О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

новость По делу о подготовке взрыва в московском метро дали сроки от 17 до 19 лет

24.12.2018
Фуркат Кушаев в суде после ареста. Кадр ТВЦ
Фуркат Кушаев в суде после ареста. Кадр ТВЦ
Реклама

Коллегия Московского окружного военного суда под председательством Константина Репеты вынесла приговор по делу о подготовке взрыва на станции столичного метро "Теплый Стан". Такую информацию сообщает "Медиазона" со ссылкой на адвоката Магомедшамиля Шабанова, который защищает одного из фигурантов - 25-летнего приезжего из Дагестана Магомеда Давудова.

22-летний гражданин Узбекистана Мухаммадъюсуф Ашуров осужден к 19 годам строгого режима. Давудов и остальные двое фигурантов - 25-летний гражданин Узбекистана Фуркат Кушаев и 27-летний гражданин Таджикистана Абдушукур Гульмирзаев - получили 17-летние сроки, также в колонии строгого режима.

Все четверо объявлены виновными по части 2 статьи 205.4 (участие в террористическом сообществе), части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), части 1 статьи 30 - пункту "а" части 2 статьи 205 (подготовка теракта в составе организованной группы), части 3 статей 222 (незаконный оборот оружия в составе организованной группы), 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе организованной группы) и 223.1 УК (незаконное изготовление взрывчатки в составе организованной группы).

Разбирательство по существу дела, начавшееся 11 октября, заняло больше десятка заседаний. В прениях сторон 18 декабря прокурор запрашивал для Ашурова 21, а для каждого из остальных фигурантов - 20 лет колонии.

О задержании фигурантов ФСБ объявила 25 мая 2017 года; на другой день всех четверых отправили в СИЗО. Сообщалось, что Давудов неофициально работал водителем погрузчика на заводе Coca-Cola в Новопеределкине, Новая Москва, а Ашуров и Кушаев постоянной работы не имели. Между тем "Медиазона" теперь передает, что все четверо были работниками завода Coca-Cola; в частности, Ашуров - грузчиком.

Согласно фабуле дела, Ашуров "исповедовал агрессивную форму ислама" и еще в 2011 году, узнав о начале войны в Сирии, задумал вступить в "Исламское государство". В действительности структуры с таким названием на тот момент не существовало - действовала группировка "Исламское государство Ирак". В Сирию эта группировка вторглась лишь в 2013-м, предварительно сменив название на "Исламское государство Ирака и Леванта".

С конца декабря 2016 по апрель 2017 года, утверждается в деле, Ашуров общался в Telegram с эмиссаром ИГ А. Ахмаджоновым (или Ахмаджановым - в публикации "Медиазоны" присутствуют оба написания; фигурирует в материалах также под именем Умарджон), который якобы координировал деятельность сторонников организации в России и других бывших республиках СССР.

В начале апреля 2017-го Ашуров якобы получил от Ахмаджонова указание совершить в Москве в месте "массового скопления людей". Атаку, заявляется в деле, эмиссар требовал провести во время Кубка конфедераций по футболу, проходившего в столице и в Петербурге прошлым летом.

Тогда Ашуров, согласно обвинительному заключению и приговору, обратился к трем своим коллегам. В том же месяце - апреле прошлого года - они собрались в чайхане на Новоясеневском проспекте, где и разработали план взрыва бомбы на "Теплом Стане". Целью теракта, утверждается в деле, были "дестабилизация органов власти Российской Федерации и оказание воздействия на принятие ими решение о прекращении военной операции по пресечению террористической деятельности "Исламского государства" в Сирии и выводе с ее территории авиационной группы из России".

Далее фигуранты будто бы собрали информацию о работе выбранной для атаки станции метро, путях отхода, охране, а также купили в строительном магазине на улице Авиаторов "ацетон, перекись водорода, серную кислоту, электролит, сахар, аммиачную селитру, шестигранные гайки, шурупы" для изготовления бомбы.

Кроме того, утверждается в деле, "неустановленные лица по указанию Ахмаджонова" оборудовали в лесополосе недалеко от перекрестка улиц Шолохова и Новоорловской схрон с оружием. Получив по Telegram указание от эмиссара, фигуранты якобы забрали из схрона два автомата АК-74 с четырьмя магазинами, в каждом из которых было 30 патронов калибра 5,45 миллиметра, две гранаты РГД-5 и две гранаты Ф-1, все с запалами. Оттуда же они вынесли недостающие компоненты для изготовления бомбы, которую предполагалось закамуфлировать под автомобильный огнетушитель.

Кроме того, говорится в деле, фигуранты купили машину Daewoo Nexia, смартфоны и сим-карты. На смартфоны они установили Telegram.

Теракт, как утверждается, был запланирован на 17 июня. Кушаев якобы должен был встретить других фигурантов на автомобиле и подъехать к "Теплому Стану". Далее, заявляется в деле, предполагалось, что Давудов заложит бомбу перед стеклянными дверьми на станции и вернется в машину. Задачей Ашурова будто бы было дистанционно взорвать бомбу, а последствия теракта заснять на видео. Между тем Кушаеву и Гульмирзаеву предстояло следить за обстановкой, а после взрыва бросать в пассажиров гранаты и расстреливать из автоматов.

Далее, согласно фабуле дела, фигуранты намеревались скрыться и связаться с Ахмаджоновым, чтобы тот через посредников передал им деньги и документы на чужие имена. После этого обвиняемые якобы намеревались выехать в Сирию.

После арестов фигурантов сообщалось, что они дали признательные показания. При этом Гульмирзаев настаивал, что знакомые использовали его втемную и к подполью он отношения не имеет. На слушаниях об аресте он заявлял: "Мой друг Ашуров готовился взорвать. Я ничего не готовил. Он таскал в квартиру странные коробки, у него были друзья из Сирии, которые его информировали".

Между тем на первых слушаниях по существу дела в МОВСе подсудимые полностью отвергли обвинения, объяснив дачу признательных показаний на следствии пытками. В частности, Давудов указал: "Нас заставляли подписывать готовые бумаги. Я даже не видел, что там написано".

В нынешней публикации "Медиазона" ссылается на заявление Ашурова, в котором он сообщает, что силовики из ФСБ избивали его до крови, нанося удары в том числе по яичкам, и придушивали до потери сознания. "Все это для того, чтобы я признался в том, к чему вообще не причастен, и у них это удалось, - отмечал арестованный. - Так как я не железный человек, не выдержал пытку и подписывал то, что мне предлагали".

После задержания, написал Ашуров, ему и схваченному вместе с ним Кушаеву натянули на лица шапки, зафиксировав их скотчем, после чего в некоем фургоне заставляли брать в руки некие предметы. Кушаев идентифицировал один из этих предметов как гранату. Как можно предположить, таким образом силовики получали отпечатки пальцев на "вещдоках".

На суд о первом продлении ареста, также сообщил Ашуров, его конвоировали те же силовики, что и задерживали. По дороге арестованного избили из-за высказывавшихся им уже до этого жалоб на пытки. На обратном пути его снова избивали, требуя, чтобы в дальнейшем он не обращался с жалобами.

Относительно существа дела Ашуров в своем заявлении сообщил, что в чайхане на Новоясеневском случайно повстречал Давудова и Гульмирзаева, с которыми был некий Рустам - знакомый Ахмаджонова, упоминаемого в деле как эмиссар ИГ. Мужчины вместе пообедали, а далее Рустам вывел Ашурова из чайханы и предложил совершить теракт в Москве. Рабочий наотрез отказался обсуждать эту тему и вернулся в помещение.

Насчет того, был ли Рустам провокатором из ФСБ, в публикации "Медиазоны" предположений не делается.

24.12.2018


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей