "Газпром" - Кремль", что можно сказать о позициях этих сторон? Что сейчас происходит?

Алексей Венедиктов: "Газпром" пытается продать активы и, как он заявляет, вернуть какие-то деньги. Хотя понятно, что продажа связана с политическими позициями, потому что продадут не каждому. Кремль после истории с ТВ-6 получил мощнейший удар. Это ведь второй "Курск" на самом деле. Я общался с западными бизнесменами: они не говорят в общем о свободе слова, но вот решение арбитражного суда под влиянием политических составляющих для них ясно. Это для нас может быть неясно. А западные инвесторы, которые измеряют все в долларах на секунду в квадрате, поняли, что в Россию идти не надо. Они оценивают это решение как политическое и примеряют на себя. Поэтому Кремль в данном случае должен искать спонсора, чтобы доказать, что это не так, что здесь нет политики. А "Эхо Москвы" безуспешно пытается выкупить акции, делая вид, что здесь нет политической подоплеки.

М.П.: Полторы недели назад вы получили письмо с Кипра (от дочерней компании "Газпрома" Leadville Investment с требованием изменить состав совета директоров "Эха Москвы". - Ред.)

А.В.: Да. Не был там, кстати, а зря.

М.П.: Ну, может, в следующем письме пригласят.

А.В.: Да, я уже чувствую.

М.П.: Так вот, насчет письма. Можете ли вы прокомментировать вероятное обновление состава совета директоров радиостанции, как на этом настаивает "Газпром"?

А.В.: На самом деле письмо это совершенно законное. Российские законы позволяют контролирующим акционерам, в данном случае "Газпрому", полностью контролировать совет директоров и набрать девять голосов из девяти. Но тут возникли две проблемы. Во-первых, пренебрегают мнением миноритарных акционеров, а у журналистов все-таки 34 % акций. Побольше, чем у "ЛУКОЙЛа" было в ТВ-6, между прочим. А во-вторых - какой смысл обновлять сейчас совет директоров, если "Газпром" заявляет о продаже акций другому инвестору? Зачем же, ребята, вам это надо? Давайте подождем другого инвестора. Кто там придет, я не знаю: Йордан, Тернер, Березовский, Иванов - министр обороны, Иванов - министр иностранных дел... Давайте тогда с новыми инвесторами, акционерами мы и поговорим. Я, например, на своем посту останусь либо не останусь с учетом личности нового акционера. Потому что его деловая репутация безусловно ударит по моей журналистской.

М.П.: Если это будет, скажем, Йордан, вы уйдете?

А.В.: Если придет Борис Алексеевич Йордан, я не останусь - и даже объясню почему. Я ему сказал: если вы становитесь контролирующим акционером, это будет инсайдерская, то есть нечестная сделка, поэтому я буду относиться к этому как к нечестному поступку. Вот и все. Ну, сказал он, мы потом поговорим. Поговорим, я согласен. Если господин Йордан, купив пакет, уступит журналистам 9 % акций и у нас будет равенство, то это тема для разговора. Если же это покупает какая-то структура, аффилированная с "Газпромом" или с властью, это тоже для меня невозможно. Я останусь акционером и буду наблюдать и требовать от нового менеджмента то, что мне принадлежит по праву. Но остаться главным редактором радиостанции - вы понимаете, там же есть сугубо репутационная проблема. Ну разве придет президент Буш на радиостанцию, принадлежащую "Газпрому"? Нет, конечно. Мои слушатели потеряют возможность задать вопрос Бушу. Это плохо. Поэтому я буду принимать решения исходя из того, какие решения примет "Газпром". Это их право, но я, слава Богу, не крепостной, могу взять и уйти.

М.П.: Возможна ли договоренность с властью? Где граница такого компромисса?

А.В.: Договоренность кроется в области законодательства. Ну, скажем, у меня же был позитивный опыт, когда в прошлом январе президент собирал главных редакторов и я поднял вопрос о том, что новые поправки к закону о СМИ, которые вносятся от имени президента, рушат всю конструкцию закона о СМИ. И президент публично сказал: "Венедиктов прав, останавливаем процесс". И, как вы помните, ни одна поправка от имени президента в 2001 году не была внесена. Хотя они уже были готовы их внести. Это процесс нормальный: я - субъект права, президент - субъект законодательной инициативы. Я готов договариваться. И о том, какие сейчас идут поправки в закон о СМИ, я тоже готов договариваться. Но что касается редакционной политики... Я считаю, что моя редакционная политика более правильная и последовательная, чем политика Кремля вообще. Мне представляется, что роль прессы - это всегда роль критика власти. Я представляю себе своих слушателей, которые всегда недовольны властью. Кто-то недоволен повышением цен, кто-то - понижением, кто-то - экспортом, кто-то - импортом. Задача прессы в любом обществе - противостоять власти в смысле критики. Они - объекты моей критики, как я могу договариваться с объектом?

М.П.: Я имею в виду конкретную нынешнюю ситуацию.

А.В.: В нынешней ситуации договоренности могут быть любыми - за исключением касающихся редакционной политики. Я как главный редактор по закону о СМИ определяю редакционную политику. Ни акционеры, ни Кремль, ни президент Путин, ни президент Буш, ни президент марсианской республики. Первое условие: я буду делать то, что я хочу. Все согласны? А теперь давайте разговаривать. В данном случае я стою строго на принципиальной позиции. Вы хотите по-другому? Тогда - другой главный редактор. Пожалуйста, это не вопрос.

М.П.: Последние события, связанные с "Эхом", вполне можно назвать атакой на вас. Как Вы думаете, есть ли связь между этой атакой и тем, что вы приняли на работу сотрудников ТВ-6?

А.В.: Я такую связь прослеживаю. Хотя господин Йордан говорит: "Да вы что?" Дело в том, что кто бы ни был контролирующим акционером "Эха Москвы" (сначала это был Гарри Каспаров, потом Владимир Гусинский, сейчас "Газпром"), мы всегда договаривались, хотя этого и нет в уставе, что интересы всех групп акционеров должны быть представлены в совете директоров. Первый раз за одиннадцать лет они хотят забрать все. У них и так 52 % - они и так все контролируют. Естественно, когда мы принимали журналистов с ТВ-6, в определенной степени это была демонстрация. Демонстрация собственного "нестраха". И нам ответили демонстрацией. Это та же история, что и с "ЛУКОЙЛом". Сам "ЛУКОЙЛ" грохнул ТВ-6. Выполнял он политический заказ, хотел заслужить политические дивиденды - какое значение это имеет? Да никакого. Понятно, что в данном случае его интересы совпали с интересами власти. Пусть "Газпром" сначала разберется, совпадают ли его интересы - грохнуть "Эхо Москвы" в том виде, в каком оно есть, - с интересами Кремля. Пусть они там разговаривают, мне неинтересно.

М.П.: А позиция Путина вам известна?

А.В.: От двух разных людей, которым я абсолютно доверяю, я знаю, что Путин знает об этом. Вот это самое главное. Он в курсе ситуации. Он может просто за ней наблюдать, может давать сигналы. Его точка зрения меня заботит постольку, поскольку она влияет на ситуацию с неподконтрольной прессой. Как гражданин я хочу получать неуправляемую, неконтролируемую информацию. Что он там говорит внутри чего-то, я не знаю, мы давно не виделись. Думаю, что его точка зрения неизвестна и тем, кто принимает решения в "Газпроме", - по "Эху Москвы" во всяком случае.

М.П.: А как вы думаете - Путин и свобода слова в России совместимы?

А.В.: Ой, вы знаете, оба эти понятия неустоявшиеся. И у Путина взгляды неустоявшиеся на эту проблему. Я еще год назад уверенно говорил, что для Путина нет понятия "свобода слова", а есть понятие "пресса - инструмент для модернизации России". Очень благородная цель, но "инструмент". В отличие от многих западных стран, где это уже среда обитания. Вот у нас был с ним про это разговор. Он говорил, что пресса должна помогать строить, а я говорил, что пресса не помогает и не мешает, это как воздух, среда обитания. Понятно, что президентом Путина сделала пресса. Так же, как Ельцина в 1996 году. Вот представьте себе ночные кошмары этого человека: возникает какой-нибудь генерал Шаманов, из которого первый и второй каналы делают нового президента. Я думаю, это его мучает. Поэтому он относится к прессе как к инструменту для решения задач. На самом деле у Путина может быть любая точка зрения. Главное, чтобы мы, журналисты, которые этим занимаются, и наши слушатели имели нормальную точку зрения. А президент должен под влиянием оппозиции, прессы, избирателей свою точку зрения на свободу корректировать. Если он человек умный, то он и будет корректировать. А если нет, то его ожидает судьба Михаила Горбачева, который отказался в конечном итоге корректировать свою точку зрения.

М.П.: Расскажите, пожалуйста, о вашем новом проекте.

А.В.: Это такая старая идея - создать первое в России разговорное радио, справочное бюро.

М.П.: Оно будет похожим на "Эхо Москвы"?

А.В.: Нет. Если сформулировать кратко, то разница в порядке приоритетов: "Эхо Москвы" - это новости, комментарии и гости, а "Арсенал" - это гости, слушатели, новости и комментарии. Уже слоган придуман: "Арсенал - это радио/активное радио".

М.П.: Прокомментируйте, пожалуйста, ваше сегодняшнее заявление о том, что вы уходите с "Эха"?

А.В.: Заявление - это лишь исполнение взятых год назад обязательств, когда я сказал, что не буду работать на национализированном радио. Поскольку "Газпром" до сих пор не принял решения, а февраль истек, я выполняю обязательство, которое на себя взял. Ничего нового в этом нет. Я ухожу, и не буду выдвигаться дальше. Вот и все.

М.П.: Понятно. И что касается завтрашнего конкурса...

А.В.: О, завтрашний конкурс, он многое решит для тех журналистов, которые, как и я, хотят работать и делать то радио, которое мы хотим делать. Других запасных площадок, как тут выразились одни ваши коллеги, у нас нет.

М.П.: Ваши прогнозы на завтра?

А.В.: Прогнозы давать трудно. Это, знаете, как в Солт-Лейк-Сити: брать ли баночку для проверки на допинг с собой? Прогнозы лежат в судейской коллегии.

Союз с рыжим - Грани.Ру, 11.02.2002
"Эхо" идет в бой за "Арсенал" - Грани.Ру, 05.09.2001
"Эху" подбросили пакетик - Грани.Ру, 17.07.2001
Немцову как-то Кoх... - Грани.Ру, 11.07.2001
Сергей Бунтман: "Мы против национализации СМИ" - Грани.Ру, 05.07.2001
Ни олигарху свечка, ни государству кочерга - Грани.Ру, 05.07.2001
Веник разбирают на прутья - Грани.Ру, 11.07.2001
"Эху Москвы" осталось три месяца - Грани.Ру, 17.04.2001

Марк Подрабинек, 26.02.2002

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей